08/09/15

Начиная  работу над этим очерком, взяла рассеянно томик Лермонтова – одну из настольных книг, к которым обращаюсь то и дело. Наугад раскрыла, но, как это бывает с классиками,  – открылось  там,  где нужно:  «Хотя я судьбой на заре моих дней,//О южные горы, отторгнут от вас,//Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз://Как сладкую песню отчизны моей,//Люблю я Кавказ»…   Любишь ли ты горы, уважаемый читатель? …Какой разговор  – «лучше гор могут быть только горы»! То есть, Кавказские горы –  в том числе? Я люблю.  Льщу себя надеждой, что так же, как любили Кавказ российские гении: не только за красоту и величие его божественно прекрасной природы, но также за дух вольности, врождённое благородство, присущие его народам. И еще, быть может, из-за нечаянной вины, – как её понимал Михаил Юрьевич в своём «Валерике». 

 После недавних невероятных усилий по достижению мира в этом регионе России, единственно разумное решение – признать, что призывы к оружию, к новой крови  – ничто иное как проявление современного варварства, безответственности.  Лучшие сыны Северного Кавказа принимают эту нравственную непреложность. Они давно выбрали мир, стабильность, гармоничное развитие внутри необъятной страны и – как истинные россияне  – заинтересованы в ее процветании и могуществе. Более того, именно они первыми бесстрашно заявили во всеуслышание в перестроечные девяностые: не дадим развалить страну! И по сей день, они отдают за неё свои жизни и здоровье. По странному стечению обстоятельств у нас больше известно о «житиях» террористов, чем об этих героях «времени перемен». Сегодня я хочу вывести из тени одного из них.


…Погода в тот день выдалась тёплая, безветренная. По-осеннему прозрачный воздух обнажил и приблизил мельчайшие подробности  горного пейзажа, знакомого Назиру с рождения. Запарковав свою «Ниву» прямо перед воротами, он решил  немного пройтись, прежде чем зайти к матери отобедать. Дома давно уже не ночевал из соображений безопасности, как, впрочем, почти все служащие аппарата МВД Ингушетии периода братоубийственной войны. Но родителей, конечно, навещал время от времени. Отлично мама готовит, а сегодня он как раз на борщ приглашен … Слава Аллаху,  у нас теперь не так опасно, можно слегка расслабиться, – думал он, щурясь на яркое солнце. Ситуация, действительно, несколько стабилизировалась с тех пор, как сторонники образования Халифата на территории Северного Кавказа, – заявили о себе первыми терактами, а зловещее «ваххабит» и «салафит», появившееся в их лексиконе, – стало заменять собой традиционное в России «мусульманин». 

НА  ЧЬЕЙ  СТОРОНЕ  ПРАВДА

Ещё совсем недавно Назиру Евлоеву по нескольку терактов и вооруженных столкновений приходилось освещать ежесуточно. Будучи пресс-секретарем Министерства Внутренних Дел республики, он выезжал на место событий, чтобы лично сделать репортаж о каждом происшествии такого рода. Только в этом случае видеосъемке можно было доверять, как подлинной, ибо предательство и злодейство ходят рука об руку и появляются с неожиданной стороны. У подпольных «активистов» понятия о чести сместились, исказились до неузнаваемости. Выполнение задания становилось связанным со всё большим риском. Бывало, что взрывы и стрельба сопровождали съёмку. Фотография, выложенная на его странице в Фейсбуке, где Назир виден на фоне огненного фонтана, – как раз демонстрирует один из таких моментов –   тогдашние реалии Ингушетии. На гражданской войне как на войне, – переиначил Назир известную поговорку. Здесь каждая сторона истово отстаивает свою правду. Но как определить, кто прав, кто виноват? Те и другие ссылаются на, якобы, им одним ведомую любовь к родным очагам. Все говорят о жертве на алтарь справедливости. Брат идёт на брата, сосед на соседа, среди белого дня звучат выстрелы, и никто не застрахован от внезапного нападения… Что уж говорить о работниках правоохранения? – они постоянно на прицеле. 

Волна страшных терактов нарастала. Помнит, за сутки поступили рапорты о шести тяжких преступлениях с жертвами, в их числе взрыв эшелона, идущего из соседней Осетии, взрывы возле здания суда, на автобусной остановке. Двое суток тогда не присел, глаз не сомкнул, – не до этого было. Тогда же впервые назвал подпольные формирования бандитскими, полностью отдавая себе отчёт в этих словах. Нет, мусульмане так не поступают… – ужаснулся он, глядя на развороченные трупы. Нет, мы не такие…  – повторял он как заклинание.  Какова бы ни была идея – зачем убивать, почему не договариваться? Ислам миру учит! Даже обычное наше приветствие означает «мир тебе!», – продолжал он внутренний диалог с оппонентом. А однажды раз и навсегда для себя выяснил, на чьей стороне правда. Тогда неизвестные расстреляли автомашину. Погибли находящиеся в ней командир ОМОНа Муса Нальгиев с братом и тремя малолетними детьми и водитель. Очевидцы рассказали, что смертельно раненый Нальгиев умолял нападавших не стрелять в детей… но у бандитов рука не дрогнула. Документируя трагедию на камеру, Назир всё никак не мог сфокусироваться на маленьких недвижных телах.

ВОССТАНОВИТЬСЯ  УДАЛОСЬ  ТОЛЬКО  ЧЕРЕЗ  СУД

Он продолжал переносить на плёнку кровавые результаты «вооруженной борьбы повстанцев», отмечая про себя странную тенденцию замалчивания, которая стала намечаться. Как-то, в канун первого сентября, четыре «опера» патрулировали площадь в центре города, где должно было состояться  школьное мероприятие по случаю нового учебного года. Местность заранее тщательно проверили, очистили от всего постороннего, что могло бы помешать  проведению детского праздника. Но на стоянке, вплотную к площади, на которой завтра должна построиться «торжественная линейка», –  патрульные заметили припаркованную машину. Заподозрив недоброе, молодые ребята не побоялись – подошли ближе осмотреть транспорт на предмет безопасности. И тогда, укрывшиеся неподалёку преступники, нажали на пусковое устройство. Машину разнесло в клочья. Четыре человека  погибли во время исполнения служебного долга, ценою своих жизней предотвратив масштабную трагедию, – а им не только «героя» посмертно не дали, но ещё и попытались списать сам факт их гибели на дорожно-транспортное происшествие, передав средствам массовой информации заведомо ложные сведения. 

Фальсификация, продолжающиеся попытки его тогдашнего начальства скрыть истинное положение дел, смягчить идущие наверх сводки о преступлениях, умалить последствия терактов – настораживали не одного Назира. Всё ли тут чисто, – анализировали они ситуацию? Отказавшись участвовать в покрывательстве и искажении фактов, – Евлоев впал в немилость, превратился в идеологического противника собственного начальства. Но служил он честно. Каждый раз, добросовестно выполняя задание, вносил немалый вклад в защиту мирного населения от преступных группировок. Никаких нарушений устава не допускал, всегда делал ещё и сверх того, что положено, – придраться было не к чему. И дело доходило до того, что, в структуре правоохранительных органов расформировывали целые подразделения, чтобы избавиться от строптивого сотрудника, выведя его за штат. Он каждый раз чудом избегал отстранения от должности, но незаконное увольнение всё-таки состоялось, и восстановиться Назиру удалось только через суд. А после случая с газопроводом его даже посетили мысли о неискоренимости зла, беспомощности правоохранительной системы перед лицом криминального подполья.

ТЕРРАКТ  НА  ГАЗОПРОВОДЕ

В апреле 2005-го поступило известие, что повреждён один из участков газопровода возле хутора Гиреевых. Назир, в тот же момент готов был ехать на съёмки. Конечно, волновался: если это теракт, то за первым взрывом, вызывающим утечку, должен последовать второй. Годом раньше в Дагестане подобное уже имело место. Около тридцати сотрудников милиции из числа, прибывших на первый взрыв, – получили ожоги различной степени тяжести, после того, как, для всех неожиданно, сработало в укрытии второе взрывное устройство. Логика подсказывала, что на этот раз – в Ингушетии – всё может быть гораздо серьёзнее, ведь, давление газа на данном участке много выше. Значит, быстро образовавшееся газовое облако станет детонатором мощной взрывной волны, которая снесёт всё, что попадётся на пути. А на пути этой волны – посёлок с тремя тысячами душ – в основном женщины, старики, дети…

Медлительность руководства в этой ситуации халатностью уже не назовёшь. Но его словно ушатом ледяной воды окатили, рассуждая так, будто им заведомо известно, что налицо не более чем техническая поломка. Не суетись, дескать, просто труба дала трещину, её легко заделать без каких-то негативных последствий. Позвоним сейчас в Ставрополь, чтобы перекрыли доступ газа, – и все дела! Он представил всю эту процедуру: пока они дозвонятся, пока аварийщики пошлют кого-то перекрывать… и принялся было объяснять, что сжиженный в несколько атмосфер газ – всё равно будет рваться наружу, пока весь не выйдет, что надо, по крайней мере, безотлагательно убедиться, это не теракт, и нет где-то рядом другой бомбы, иначе – беда…

Но все доводы были напрасны. Чтобы не терять зря времени, Назир, не разбирая дороги, в одиночку бросился к месту пробоины. Чем ближе он подходил – тем явственней становился характерный серный запах. Уже видна стала рвущаяся из пробоины на высоту шести-семи метров тугая струя, тут же растворяющаяся в воздухе, всё слышнее её свист и шипение, всё труднее дышать… Последние шаги…  – Вот же оно! Ему удаётся заснять замаскированное в траве второе взрывное устройство: снабженный часовым механизмом снаряд гранатомета со взрывателем, прикрепленным к нему скотчем. Теперь у него есть вещественное доказательство! Обратно он возвращался одною силою воли.  Хоть бы, какую маску элементарную надеть, – сокрушался он запоздало… Только сознание выполненного долга и необходимость как можно скорее предъявить неоспоримый аргумент, каким являлась сделанная видео запись, – толкали его вперёд. Он и говорить-то уже толком не мог, показывая заснятые кадры. К месту утечки тут же выехала  опергруппа сапёров.

Жители спасённого селения в знак благодарности собрали более сотни подписей, послав их «наверх» по инстанциям. Естественно, им хотелось, чтобы героический поступок земляка не прошёл незамеченным. Из администрации президента пришло распоряжение: разобраться и представить к награде. Но любое уточнение обстоятельств дела могло привести как к разоблачению имевшей место «халатности», так и к выявлению геройского поступка, достойного соответствующего поощрения. Оценив для себя опасность предстоящего разбирательства, местное начальство не постеснялось отписаться: товарищ уже отмечен… «Наградные» 1000 рублей, то есть, примерно тридцать долларов по тогдашним меркам, – были для Назира пощёчиной. …Сумма смехотворная, ну да ладно, не для награды людей от верной смерти отвёл. И он продолжал служить с ещё большим рвением.

О  ПОГИБШИХ  ТОВАРИЩАХ

…Эх, зря это я опять о насилии в такой день, – возвратился Назир к действительности. – Как только теракты вспоминаю, – погибшие товарищи на ум приходят, и тут уж не до красот природы… Очень много он друзей потерял.  Среди них Мовли Добриев и Магомед Даурбеков, входившие в инженерно-техническую группу того же МВД. Оба и людьми хорошими были, и специалистами талантливыми. Он даже не боялся рядом стоять, когда они объект разминировали. Заботясь о качестве съёмки, приходилось, порою, идти на это, хотя инструкция строго-настрого запрещает подобное самовольство. С другой стороны, иначе он не создал бы фильма о невероятно опасной работе сапёров. На международном конкурсе «Детектив Фест» эта его лента под прозаическим названием «Инженерно-техническая группа» – завоевала первое место в своей номинации. Очередным ударом стало для Евлоева известие, что оба друга погибли одновременно с группой других, таких же опытных, сапёров. Устали, наверное, выполняя очередное за день задание, внимание рассеялось: видимый заряд обезвредили, а там ещё и скрытые мины были, – вот и подорвались ребята.

Получается, этой кинематографической работой он успел возвести своим добрым друзьям памятник нерукотворный. …Остались как память ещё и голуби, которых все трое разводили. Бывало, у кого из них унесёт сокол или ястреб голубку, – другой её яйца, а то и птенцов, к своей голубке подложит, чтоб не погибли.  До чего же красивые это создания – и впрямь, птицы мира, – говорит Назир. Особенно порода «белых павлинов» ему нравится. Из-за белоснежного оперенья, высокого хохолка, махровых «передничка» и «жабо», из-за мохнатых ног, густо поросших длинными как бы кудрявыми перьями, – кажутся они крупнее, чем есть на самом деле. А головку умеют аж до хвоста закидывать. Высоко летают эти птицы – еле их видно под облаками. С тех трагических событий, унёсших Мовли и Магомеда, – когда белые голуби в небо поднимаются, – Назир  наблюдает за ними, словно за полётом душ, своих погибших товарищей.

 

НЕ К ЖИЗНИ ПРЕЗРЕНИЕ, А К СМЕРТИ

Назир Евлоев вырос, воспитанный в дедовских традициях благородства, добросердечия, понятиях чести, радушия… и гражданином России, преемницы  СССР, ощущал себя не по принуждению. Знал, конечно, что история его страны, как и всякой другой, – полна трагических поворотов, но знал также, что за ее свободу и независимость в Первую, и во Вторую Мировую умирали его предки, называя ее войной Отечественной. Помнил и о достижениях мирной жизни, в общем-то, был их свидетелем. А когда в школе изучали Лермонтова, ему представлялось, что этот русский поэт, в душе такой же ингуш, как и он сам, если мог сказать: «Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство моё; вы носили меня на своих одичалых хребтах… Престолы природы, с которых как дым улетают грозовые тучи, кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился, тот жизнь презирает, хотя в то мгновенье гордился он ею!..». Поэтому русскую культуру Назир вобрал в себя без труда, без усилия над собой – и как свою собственную полюбил. 

«Как это он точно сказал, – отметил Назир, – но только, пожалуй, не к жизни, а к смерти презрение. Без этого и на задание не выйдешь, без этого трусом себя считать станешь, не сможешь служить в правоохранительных органах в такое сложное время». По сути, каждый рабочий день для него и его сослуживцев был испытанием. Чтобы такую службу нести – надо непритворно любить то, что защищаешь. Ступить утром за порог дома, не получив тут же пули в лоб, выполнить задание, да ещё и вернуться живым – было, в самом деле, фантастической удачей. Опасность подстерегала всегда и везде. И хотя Назир продолжал получать СМС с угрозами – по интернету и телефону, – не удивлялся, да и не боялся, если честно: притупляется чувство страха, когда опасность становится нормой жизни. Всё же, пережив несколько покушений, часто повторял известную мысль, кажется, въевшуюся уже в мозг: не приведи, господи, жить на изломе эпох! В памятный день 27 октября 2008 года, о котором рассказываю, – эта мысль посетила его как по заказу.

АГРЕССИЯ – УДЕЛ  СЛАБОГО

Поблагодарив мать за вкуснейший борщ, простившись с отцом, и, как всегда, обещая им быть осторожным, – он вышел из родительского дома с чувством, что не только в судьбе страны, но и в его собственной – свершается нечто важное… словно заканчивается некий фундаментальный этап  развития. С этим чувством он и захлопнул дверцу своей «Нивы». Легко управляя машиной на горной дороге, он вдруг спиной ощутил: кто-то у него «на хвосте». В зеркале замелькала, идущая несколько позади, белая легковушка… Он нажал на газ – она тоже пошла быстрее, он замедлил ход, – она пошла медленней. Так и есть, его преследовали. Он был свидетелем многих взрывов, управляемых на расстоянии (например, по мобильной связи), поэтому молниеносно пронёсся в голове уготованный ему сценарий – и в ту же секунду оглушил взрыв, подбросивший вверх. Контузия отключила на время болевые центры. Почти бессознательно – полуавтоматически – он выхватил пистолет и, отстреливаясь, вышел из машины, шатаясь, – ноги не слушались, что-то теплое, липкое било из него струёй и хлюпало в ботинке. «Брось пистолет!», – услышал он откуда-то издалека, – это подбежавшие на помощь люди, стоя в отдалении, боялись к нему подойти. Он разжал руку и потерял сознание.  

Доктора так и не смогли понять, каким образом их пациенту удалось пройти несколько метров на раздробленной в месиво ноге. Её пришлось ампутировать, собирать заново было не из чего. Весь изрешеченный осколками мощный организм всё-таки сопротивлялся тяжелейшим последствиям ранения… В те первые дни после теракта, немного придя в себя, он дал обет: выживу – посвящу оставшуюся жизнь утверждению мира без насилия. Разумеется, переливания крови нельзя было избежать, но внесённая при этом инфекция вновь отбросила его на грань жизни и смерти. Так он оказался в Германии, где врачи сделали, казалось бы, невозможное, чтобы его спасти, и он, наконец, понял, что будет жить.

В интернет сети выложен видео ролик: начальные  моменты отхождения от наркоза, заснятые друзьями в палате университетской клиники Любека. Назир лежит на больничной койке, глаза ещё закрыты, волевые черты  породистого лица совершенно спокойны, но по едва заметному движению губ угадывается:  он творит намаз. Много позже он сказал мне, что благодарил Аллаха за сохранённую жизнь и просил быть милостивым к тем, кто хотел его убить. Я спросила: а ты сам их простил? Конечно, – ответил он, – не ведают они, что творят. То, что вооруженные бандформирования делают на своей родной земле, – можно совершить только в состоянии безумия. А мне мои отношения с Богом дороже, чем держать в душе злобу или обиду, – добавил он, задумавшись. Я не удивилась его ответу. Далай-лама, кажется, сказал, что практикующий сострадание и прощение имеет огромную внутреннюю силу. Агрессия и непримиримость – характеризуют, как правило, внутренне слабого. А перед  нами, несомненно, сильный  человек.

СУДЬБА  БЫЛА  К  НЕМУ  МИЛОСТИВА

Из-за травмы учёбу пришлось прекратить, так как в академии управления МВД России могут получать знания, только действующие сотрудники Министерства Внутренних Дел. Но учиться он не просто любил, а, можно сказать, не мыслил себя без учёбы, естественно, оценки во время сессий получал только отличные,  поэтому автоматическое отчисление стало для него еще одним испытанием. Его деятельная натура пыталась нащупать новую точку приложения сил. Однако он искал и не находил себя в необычной для него ипостаси. И, по мере того, как физическое состояние нормализовывалось, – вынужденная пауза все более  удручала, а на душе становилось все более неспокойно. Но, как он сам считает, судьба была к нему милостива.

Однажды по телевидению он услышал, что диктор сослался на блоггера, с помощью которого удалось уладить какой-то межконфессиональный конфликт. И тогда Назира осенило: те, кто не боится публично высказывать в интернете миролюбивые взгляды, добрые мысли, – должны, наконец, выступить свежей  сплоченной силой в виртуальном пространстве! Выступить на основе объединяющих нравственных ценностей: естественной потребности в мире, любви, справедливости, равноправии… Тогда не важно, христианин ты, или иудей, мусульманин или буддист – при условии соблюдения законности в многонациональной стране, – вместе это реально существующая позитивная сила. Блоггерство – по сути, готовый инструментарий всенародного влияния на все сферы жизнедеятельности, – развивал он далее идею, сошедшую на него, как откровение свыше, – только этой рассеянной силе надо придать ускорение, направить её в русло созидания. Наконец, ясно выкристаллизовалась цель, открывающая перспективу для миротворческой деятельности: разработать и утвердить в блоггерской среде такие «правила человеческого общежития», которые не позволят разгореться большой войне, лишив ее соответствующей почвы. Единомышленники – люди, разных национальностей, социальной принадлежности, вероисповедания и гражданства, – окружившие Назира в одночасье, – признали его своим идейным вдохновителем и лидером. Так родилась Международная Ассоциация Блоггеров (МАБ), где Назир Евлоев был избран президентом.

НАУЧИТЬСЯ  ЖИТЬ  БЕЗ  НАСИЛИЯ

Вынося свою идею на суд Высшего Совета Ассоциации, он  кратко формулирует задачу-максимум следующим образом: «Научиться жить без насилия в многополярном и многомерном мире». Понимая, что межнациональные отношения и всё, что с ними сопряжено, во многом определяют современный расклад сил, так что иной раз кажется, возникающие здесь разногласия рождают разногласия и во всех других областях, – он поначалу фокусировался только на возможности их урегулирования усилиями народной дипломатии. Но вскоре круг задач, отраженный позже в Уставе МАБ, – существенно расширился. Так в результате дискуссий стало ясно: сообща можно разработать в блоггерской среде неполитические инструменты воздействия на власть во многих странах. Всё же, первичный посыл, отчётливо выделенный им из потока мыслей еще на больничной койке, по-прежнему остаётся точкой нравственного отсчёта «мабовских» активистов. Суть его, честно говоря, немудрёная: пора, наконец, осознать: какими бы люди ни были разными – все они равны перед судом Творца. И, если единство человечества обусловлено уникальностью и многообразием божьего мира, – то насилием, агрессией люди, во вред себе, ниспосланную гармонию пытаются разрушить.

Выстраданное нами детище существует всего лишь с августа позапрошлого года, – замечает Назир, – но на его счету множество реальных дел, подтверждающих избранный курс. Одно из первых – обращение за пониманием и поддержкой к американскому народу против военного вмешательства в сирийском конфликте. О, блоггеры были в этом единодушны! Затем последовали  очень насыщенные интернет конференции МАБ по проблемам кризиса государственности на Украине. Членов Высшего Совета Ассоциации, ее актив, всех, кто имеет независимое суждение по данному вопросу и сопутствующим, – объединила боль за происходящее в соседней с Россией стране. Обменявшись мнениями, они выработали общую позицию для дальнейшего обсуждения этой темы на своей публичной дискуссионной площадке в миротворческом ключе и на конструктивной основе. По мере сил мы стараемся направлять процессы, происходящие в обществе, в лоно созидания, – подчеркивает президент МАБ Назир Евлоев.

Продолжают развиваться другие инициативы. Так  женщины Ассоциации решили возродить древнюю восточную традицию. Не символически, а в буквальном смысле, – бросить между враждующими сторонами «Плат Мира», собрав его из миллиона женских головных платков, присланных со всего света теми, кто не хочет, чтобы мужчины убивали друг друга в международных и внутренних конфликтах, где бы то ни было. Многие известные общественные деятели и деятели культуры с самого начала поддержали  это замечательное начинание. Эрнст Неизвестный, к примеру, так заинтересован в успехе названной инициативы, что местом для её финального этапа предложил свою скульптуру «Древо жизни». А Иван Кононов, поэт, автор замечательной музыкальной композиции «Левый Берег Дона», в прошлом году сделал первую презентацию этой миротворческой акции на открытой сцене Севастополя в Крыму, вызвавшую бурю позитива. Кто-то может на это возразить: в террористических, актах, участвуют и женщины… Да, бывает и такое. Но разве можно назвать женщиной ту, кто желает смерти и разрушений?

 

БЕЛАЯ ГОЛУБКА НА ЛАЗОРЕВОМ ФОНЕ

Одним из достижений МАБ на сегодняшний день Назир Евлоев считает создание силами активистов официального вебсайта Международной Ассоциации Блоггеров  www.mabtribune.com. Горизонты упомянутой публичной дискуссионной площадки МАБ, – теперь значительно расширены.  Как и прежде, каждый может здесь высказаться по любому животрепещущему вопросу и услышать альтернативное суждение, однако не сомневайтесь:  человеконенавистнические и другие экстремистские высказывания встретят здесь решительный отпор. Крайнее их проявление – идеология терроризма – подвергается категорическому осуждению, порицанию и отторжению, ведь борьба с насилием и агрессивными настроениями приобрела для Назира основополагающий смысл задолго до того, как сам стал жертвой террора. Именно поэтому за сегодняшним днём Ингушетии он наблюдает с облегчением и удовлетворением. 245 лет назад ингушский народ добровольно вошел в состав России, и с тех пор является ее оплотом на Северном Кавказе. Назир верит, что так будет всегда. Он солидарен с нынешним главой республики Юнус-Беком Евкуровым, также пережившим покушение на жизнь: противодействовать радикальному исламу необходимо сообща. Не только на Северном Кавказе, но и по всей России. А, если ещё точнее, – по всему миру. Несомненно, Интернет-пространство открывает для этих целей невероятные возможности, и Назир с друзьями намерен  использовать их по-максимуму.

Человеку, зашедшему на сайт МАБа или на фейсбуковскую страницу Евлоева, в глаза бросается символика, содержание которой говорит само за себя. Эволюционные, а не революционные процессы в развитии, как общества в целом, так и собственно Ассоциации, – считают здесь предпочтительными. Заявленная решимость разрешать конфликты путем переговоров – вполне сочетается с царящей здесь терпимостью по отношению к собеседнику. Умение слушать, понимать позицию идеологического противника, пытаться найти рациональное зерно в противоречивых высказываниях, а не желание во что бы то ни стало настоять на своём, порою вопреки здравому смыслу и во вред мирному урегулированию, – становятся приоритетными направлениями в её внутренней политике. Не случайно слова «Я член МАБ – я против терроризма и любого насилия» – стали девизом и руководством к действию. Активисты Ассоциации часто используют их в качестве заставок для комментариев. Что же касается Назира… думаю, для вас теперь, не будет неожиданностью, что свой «Живой журнал» он украсил белой голубкой на лазоревом фоне. Точь-в-точь такою, что выше всех поднималась из голубятни, кружа над южными горами его Большой Родины. 

Любовь Гаршина для