17.08.15

Когда создавалось движение Общероссийский народный фронт, лидером которого стал президент Владимир Путин, в  России не было чиновника, который бы не изобразил восторг по этому поводу и не заявил громогласно о своей немедленной готовности влиться в его ряды. Но вот прошло немногим более трех лет, и те же чиновники в регионах оказались «по ту линию фронта» и объявили ему войну.  Начались нападки на активистов ОНФ, прямые угрозы, кое-где их пытаются выжить из региона, лишают работы, собирают на них копромат.


Сопредседатель центрального штаба ОНФ Ольга Тимофеева

Сопредседатель центрального штаба ОНФ Ольга Тимофеева приводит многочисленные факты попыток административного давления на активистов ОНФ.  В Московской области  по негласному распоряжению главного управления территориальной политики начался сбор персональных данных на сотрудников регионального отделения ОНФ: «делать нужно неявно, дабы избежать шума и паники» – уточняется в поручении. В Тверской области чиновники собирают досье на активистов Народного фронта, ведут массированную атаку в СМИ и «не угрожают, а предупреждают» на личных встречах о возможных побочных эффектах «стукачества» в Кремль Владимиру Путину и его окружению о выявленных фактах коррупции. В Алтайском крае после публикации результатов мониторинга ОНФ исполнения майских указов президента РФ начались угрозы в адрес активистов регионального отделения. Подобных примеров много и их становится все больше.

Причины озлобления чиновников, входящих в администрации ряда регионов, очевидны. Им казалось,  что ОНФ станет некой очередной «игрушкой» Кремля – наиграется и бросит. А оказалось не так. Фронт превратился в действенный общественный инструмент,  с помощью которого президент пытается навести порядок в стране, уменьшить коррупцию и добиться выполнения своих социальных указов. И это намерение он в очередной раз подтвердил в 2014 году на «Форуме действий», заявив: «Велик соблазн устроить себе красивую жизнь за счет государства и общества. Мы серьезно изменили законодательство в области госзакупок, упорядочили процедуру, но именно гражданский контроль стал той силой, которая позволила реально заработать нормам закона, заставила многих чиновников всерьез задуматься о репутации».

На самом деле ОНФ по сути своей не является неким карательным мечом для губернаторов и  региональных чиновников рангом поменьше, о чем руководители  фронта не раз всенародно заявляли. Задача фронтовиков стоит в выявлении недостатков, вскрытии фактов коррупции, других нарушений законодательства и их устранении в тесном сотрудничестве с местными властями. Где-то это находит понимание, где-то нет. В той же Московской, Свердловской областях местные власти после критики со стороны ОНФ внесли коррективы в отношения с фронтовиками.  А вот в Сахалинской и Новосибирской областях  бывшие губернаторы услышать фронтовиков не пожелали.  Они организовывали внеплановые проверки деятельности «фронтовиков», звонили с угрозами,  приглашали на «установочные беседы». Были угрозы и в адрес работающих с ОНФ журналистов. Чем это кончилось – известно.

Нынешнее обострение противостояния чиновничества с ОНФ симптоматично: фронтовики вскрывают те недуги, которые особенно болезненны для нашего общества.

По сути, власть на местах пытается через шантаж, угрозы, блокировку в СМИ скрыть расточительство, халатное отношение к государственным средствам, а то и откровенное воровство. А это значит, что Общероссийскому народному фронту пора перейти в наступление. Не чуждаясь самых решительных мер.

Ольга Чернокоз, политолог, генеральный директор медиа-холдинга «Регионы России»