19.09.15

Член Молодежной общественной палаты России Галина РАТНИКОВА рассказала о своей благотворительной деятельности и о том, какие трудности приходится преодолевать на этом пути.

– Галина, почему вы занимаетесь благотворительностью, что вас подтолкнуло к этому?

– Благотворительностью я занимаюсь последние пять лет. Все началось случайно. Несколько лет назад  мне поступило предложение от моей знакомой Евы Христенко (которая к тому моменту уже активно занималась благотворительностью) поехать с ней в очередную поездку в детский дом в Тверской области. Помогать детям и бабушкам мне хотелось всегда, но я не знала как. И побывав в интернате, в моем сознании произошли серьезные изменения. Во-первых, я поняла, что помогать,  совсем несложно. Во-вторых, я осознала,  что это невероятное счастье – видеть детей, которым ты конечно никогда не заменишь маму, но сможешь дать хоть немного теплоты. Думаю, что для многих именно это и является главной мотивацией.

– Что  для вас благотворительность? Это в первую очередь материальная помощь или все-таки духовная?

– За мой непродолжительный стаж благотворителя я так и не определила, что же важнее. Моя история началась с общественной работы в качестве руководителя инициативной группы помощи детям-сиротам при Общественной палате России. Тогда, за два с половиной года, мы объездили более 56  регионов России, и основной задачей на тот момент было решение материально-технических проблем. Многим удалось помочь.

Затем  я уже в качестве советника губернатора Тульской области по социальным вопросам пыталась решить всё те же проблемы, но в конкретном регионе. И имея возможность «копнуть» глубже, я поняла, что материально-техническое состояние учреждений важно, но также важна социальная адаптация детей в обществе, их профессиональная ориентация и конечно психологическое состояние. Именно поэтому  мы в Тульской области помимо решения материально-технических проблем стараемся наполнить интернат волонтерами, развивающими программами, а самих детей максимально включить в общественную жизнь региона.

– Люди нуждающиеся – какие они, на ваш взгляд? Им нужно сочувствие или напротив – они очень сильны духом? Что необходимо сделать для того, чтобы помощь детским домам была максимально эффективной?

– Люди, которым нужна помощь, очень разные. Впрочем, как и люди, оказывающие ее. Мой личный опыт таков: после моего первого посещения интерната со мной случилась истерика. Но в тот момент рядом со мной оказался опытный психолог, который сказал:  «Хочешь помогать – помогай, а не хочешь – тогда и не ной». Думаю, это очень правильные слова для всех, с кем случаются подобные приступы. Для детей, которые оказались в интернате, – это большой стресс, но, тем не менее, это все еще их жизнь, которая продолжается. Поэтому мне кажется, что от волонтеров и благотворителей не требуется слов сочувствия, а  скорее наоборот – ободряющие слова или просто возможность высказаться и поделиться наболевшим.

На мой взгляд, в благотворительности очень важна личная собранность и  скоординированность действий. На данный момент есть существенная проблема: в стране нет ни одного информационного портала, на который любой молодой человек или директор компании смог бы зайти и легко найти информацию, кому какая помощь нужна. В Тульской области мы такой портал сделали – help.tularegion.ru, где любой желающий найдет подробную информацию о социальных учреждениях и их нуждах. Порой бывает, в один интернат приезжают по три волонтерские группы в неделю, а в другой вообще никто никогда не ездит. А все потому, что нет информации о нем. Или подарки: детишек задаривают конфетами, а они ходят по бетонному полу, потому что линолеум стерся. А все вместе, – скоординированно – думаю, сможем сделать интернаты хорошими и снаружи, и внутри.

Известно, что вы бывали в детских домах большей части регионов России. Действительно ли везде руководство детских домов заботится о воспитанниках должным образом?

– Отвечу вам так: истории бывают разные. Но чаще всего это невероятно добрые люди с огромным сердцем. Другие просто не справятся с теми задачами, которые возникают перед ними ежедневно. Конечно, бывают сложности, некоторых директоров приходится менять, в работе появляются и молодые кадры, что позитивно отражается на всей системе интернатов и детских домов в целом.

В каком состоянии находится детский дом в городе Узловая?

– Это учреждение находится сейчас в прекрасном состоянии. За счет средств компании-спонсора мы провели ремонт крыши, столовой, сделали благоустройство территории, поставили новые игровые площадки. Детки также прекрасно себя чувствуют. Директор молодец, она хорошо наладила работу и с благотворительными фондами, и с волонтерскими организациями, такую работу можно назвать образцово-показательной.

– Как часто усыновляют детей из детских домов Тульской области?

Очень часто. Ситуация в целом неплохая. Но, к сожалению, тенденция такова, что потенциальные родители в основном рассматривают детей до 10 лет, без явных заболеваний. Поэтому сейчас мы ведем сотрудничество с фондами «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и «Измени одну жизнь» – снимаем фото и видео-материалы про наших детишек, для того чтобы постараться устроить в семьи детей старшего возраста и из коррекционных учреждений.

Существует ли в Тульской области проблема вторичного сиротства (возврат детей-сирот обратно в детский дом после усыновления)?

– Да, конечно. Это общая тенденция по стране. Но все не совсем так, как представляется обывателям. Случаев, когда мама с папой берут ребенка, а потом отказываются от него, не так много. Чаще всего ситуация выглядит иначе. Когда с родителями что-то случается, опекунство оформляют бабушки. Как правило, ребенок попадает в интернат в силу возраста опекуна или его смерти. Безусловно, это стресс, но на этот процесс мы практически не можем повлиять. Хотя и стараемся таким опекунам оказывать всяческую поддержку.

– Какие детские дома из Вашей практики наиболее проблемные?

– У нас в регионе, на мой взгляд, являются сложными большие коррекционные интернаты. Им обычно достаются огромные жилищные фонды, которые энерго не эффективны. Их дорого ремонтировать, дорого содержать, да и в целом постройки устарели. Нужно строить новые интернаты, современные, обеспечивающие проживание детей по семейному типу. И скажу вам по секрету,  такие планы уже есть.

– По статистике сейчас в России сирот больше, чем в войну. Какой выход видите Вы из этой ситуации?

– Думаю, что ничего эксклюзивного не сообщу. В первую очередь нужно вести  работу с семьей. В Тульской области работают 16 социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, которые направлены на создание условий для максимального сохранения семьи. Мы ищем работу взрослым, оказываем медицинскую помощь, с семьей работает психолог.

Второе: очень важно – это скрининги, которые нужно делать на ранних стадиях беременности. Ведь уже на них, можно узнать какие врожденные пороки есть у ребенка. Мы Тульской области даже сделали специальную выплату женщинам, вставшим на учет на раннем сроке, – 10 тысяч рублей. Повторюсь, большинство наших интернатов – коррекционные. А это значит, что в основном, к сожалению, отказываются от больных детей. И эту проблему необходимо решать.

Беседовала Ксения Гусева