21.04.2015

Участие общественных экологических организаций в процессах о нарушении природоохранного законодательства стремятся к нулю. Такова статистика Верховного Суда РФ, но с ней не согласны сами народные экологи, которые считают, что за сухими цифрами стоит нежелание чиновников взаимодействовать  с общественностью. Такой спор возник на круглом столе “Общественный экологический контроль: правовые основы, взаимодействие с органами государственной власти и органами местного самоуправления”, который прошел вчера, 20 апреля, в Государственной Думе.


Тон дискуссии задал член комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, председатель Объединения профсоюзов России СОЦПРОФ Сергей Вострецов, который отметил, что сегодня в стране существует множество организаций, которые заявили о своей готовности заниматься общественным экологическим контролем. Но проблема заключается в том, что они разрознены, действуют несогласованно, зачастую недостаточно материально и технически оснащены, а органы власти и местного самоуправления, как и предприятия-природопользователи, попросту не желают с ними взаимодействовать. В результате, общественный экологический контроль скорее мертв, чем жив, хотя нормативно-правовая база, обеспечивающая его деятельность, имеется.

В ходе обсуждения многие представители успешных общественных экологических объединений, кроме положительных фактов отмечали, что очень сложно строятся отношения с местными муниципальными органами. Например, председатель Совета Общественного экологического контроля России Валерий Волошин заявил, что многие муниципалы даже не знают, что в их компетенции регистрации общественной экологической экспертизы. А раз не знают, то и делать этого не умеют.

Серьезной проблемой является то, что общественные слушания проводятся формально, если проводятся вообще. Инвесторы или авторы проектов туда привозят своих людей, которые всегда голосуют «за». При этом даже официальные природоохранные ведомства не в состоянии пробиться через эти заслоны. «Промышленное лобби активно забивает все экологические инициативы. Трудно работать министерствам и ведомствам природоохранного профиля на местах и федеральным органам», – сказал по этому поводу председатель Союза экологов Республики Башкортостан  Александр Веселов.

Вопрос взаимодействия с государственными органами также вызвал немало споров. Некоторые экологи жаловались, что им крайне трудно достучаться до природоохранной прокуратуры, Министерства экологии, тех же судов. Депутат Госдумы, в прошлом председателем комиссии по экологии Законодательного Собрания Ленинградской области Николай Кузьмин привел пример, как ни один суд не желает рассматривать протесты общественных экологов по поводу строительства в городской черте города Сосновый Бор (Ленинградская область) пункта захоронения радиоактивных отходов на 250 тысяч кубических метров.

Однако, несмотря на все эти трудности, общественные экологи работают и даже порой добиваются ощутимых результатов. Возбуждено дело по незаконному строительству многоэтажки в  пойме реки города Новогорска. Московский НПЗ был оштрафован  на миллиард 400 миллионов рублей на сброс химотходов в грунтовые воды. Общественность вынудила Новолипецкий комбинат построить очистные сооружения. Ликвидированы многочисленные свалки в осетинском ущелье Дигорское – традиционном месте отдыха местных жителей. И много еще положительных примеров, которые показывают, что общественный экологически контроль может работать вполне эффективно.

Чтобы его деятельность была максимально полезной, участники дискуссии выработали рекомендации которые передали в комитет Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии. Причем многие из них были поддержаны и представителями Росприроднадзора, которые согласились с участниками участниками дискуссии, что экологов-общественников необходимо включать в рейды надзорных ведомств, а также всеми способами ликвидировать экологический нигилизм у населения.