03.09.15

Сразу после Единого дня голосования, 14 сентября Конституционный суд РФ намерен решить вопрос о принятии к рассмотрению депутатского запроса о конституционности изменений закона о местном самоуправлении,  фактически лишивших жителей крупных городов права выбирать мэров. Как известно, этот запрос инициировали 90 депутатов Госдумы – коммунисты и эсеры,  считающие, что эти изменения  нарушили российскую Конституцию, противоречат Европейской хартии местного самоуправления и, наконец, лишили политической самостоятельности крупные города России.  


Напомню, что необходимость проведения реформы местного самоуправления объяснялась стремлением сделать власть на местах демократичней, приблизить ее к народу, чтобы каждый гражданин мог «дотянуться до нее рукой». Примерно так формулировались основные задачи преобразований в этой сфере государственного управления. Сейчас еще рано говорить о том, насколько удалось их решить, насколько вообще эффективна реформа и насколько она соответствует запросам так называемых «простых людей».  Это все проявится позже – через год-два, когда основные мероприятия   будут завершены. Но уже сегодня  понятно, что в ходе этой реформы больше всего бонусов получила бюрократия, добившаяся повсеместной отмены прямых общенародных выборов мэров крупных городов, в том числе региональных центров.


Кое-кто из аналитиков увидел в отмене прямых выборов мэров «политический заказ» Кремля. Вряд ли с этим можно полностью согласиться. Если в этом и есть роль Кремля, то, скорее всего, в той степени, что администрация президента пошла навстречу многочисленным пожеланиям и предложениям региональных властей, в первую очередь губернаторов-назначенцев.  Так называемые «варяги» зачастую с большим трудом входили  в жизнь того или иного субъекта Федерации, которым им доверялось управлять, а часто так и не могли найти общего языка с местными политическими и бизнес-элитами, как правило, концентрирующимися в региональных центрах.  Это приводило к затяжным и болезненным конфликтам, в которых губернаторы стремились подмять мэров крупных городов под себя, а те, естественно, всячески сопротивлялись.

Мало того, участились случаи, когда на волне протестных настроений мэрами избирались отнюдь не те, кого региональная власть хотела бы видеть во главе областного или республиканского центра, а люди,  открыто настроенные против нее.  Так случилось в 2012 году  в Ярославле,  когда мэром был избран кандидат от объединенной оппозиции Евгений Урлашов. Годом позже в Петрозаводске вопреки воле главы Карелии победила  «яблочница»  Галина Ширшина, в Екатеринбурге – известный общественник, основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман,  уверенно победивший на прямых выборах своего основного конкурента, протежируемого губернатором. В 2014 году в результате политического кризиса в Новосибирске главой города стал коммунист Анатолий Локоть, набравший больше всех голосов избирателей.

Урлашова обвинили в вымогательстве взятки в особо крупном размере и он уже давно сидит в Матросской тишине

Ройзман выполняет в основном представительские функции

Я вовсе не хочу сказать, что жителями этих городов был сделан наилучший выбор. Как известно, Урлашова обвинили в вымогательстве взятки в особо крупном размере и он уже давно сидит в Матросской тишине.  Ройзман выполняет в основном представительские функции, а городом фактически управляет команда во главе с сити-менеджером. Не все гладко  в деятельности Ширшиной и Локотя. Не исключаю, что кандидаты от региональных  властей в случае их избрания были бы более эффективными управленцами и хозяйственниками. Но главное достоинство и преимущество Урлашова-Ширшиной-Ройзмана-Локотя в том, что их избрал народ, они заняли свои посты  по воле народа, реализовавшего свое конституционное  право на выбор. 

Сейчас в результате  муниципальной реформы народ такого права лишается. Воцаряется воля бюрократии, того же губернатора и его команды.  Теперь, когда прямые выборы отменены, у оппозиции, да и просто у населения, уставшего от чиновничьего беспредела, нет ни малейшего шанса провести на пост мэра, избрать градоначальником человека,  который хотя бы попытался ответить на их запросы и чаяния.  Победителем будет пресловутый административный ресурс, то есть губернатор, опираясь на партию власти, всегда сумеет поставить во главе того или иного муниципалитета своего человека.

Ущербность такой трактовки смысла муниципальных реформ еще и в том, что она ставит под угрозу устранения даже таких эффективных градоначальников, как Сергей Носов в Нижнем Тагиле. В 2012 году он был избран мэром, набрав уникальное по нынешним временам  число голосов избирателей – более 92 процентов. В последующие годы он доказал, что тагильчане не ошиблись, проголосовав за него –  за три года город преобразился до неузнаваемости, стал  комфортнее, зеленее, чище, светлее. Особенность руководства Носова – умение находить нестандартные, эффективные решения любых задач, в том числе финансовых. При этом он имеет собственное мнение по многим вопросам управления не только городом, но и областью.  В частности, по тому, как распределяется и расходуется  региональный бюджет. Кое-кто из местных политологов и политтехнологов  уже успел назвать его основным претендентом на пост  главы региона, хотя сам Носов не раз заявлял, что он не политик,  а хозяйственник.  Тем не менее жупел сильного соперника не может не действовать региональной власти на нервы. И теперь, пользуясь отменой прямых выборов,  она,  если посчитает нужным, может попытаться  сменить главу Тагила. Что, несомненно,  будет настоящим бедствием для  города. Сам Носов, выступающий против отмены прямых выборов мэров, уже заявил журналистам, что если цель реформы в том, чтобы  главы городов не вступали в конфликт с губернатором, то так и надо сказать.       

Однако победу бюрократии, лишившую граждан права прямого выбора глав муниципалитетов,  надо рассматривать как пиррову, поскольку это серьезное отступление от принципов построения в стране гражданского общества. Отмена прямых выборов мэров вызвала всплеск недовольства в ряде регионов — в Ярославле, Владивостоке, Астрахани, Екатеринбурге, Новосибирске, Петрозаводске и других. Но нигде эти протесты не были услышаны и не изменили ситуацию. Очевидно, что в последние годы российских граждан последовательно отучили участвовать в формировании выборных органов власти, даже на местах, и в то же время приучили к увеличению числа назначенцев в рамках построения властной вертикали. А для назначенцев выборы – источник нежелательной неопределенности.

Шансов на то, что Конституционный суд рассмотрит запрос депутатов и вернет выборность мэров – немного, Хотя бы потому,  что в последние годы не припомню случая, чтобы КС отменил какое-либо принципиальное решение, касающееся организации  государственной власти. Хотя не исключено, что КС внесет какие-то свои поправки в ход муниципальных реформ, отстающие права избирателей.

Ольга Чернокоз,

политолог, генеральный директор медиа-холдинга «Регионы России»