05.10.15

Изучение иностранного опыта лесопользования в плане борьбы с коррупцией дает нам, россиянам, богатую пищу для размышлений.

Чаще всего «наши люди» за примерами «правильного лесопользования» ходят в Северную Европу, США и Канаду. Финский опят лесопользования признан едва ли не эталонным, поскольку обеспечивает рост доходов от лесной отрасли и обгоняющие темпы лесовосстановления.


На текущий момент времени в стра­нах Западной Европы, США, Канада и т.д. около 65% лесов находятся в частной собственности

На текущий момент времени в стра­нах Западной Европы, США, Канада и т.д. около 65% лесов находятся в частной собственности. Из чего нередко делается вывод – нужно передать леса в частные руки, и все будет хорошо. Тем более что каким бы «священным» ни было право частной собственности, но в Северной Европе государство ограничивает его самым бесцеремонным образом.

Например, в Норвегии (там почти все леса на­ходятся в частной собственности) собственники не только не вправе запрещать использование своих лесов другими людьми в рекреационных целях, но еще обязаны не проводить рубку де­ревьев в определенных местах и в установ­ленные дни, если это мешает отдыху людей.

То есть страх перед хищническим истреблением лесов частником преувеличен. Там, где государство устанавливает жесткие правила, хищнического истребления не происходит.


В Китае реализуется самый масштабный проект озеленения в истории человечества!

Впрочем, совсем иной опыт лесопользования дает нам наш великий восточный сосед – Китай. В Китайской народной республике в настоящее время реализуется самый масштабный проект озеленения в истории человечества! Называется проект «Великая зеленая стена». Леса «Великой зеленой стены» должны защитить страну от опустынивания земель. Масштабы фантастические: на данный момент зеленая стена располагается на территории 13 провинций, занимая площадь около 220 000 км² – это соответствует площади Великобритании.

В некоторых областях уже видны результаты проекта: местности, где жители были вынуждены каждый день очищать дома от песка, вновь пригодны для жизни, а пыльные бури стали значительно менее губительными. По подсчетам, уже высаженные леса задерживают около 200 млн тонн песка в год.

С 1970-х гг. площадь лесов Китая стала почти вдвое больше. В 2003 г. Китай начал структурную реформу предприятий лесной промышленности. В ходе реформы лесные районы были переданы в аренду крестьянам, а их права юридически засвидетельствованы; теперь крестьянин считается собственником тех деревьев, которые он сам посадил. Кроме того, крестьяне получили право обрабатывать облагаемую налогом землю или же передать свое право пользования другим лицам или фирмам. Эта реформа дала крестьянам стимул вкладывать средства в насаждение лесов.

То есть в Финляндии, где лесами владеет частник, идет активное лесовосстановление, в Китае, где правят коммунисты и человек может владеть лишь деревьями, а не лесными угодьями, масштабы лесовосстановления – еще больше. И только в России, где леса передаются арендаторам на десятки лет, идет хищническое истребление лесов, а лесовосстановление имеет крохотные масштабы.

Может быть, в аренде – корень зла?

Увы. В республике Беларусь основные лесопользователи – тоже арендаторы. Леса передаются им в аренду на срок от одного года до 15 лет. А масштабы незаконных рубок меньше даже, чем во времена СССР! Ну и масштабы коррупции в Белоруссии с российскими несравнимы.


Выходит, дело не только в огрехах, которые содержит российский Лесной кодекс, и не столько в типе лесопользования (государственный сектор, аренда, частная собственность), а в эффективности функционирования государственной системы вообще и борьбы с коррупцией как таковой?


А лесная отрасль – лишь один из элементов общей картины?

Заместитель главного редактора федерального журнала «Регионы России»

Вячеслав Ярин