10.08.2015

До сих пор была убеждена, что в российской системе здравоохранения если и не все идеально, то, во всяком случае,  хуже не становится. Строятся новые клиники  и поликлиники, то и дело торжественно открываются перинатальные центры, даже «бэби-боксы» кое-где появились. А уж частная медицина растет как на дрожжах –  сети частных медучреждений накрыли не только крупные города, но уже появились и в средних и малых поселениях, и все предлагают услуги на высшем мировом уровне.

И вдруг как гром с ясного неба – заявление директора Фонда независимого мониторинга «Здоровье», члена Общественной палаты России Эдуарда Гаврилова о том, что естественная убыль населения в России в первом полугодии нынешнего года увеличилась вдвое (!) по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Выросла смертность, а рождаемость сократилась. Но самое страшное то, что, по словам Гаврилова, младенческая смертность в Псковской области выросла на 86%, в Калужской – почти наполовину, а в Карачаево-Черкессии, Республике Марий Эл,  Смоленской и Орловской областях – более чем на треть. Особенно тяжелое положение на селе – там материнская и детская смертность соответственно  на 48% и 23,2%  выше, чем в городе.

«Такого роста младенческой смертности не было даже во время экономического кризиса 2008 года и в последующие годы», – заявляет Гаврилов.

Это что же у нас происходит?  Неужели исполнение одного из основных майских указов президента Владимира Путина – по развитию системы здравоохранения – не дало никакого положительного результата?  На его реализацию затрачены огромные средства  из федерального и региональных бюджетов. По отчетам миллиарды рублей направлены на улучшение материальной базы медицинских учреждений, на повышение зарплат медиков.  И все это бестолку, мы  продолжаем вымирать?

Быть может, ответы на эти вопросы стоит поискать в тех реформах, которые ныне проводит Минздрав России. По мнению экспертов Фонда «Здоровье», причина роста младенческой смертности кроется в непродуманной организации медицинской помощи. По сути, в регионах под видом оптимизации происходит сокращение акушерских коек. Например, только в Ярославской области в 2013 году в Борисоглебском, Пошехонском, Даниловском районах в ЦРБ были сокращены «за неэффективностью» 26 коек этого профиля с соответствующим сокращением ставок специалистов. Результат – в первом полугодии этого года младенческая смертность в регионе выросла на 25,9% на тысячу родившихся.

Федеральный Минздрав открещивается от того, как проводится так называемая оптимизация здравоохранения в регионах. На самом же деле он строит свои отношения с субъектами Федерации с позиции финансового давления, так как является главным распорядителем бюджетных средств. Сегодня, вместо того чтобы скорректировать программы оптимизации в пользу реального повышения качества и доступности медпомощи, министерство ревностно следит, сокращены ли все койки по плану.  «А планы эти заведомо не были выверены», – отмечает тот же Гаврилов.

Сейчас правительство, Минздрав и Минпромторг,  готовят предложения по ограничению импорта медицинского оборудования. Список вроде бы включает в себя 101 позицию, в том числе дефибрилляторы, передвижные рентгеновские аппараты,  инкубаторы интенсивной терапии для новорожденных, ультразвуковые сканеры, аппараты искусственной вентиляции легких и так прочее.  Это плюс к тому, что в прошлом году под запрет попали, в частности, компьютерные томографы, электрокардиографы, анализаторы глюкозы, устройства для переливания крови, кровезаменители, импланты для остеосинтеза и многое другое.  Вроде бы все это должно быть импортозамещено.  Но насколько правительственные чиновники просчитали возможности  отечественных предприятий все это производить в современных условиях,  когда долгое время медицинская промышленность у нас была в загоне?  Я не сомневаюсь в том, что наши производители со временем научатся и будут делать те же томографы, инкубаторы для младенцев, аппараты искусственной вентиляции  и все остальное не хуже иностранных.  Но стоит ли уже сейчас отказываться от того, что закупалось годами и в большом количестве?

Растущая в стране смертность показывает, что торопливость, непродуманность и не предсказуемость результатов реформ в такой важной сфере, как здравоохранение,  ставит под угрозу жизнь  тысяч, десятков тысяч россиян. Надеюсь, что это поймут когда-нибудь наши чиновники, которые по долгу своей службы должны защищать здоровье нации. Или найдется кто-то, кто поможет им это понять.

Ольга Чернокоз,

политолог,

генеральный директор медиа-холдинга «Регионы России»