27/08/2015

Сегодня многие наблюдатели, эксперты и политологи у нас и за рубежом пытаются найти объяснения «феномена Путина».  Россию сотрясают экономические неурядицы,  западные лидеры подвергают нас обструкции и пытаются задавить различными санкциями, а рейтинг, вернее будет сказать, уровень доверия населения к президенту Владимиру Путину растет и в августе достиг исторического максимума – 89 процентов. В чем тут причины?  Кто-то ищет их в жесткой внешней политике, которую проводит глава российского государства,  его умении противостоять какому бы ни было давлению, другие  говорят о его необыкновенной харизме, третьи и вовсе пытаются доказать, что цифры столь высокого рейтинга просто «рисуют» прикормленные Кремлем социологи. Но последнее утверждение вряд ли стоит принимать во внимание – даже американские аналитики признали его абсурдность.


Мне представляется справедливым, когда говорят о том, что присоединение Крыма и Севастополя, поддержка русскоязычного населения на юго-востоке Украины повысили популярность Путина как государственного лидера, способного жестко отстаивать интересы страны на международном уровне, что и отразилось в рейтинге. Вместе с тем, на мой взгляд, есть ряд и других существенных моментов, которые важны для  понимания,  почему за пятнадцать с лишним  лет правления Россией Путин не только не утратил доверия россиян, как это бывало с предыдущими правителями, а, наоборот, укрепил его.

Во-первых, люди видят и понимают, что все сколь либо значимые политические, экономические и социальные проблемы в стране не решаются без личного участия президента. При откровенно слабом правительстве, действующем во многих случаях по принципу «рак-щука-лебедь»,  Путин замкнул вертикаль государственного управления на себя. Все наиболее важные вопросы социально-экономического развития обсуждаются и решаются теперь на совещаниях, которые последние полтора года президент проводит у себя  регулярно, обычно два раза в месяц. Первое из них состоялось в январе 2014 года,  тогда обсуждался ход выполнения «майских указов». Впоследствии повестка расширилась и стала касаться наиболее актуальных и чувствительных для общества и экономики вопросов.  В ходе таких совещаний Владимир Путин дает конкретные поручения правительству и отдельным министрам, устанавливает сроки их исполнения и пофамильно  называет исполнителей, с которых потом и спрос. Да, это так называемое «ручное управление», но в нынешних условиях оно наиболее эффективно и дает неплохие результаты.

Во-вторых, людям импонирует, с какой настойчивостью и последовательностью, порой даже жесткостью президент добивается исполнения своих указов социальной направленности.  Будь то повышение зарплат медицинских работников или учителей,  снос ветхого и аварийного жилья или рост числа мест в детских садах и школах. Если бы не эта его настойчивость, если бы региональные власти постоянно не чувствовали занесенного над ними президентского «кнута», то  решение социальных проблем на местах затянулось на многие годы, а скорее всего вообще  остались бы такими, какими были и пять, и десять лет назад.  

И еще момент, который мне представляется особенно важным для понимания «феномена Путина» – это то, что в реализации своей социально-экономической политики, в борьбе с коррупцией,  расхищением государственных средств он  сделал ставку не на многочисленную чиновничью рать, а на само общество, на общественный контроль. Это  особенно заметно в последние годы, когда он стал лидером не какой-то одной партии, пусть и самой влиятельной, но, тем не менее,  уже получившей нелестное прозвище «партии жуликов и воров», а Общероссийского народного фронта. При его непосредственном участии активизировалась и деятельность Общественной палаты РФ, которую, я думаю, не случайно возглавил сопредседатель ОНФ Александр Бречалов. Обе эти структуры под эгидой президента  из аморфных и беспомощных образований превратились в действенную силу, способную решать серьезные задачи.

Я вовсе не претендую на то, чтобы в этой короткой заметке назвать все аспекты возникновения «феномена Путина» – думаю, он еще станет предметом серьезных  научных исследований, и  кое-кто, вероятно, получит за них кандидатские, а то и докторские степени.  Мне просто хотелось показать, что высочайший рейтинг российского президента – отнюдь не сиюминутная случайность,  а результат многолетней и тяжелой работы «раба на галерах», его взвешенной и умной внутренней и внешней политики.  Полагаю, что и в ближайшие годы доверие граждан к своему президенту останется на том же уровне – за исключением незначительных колебаний.

Ольга Чернокоз,

политолог, генеральный директор медиа-холдинга «Регионы России»