15.06.2015

Об Общероссийском народном фронте уже знают более 50% россиян, и львиная их доля поддерживает ОНФ, уже убедившись, что «фронтовики» — люди дела. Об этом и о многом другом сопредседатель Центрального штаба ОНФ рассказал в интервью журналу «Огонек».

В начале интервью Бречалов напомнил, что о первом этапе существования ОНФ (2011-2013г.г.) ему трудно что-либо сказать, поскольку в тот момент он не принимал участия во «фронтовой» жизни.


«Я тогда работал в «ОПОРЕ России» и был против того, чтобы она вошла в ОНФ всем составом. Тогда ведь была сделана ставка на прием целыми организациями, и упор делался на сборы «пожеланий» от народа: чуть ли не в общественном транспорте опрашивали! А что толку? Соберут, запишут, а дальше — тишина. Проходили это, и не раз. Подумалось, правда: если есть список, то ведь можно спросить за исполнение того, что там записано. Вот только спрашивать надо не за все и сразу, а выбрать пару участков для работы и планомерно их окучивать. Вот так и стали действовать в ОНФ с 2013 года: появились два основных направления работы — мониторинг исполнения «майских указов» президента и проект «За честные закупки». Такой подход для меня, и я стал активным «фронтовиком». Народ в то, что ОНФ не только говорит, но и делает, поверил не сразу», – отметил он.

Бречалов напомнил, что когда был анонсирован проект «За честные закупки», ОНФ тут же обвинили в перехватывании чужой повестки. «Но как только на жалобы стали поступать ответы и решаться вопросы, все изменилось. Что, кстати, вызвало немало удивления», – подчеркнул сопредседатель Центрального штаба ОНФ.

По его словам, многие люди до сих пор не могут понять, что ОНФ может ругать представителей власти и высказывать претензии к госкомпаниям: «Все так, но в сознании народном власть и госкомпании — суть одно. Недавно по телевизору показали сюжет про найденные ОНФ нарушения в конкурсе на создание рекомендательных пособий по благоустройству улиц Москвы, объявленному столичной мэрией. Конкурс выиграло КБ «Стрелка» и получило на эти цели почти миллиард рублей. Даже мои либерально настроенные друзья искренне недоумевали: как мы могли возвысить голос, если «Стрелка» — это Александр Мамут, а заказчик проекта и вовсе Сергей Собянин! Я пытался объяснить, что ни меня, ни «Фронт» никто не направляет, что достаточно жалобы от любого гражданина, сопровождаемой документальным подтверждением нарушений, и ОНФ берет такие «сигналы» в работу. Но в ответ мне говорили, что такие жалобы простые россияне не пишут, а за ними стоит кто-то более осведомленный, обладающий документами и имеющий свои интересы. Все возможно, но факт нарушений налицо — мы работаем. И не имеет значения, «против кого». Неприкасаемых нет! Нельзя требовать от такой организации, как ОНФ, чтобы она была ко всем лояльна. Нас никто не фильтрует! Главное условие президента к нашему проекту – обойтись без оголтелой критики, чтобы были конкретно отработанные экспертные эпизоды. Мы в этом направлении и работаем».


Что касается проверок Народного фронта, направленных на борьбу против незаконных лесных вырубок, то Бречалов подчеркнул, что ОНФ держит на контроле не только ситуацию в Республике Карелия, но и в других территориях, где орудуют «черные лесорубы».

«Я лично поехал в Карелию, СМИ за мной, ну и пиар-шумихи, понятно, было больше, чем, скажем, при поездке Азата Газизова в Алтайский край, Владимира Гутенева в Новгородскую область. А между тем все занимались одной и той же проблемой! Я выбрал Карелию только потому, что там побили активистку из числа защитниц леса, а это уже за гранью добра и зла. Но «заказа» на Карелию у нас не было», – сообщил сопредседатель Центрального штаба ОНФ.

Он добавил, что часто поговорить с ним о работе Народного фронта в регионах стремятся и губернаторы: «Хотят пообщаться, но как-то норовят сделать это по-своему: все пытаются объяснить мне, что их территория — хорошая, недоработки, конечно, есть, но не стоит прям так уж… Вот не понимают, что я не ставлю себе личной целью докопаться, скажем, почему такие бешеные деньги тратятся на чартеры в Ямало-Ненецком АО или почему госкомпания закупает на казенные деньги икорницы на 90 тысяч рублей».

По его словам, любой россиянин, обладающий информацией о том или ином нарушении, может обратиться в Народный фронт: «В каждом регионе в бюджете заложены средства на поддержку массмедиа, а местные власти год за годом финансируют из него только одни и те же СМИ. Нарушение? Да. О нем, например, нам просигнализировали из станицы Динская Краснодарского края. Мы взяли жалобу в работу. Чаще всего неравнодушные граждане пишут на сайт ОНФ и сайт проекта «За честные закупки», но бывает, что пишут прямо мне на личную страницу в Facebook. Один из наших первых активистов, Эдгар Петросян, так и делал, после чего мы с ним познакомились. Если есть документы (скриншот закупок, постановления местных властей), а не просто фото детей на площадке с надписями «SOS!» в руках, берем в оборот. Конечно, спекуляций масса, но и настоящих жалоб не мало».

Если речь идет о нарушениях в госзакупках, то, по словам Бречалова, информация направляется в группу проекта «За честные закупки», а если об исполнении указов президента — по нескольким инстанциям.

Бречалов сообщил, что в ОНФ этим занимается Центр по независимому мониторингу исполнения указов президента «Народная экспертиза». «Пример: гражданин написал, что его переселили из аварийного жилья в новостройку, не пригодную для жилья по числу недоделок. Мы проверяем, благо у нас более 10 тысяч народных экспертов — рядовых граждан, готовых по нашей просьбе выехать на место, сфотографировать, сделать качественный материал», – подчеркнул Бречалов и добавил, что документы затем направляются профильным министрам.

Реакция на такую деятельность ОНФ, по его словам, бывает самой разной: «Кому-то из глав регионов не нравится, что их критикуют, а кто-то, услышав о проблеме, собирает совещание. Есть и такие, что, заслышав критику, идут в полный «отказ». В истории с Александром Хорошавиным мы не начинали с публичных обвинений, пытались спокойно выяснить: зачем ежегодно ремонтировать гараж администрации за 300 млн рублей? А в ответ получили такое… И тогда уже озвучили эту проблему на первом «Форуме действий» с участием лидера ОНФ Владимира Путина. То же вышло и с новогодним корпоративом РЖД за 55 млн рублей: в госкорпорации сразу обиделись. Владимир Владимирович сказал РЖД публично, что, если хотят, пусть проводят корпоратив, но на «свои», а не за бюджетные деньги».
 
Хотя, заметил представитель Народного фронта, чаще реакция от властей является негативной: «Такой минимум 70 процентов. Даже угрозы были. Их можно понять: кому-то ОНФ сорвал получение куша в миллионы, и эти люди вряд ли будут нам благодарны».

Бречалов подчеркнул, что экс-глава Брянской области Николай Денин, экс-губернатор Волгоградской области Сергей Боженов, и бывший сахалинский губернатор Хорошавин не показали себя прозорливыми людьми.

«Их действия иначе как глупостью не назовешь, – уверен он. – А как еще охарактеризовать позицию, которой придерживаются до сих пор некоторые главы регионов, когда считают, что ОНФ и Общественная палата могут наводить порядок и контроль где-нибудь на федеральном уровне, но не у них «дома». Уже столько примеров, а не до всех дошло! Президент ясно сказал: автомобили для чиновников — чтобы не дороже 3 млн рублей. А по-прежнему покупают самые топовые комплектации по 9 млн. Как тут без народного контроля?».

Как заметил Бречалов, нужно попутно создать конкуренцию в общественно-политической плоскости и делать это путем поиска новых лидеров общественного мнения – и в Интернете, и в оффлайне: «ОНФ – за диалог с любыми партиями, оппозиционными СМИ и организациями. А что мы имеем в регионах? Под оппозиционные подпадают СМИ, пишущие про реальное состояние дел. А между тем они — настоящие патриоты, они — за Россию, а их как критикующих власть зажимают всячески, выдавливают».

Сопредседатель Центрального штаба Народного фронта также рассказал, что в ОНФ не появилось членства, поскольку, по его мнению, оно и не нужно.

«В работе проектов «Народная экспертиза» и «За честные закупки» нам помогают более 10 тысяч человек. Вот они и есть «Фронт». «Фронтовик» уже тот, кто нам написал, просигнализировал о проблеме: его адрес у нас остается и мы, как правило, к нему потом обращаемся. А если мы станем партией, со взносами, партбилетами… Зачем это? Достаточно назвать себя сторонником «Фронта»», – уверен Бречалов.

При этом, считает он, всегда найдутся те, кто припишет себя к «фронтовикам», вне зависимости от того, какую систему учета придумали бы в ОНФ. По словам Бречалова, будут и такие кандидаты, которые повально станут утверждать, что за ними Народный фронт.

«Недаром по стране уже зарегистрированы отделения-двойники ОНФ, хотя у нас таких нет и в помине. Что ж, можно посмотреть информацию на сайте, можно позвонить нам и осведомиться, связан ли с нами тот или иной общественник. Впрочем, нас отличают по делам. ОНФ не окучивает всю «поляну», только заявленные выше тематические «делянки», пытаясь именно в них добиться конкретных результатов. Берусь утверждать, что сегодня ОНФ — самая эффективная организация в России», – уверен Бречалов.

ОНФ для того и ведет поиск новых «властителей дум», чтобы они потом приходили во власть разных уровней, отметил он. При этом, по словам Бречалова, политические пристрастия значения не имеют.

«Один из самых видных активистов ОНФ сегодня в Екатеринбурге — Евгений Артюх — «Партия пенсионеров». Его партпринадлежность для нас — дело двадцатое, главное — он активный гражданин, решающий конкретные вопросы», – подчеркнул он.

ОНФ приглашает активных людей на встречи с президентом, заявил Бречалов и добавил, что некоторые из материалов Народного фронта становятся темой или вопросом для Госсовета: так было с исполнением указа о сокращении смертности в результате ДТП.

Однако Бречалов недоумевает, как можно до сих пор не исполнить простое поручение сделать процесс исполнения указов публичным и открытым: «При этом стоял даже срок исполнения такого поручения — 1 августа 2013 года, а до сих пор ничего не сделано. С правительством мы пытаемся контактировать, как и с президентом, но не всегда выходит продуктивно. Есть, например, такой закон N 178 — о приватизации государственного муниципального имущества. При его исполнении замечены нарушения, когда муниципальное имущество уходит с молотка за бесценок, а новые собственники его тут же реализуют в сотни раз дороже. Это же огромные потери для бюджета! Мы это доказали, но в правительстве не торопятся реагировать. Я понимаю: сила лоббистов с «той стороны» велика. Что ж, придется поднимать этот вопрос на следующей встрече с нашим лидером».

По данным ОНФ, соотношение неисполненных указов к исполненным – 80 к 20, напомнил он. Однако правительство убеждено, что все наоборот: осталось сделать лишь 20%.

«Если судить по тому, что говорит наш лидер, прав все же «Фронт». Да и Счетная палата с нами согласна. Лично мне понятно, откуда взялась столь популярная ныне тема о нехватке денег в казне: если бы бюджетом занимался успешный предприниматель, рачительный хозяин, уверен, не пришлось бы заниматься секвестром. А в ситуации, когда разница в стоимости строительства двух однотипных детсадов составляет 60-70 млн рублей, удивляться нечему», – подметил Бречалов.

По его словам, изменения в системе госуправления назрели давно: «Тут я разделяю точку зрения Германа Грефа о том, что экономическая программа Казахстана «100 шагов» – самая серьезная на постсоветском пространстве за последние 15-20 лет. И следовало бы на ней поучиться. Но России, чтобы осуществить нечто подобное, нужны новые лидеры общественного мнения. Поиск и поддержка «новых лиц», которые способны вывести Россию на более высокий и качественный уровень развития, – чем не политическая цель? По-моему, она – одна из самых актуальных сегодня».

При этом, недовольных действиями ОНФ, а также обиженных и завистников — тьма, добавил Бречалов: «Видели бы вы, что мне пишут в «личку» или говорят в трубку. Но меня сегодня больше занимает вопрос неэффективности бюджета-2015, чем сравнения и прозвища. Думаю, что если хотя бы часть наших активистов пройдут в Думу в 2016-м, нам удастся изменить систему формирования бюджета».

Бречалов отметил, что страсть к воровству глубоко укоренилась на разных уровнях, а мздоимство для многих стало чертой характера. В связи с этим, добавил он, сегодня в сфере управления в России нужны новые честные и компетентные люди.

«Я хорошо помню, как было в 1990-е и 2000-е. Я по первой профессии военный, ушел в запас старшим лейтенантом, но, глядя на своих однокашников, которые остались, понимаю, что сделано много. Сейчас любят рассуждать о кризисе, о дне… А между тем в 90-е для кадрового офицера было нормально после работы «мухтарить» — подрабатывать охраной кого-то или чего-то. «Мухтарило» большинство! От этого унижения они сейчас избавлены благодаря повышению зарплат. В системах образования и здравоохранения ситуация, может, сейчас еще и не самая идеальная, но не все сразу. Не может Путин навести порядок везде и всюду разом, даже при помощи ОНФ и Счетной палаты. Есть и сильные губернаторы, но их немного (Татарстан, например), и компетентные менеджеры в правительстве (Игорь Шувалов, в частности). Но их мало на страну, где мздоимство стало чертой характера. Помню, когда я работал в банке, имевшем 47 филиалов по России, каждый год 3-4 топ-менеджера попадались на воровстве. Руководство только разводило руками: как так, если зарплаты достойные, есть перспектива карьерного роста? И не объяснить, что страсть к воровству уже глубоко укоренилась на всех уровнях. Посмотрите, сколько глав регионов были освобождены от должности с формулировкой «за утрату доверия»!. А сколько еще на своих местах? По каждому из отставников мы делали доклады президенту о нарушениях. Какие-то из материалов мы «публичили», какие-то — нет. Не думаю, что наши материалы стали решающим фактором — есть еще и администрация, и Счетная палата. Кстати, наши выводы часто совпадают с фактами, представленными Счетной палатой», – рассказал Бречалов.


Сколько людей сегодня стоит в рядах Народного фронта сказать невозможно, отметил Бречалов. Но ОНФ, по его словам, является известной структурой.

«О нас уже знают более 50% россиян, и львиная их доля поддерживает, уже убедившись, что мы — люди дела. На мой взгляд, такой показатель дорогого стоит. В соцсетях обсуждение на наших сайтах день ото дня растет в геометрической прогрессии — я не о «лайках», а о мнениях. У «Фронта» сегодня нет проблем организовать площадку для обсуждения в любом регионе. Да и не стоит брезговать чужими площадками!», – резюмировал Бречалов.

Пресс-служба ОНФ для