Корреспондент: Сергей Владимирович, в статье «Как победить коррупцию в России» (http://ruskline.ru/analitika/2010/09/17/kak_pobedit_korrupciyu_v_rossii 16.09.2010 г.) Вы, в частности, предлагали существенно сократить количество чиновников госаппарата, обращая внимание на его низкую эффективность. Предлагали ввести механизм экономического наказания, в том числе конфискацию имущества не только проворовавшихся чиновников, но и их родственников, то есть то, о чем сегодня говорится и предлагается на разных уровнях. Вы удовлетворены?

С.Писарев:  Последние громкие аресты губернатора Хорошавина и бывшего руководителя ФСИН Реймера, а также трагедия в Охотском море во время незаконного лова рыбы, снова вывели тему борьбы с коррупцией в центр общественного внимания. После, к сожалению, ожидаемой амнистии бывшего министра обороны Сердюкова и пошлого PR-а его, то ли сообщницы, то ли любовницы, Васильевой казалось, что очередной «месячник борьбы» завершен. Оказалось, что нет. Кроме того, по словам пресс-секретаря Президента г-на Пескова, эта работа, что называется, надолго. И здесь возникает несколько предположений. Столь высокий уровень разоблачений очевидно говорит обществу, что «неприкасаемых нет» (хотя и после «прикосновения» тому же покупателю, как сегодня выясняется, не нужных России «Мистралей», удается счастливо избежать принципа «неотвратимости наказания»). Вместе с тем, у многих возникает вопрос: если «выводят на чистую воду» и арестовывают даже руководителей региона и федерального силового ведомства, то это означает, что другие высшие чиновники и «силовики» чисты перед законом? Или же у каждого из них есть проблемы с честной декларацией доходов-расходов и при желании можно на любого что-то «накопать»?

Корреспондент: То есть «механизмов» и «законов» хватает. Было бы желание? А то ведь часто слышим от силовиков, что законодатели отстают и инструментов для борьбы с коррупционерами не достает.

С.Писарев: Самое тревожное, что коррупционные нарушения всплывают и в среде правоохранительных органов, в том числе на самом высоком уровне: министр обороны, руководитель ФСИН, генпрокуратура («крышевание» казино в Подмосковье). Когда слышишь о сотнях тысяч незаконных мигрантах и «санкционном» продовольствии в магазинах практически всех городов РФ, то понимаешь, что миграционная и таможенная службы так же, что называется, «не дорабатывают» по какой-то причине. Об использовании налоговой службы и судов для «отжима» бизнеса или просто получения откупов говорится уже много лет. Особо не «засветилась» разве что ФСБ, но может это связано просто с более высоким профессионализмом при осуществлении любого вида деятельности?

Возьмем Дальний Восток. В результате «реформ» здесь, как впрочем и везде, в свое время к уже существующим, добавились новые силовые структуры: окружная прокуратура, окружной милицейский Главк, Следственный комитет. При этом, как выясняется, губернатор Хорошавин с подельниками на глазах у всех 15 лет «пилили бюджет». И обратили внимание Президента на его противоправную деятельность, в итоге, представители ОНФ, то есть общественники (!?). А если бы не обратили? Там же многие годы осуществляется массовый незаконный лов рыбы и если бы не трагедия с десятками жертв, все по прежнему не понимали бы – куда уходит дальневосточная рыба? К слову, когда пару лет назад в России ликвидировали окружные милицейские Главки, за исключением самих сокращенных, ни один гражданин РФ не обратил на это внимания.

На днях, после забастовки в связи с невыплатой зарплаты на космодроме «Восточный», сообщили дежурную новость: украдено 48 млн.рублей. Интересно, а если бы не было забастовки? А еще у нас есть работники полиции – сотрудники ГИБДД, про которых каждый водитель может рассказать массу не только приятных, но и не очень историй. Есть тысячи незаконно посаженных в тюрьму предпринимателей и тысячи сомнительно оправданных или досрочно освобожденных реальных преступников. Есть цыганские поселки, состоящие из коттеджей и дворцов, населенных, как бы это сказать, чтобы не быть обвиненным в клевете и межнациональной розни? Скажем так, граждан РФ, которые не смогут объяснить, где они трудятся, источник их доходов, и про которых многие другие граждане РФ, не без основания, думают как о поголовных преступниках и тунеядцах, при этом «часто» имеющих партнерские отношения с «некоторыми» представителями силовых органов. Признаемся честно – каждый из нас может продолжить эти примеры до бесконечности.

В общем-то эта проблема не нова: и в царской России (помните «Ревизор»?), и в СССР (дело Чурбанова и т.д.) коррупции хватало. Так что это болезнь не только современной России. Как говорят, вопрос в ее масштабах и в том, что она реально может угрожать безопасности государства, так как если подобным образом обстоят дела среди тех, кто по должности обязан бороться с этим злом, то любые новые законы и предложения мало что изменят.

Корреспондент: Получается, что шансов нет?

С.Писарев: Вообще-то у нас любой человек знает, как решить эту проблему, и пять лет назад я входил в их число. Что уж говорить про депутатов, экспертов и политтехнологах! Помните, была такая передача: «Если бы я был Президентом». Так вот, если б я был Президентом, я бы сказал, что на сегодня не знаю, что делать в такой ситуации и признал, что в неравной борьбе между Обществом и Коррупцией победу одержала Коррупция, как говорится: «Команда, выступающая на стороне Общества, оказалась плохо подготовленной, судья был купленный, а матч – договорной».

Но слава Богу, что Президент у нас не я, а совсем другой человек. И это вселяет надежду…

Источник: РНК