14/04/2015

1993 год, когда была создана Вятская ТПП, стал для генерального директора ООО «Кировский завод электромагнитов «ДимАл» знаковым вдвойне. В этом же году Дмитрий Трегубов стал учредителем своего первого предприятия.

Сегодня Генеральный директор ООО «КЗЭ «ДимАл» Дмитрий Трегубов готов подвести некоторые итоги! Что же изме­нилось за 20 лет в сфере предпринимательства, и на каких принципах должен основываться успешный бизнес?


«Регионы России»: Дмитрий Анатольевич, Вы рискнули уйти с родного завода в свободное плавание. Помогла ли вам в дальнейшем поддержка Вят­ской ТПП?

– Я в 15 лет пришел на завод «Лепсе» учеником электромонтажника. Туда же вернулся, отслужив в армии и отучившись в «политехе». Прошел путь от конструктора, ведущего конструктора, до начальника КБ и лучшего конструктора авиационной отрасли. В 36 лет решил заняться собственным делом – стал учредите­лем предприятия по производству грузоподъемных электромагнитов, созданного на базе «Вторчермет».

Все эти 20 лет работал в постоян­ном контакте с Вятской ТПП, стал совет­ником Палаты, не раз обращался за помощью и получал ее. Мне довелось присутствовать и на учредительном собрании Вятской ТПП в 1993-м, и на недавнем отчетно-выборном собрании, где были подняты наболевшие вопросы. Я тоже хотел высказать свою точку зрения, но, к сожалению, рамки собрания ограничены.

«РР»: У нас рамки не ограничены. Так, все-таки, о чем Вы хотели сказать?

– Я хотел затронуть тему существования предприятий тяжелого машиностороения, к которым непосредственно относится и «ДимАл». Конечно, если вспомнить, в каких условиях работали в 1990-е годы, и сравнить, какие условия сегодня, однозначно скажу: стало легче, но и нерешенных проблем хватает.

К примеру, рентабельность для промышленных предприятий машиностроительной области, как наше, 7-8% – это грань выживания. Но, все же остается возможность для раз­вития и выполнения всех необходимых функций, в том числе и социальных. Несмотря на непростую ситуацию на рынке, «ДимАлу» за последние два года удалось удвоить объемы производства и увеличить ассортимент продукции. Значит, мы на правильном пути. Работаем в четыре смены, сред­нюю зарплату подняли выше 25 тысяч рублей (это значительно выше, чем в среднем по региону).

«РР»: Предприниматели часто жа­луются на непосильное налоговое бремя, проверки, чиновничий произ­вол. Вы как с этим справляетесь?

– По сравнению с тем, что было в 1990-е годы, когда налоговая полиция могла врываться на предприятия и вытряхивать кассу, сегодня от­ношения с налоговыми органами нормальные. УФНС свои задачи выполняет, диалог с ней вести можно. Раньше проверяли долго, упорно и предвзято. Сейчас уста­новки поменялись, из налоговых проверок можно даже извлечь для себя пользу: научат нас, если в чем-то ошибаемся, поправят.

Да и отношение к директорам предприятий, со стороны властных структур, изменилось. Они по­няли, что бизнес – это их опора. В 1990-е годы зачастую предпри­нимателей считали жуликами и мошенниками, а сейчас подход более конструктивный. К примеру, расширяя производство и создавая новое предприятие в Вахрушах, мы получили активное содействие со стороны местной районной администраций и Департамента развития предпринимательства. Область помогла приобрести обо­рудование по лизингу! В этом году мы получили компенсацию более миллиона рублей. А если пред­приятие практикует лизинг, это своеобразный сигнал для налоговой, значит, работают «по-белому». Мы ежегодно берем технику в лизинг на десятки миллионов рублей. На Западе это считается официальным способом снизить налоги.

Ситуация с коррупцией тоже меняется в лучшую сторону. Правда, я не знаю, что творится в холдин­гах и министерских коридорах, а сужу только на своем уровне. Надо придерживаться такой по­литики: начни с себя, не давай, тогда и брать перестанут. Как бы ни ругали электронные торги, от них есть польза. Еще 5-7 лет назад я и не мечтал работать напрямую с крупнейшими Холдингами, так как все шло через посредников. Сейчас мы перешли на следующий уровень, и в 90% случаев работаем напрямую с потребителями.

Строя свой бизнес, я придержи­вался определенных принципов и призываю других им следовать. В первую очередь, работать можно и нужно легально, и платить «белую» зарплату. Другой альтернативы нет! Деньги надо зарабатывать, и это не высокие слова! Рекомендую всем почитать труды экономиста Николая Старикова – глаза на многое откроются.

«РР»: «ДимАл» – это высокотехно­логичное производство. Как решае­те проблему с квалифицированными кадрами?

– Конечно, подъем в промышлен­ности происходит, что бы ни гово­рили скептики, кадровый потенциал сокращается. Да, проще принять на работу, или переманить, готового специалиста. Но, давайте соблюдать добросовестную конкуренцию, обе­спечивать рабочих нормальными условиями труда, спецодеждой, полным социальным пакетом. Условия и потенциал для развития в Кировской области есть. Квалификация наших рабочих не хуже, чем в западных компаниях, хотя мы и отстаем по техническому вооружению. Надо покупать технику в лизинг и повышать произ­водительность труда.

«РР»: Почему вы решили новый за­вод открывать в Вахрушах, а не в областном центре? Здесь, наверное, меньше проблем с рабочими и транс­портом?

– Считаю перекосом то, что жителей районов стараются зама­нить в город обучением, зарплатой, общежитием. Может, есть смысл самим идти к кадрам, а не стаскивать их в столицу региона? Это выгодно с точки зрения экономики, экологии, социальной сферы, поднимается уровень жизни и культуры в районах. В этом и заключается социальная миссия биз­неса. Германия, например, силовым давлением закрыла предприятия в городах, и перенесла их в про­винцию. У нас в Вятских Полянах рухнул градообразующий завод «Молот», а других предприятий не появилось.

Выбор на Вахруши пал не случайно – у меня бабушка до ре­волюции работала поденщицей на купцов Вахрушевых, мыла холсты. Я купил недостроенное здание, которое простаивало уже 30 лет. Сейчас занимаюсь обустройством, обучаю кадры, уже в следующем году планирую принять 100 человек. Жители соседнего города Слободской, которые замучились ездить на работу в Киров, смотрят на нас с надеждой.

«РР»: Одна из проблем, которая тормозит развитие бизнеса – не­добросовестная конкуренция. Вам приходилось сталкиваться с этим явлением?

– К сожалению, приходилось. Мой путь в бизнесе не был безоб­лачным, поэтому я знаю, о чем говорю. В 1993-м я стал одним из учредителей предприятия «Димет», производственная деятельность которого, помимо прочего, была основана на моем патенте управления электро­магнитами. Но, через несколько лет, из-за конфликта собственников компании, я потерял все активы, сохранив лишь голову и опыт работы. Пришлось все начинать «с нуля». В 2000 году, на производственной базе «Машза­вода им. 1 Мая», и при поддержке его гендиректора Вячеслава Васильевича Синцова, я открыл предприятие «ДимАл». Примерно в этот же период компания «Димет» была преобразована в новое предприятие – «Димет-М», которое возглавили мои бывшие партнеры.

  Сейчас заводы «Димет-М» и «ДимАл» это современные сильные предприятия в числе флагманов индустрии грузоподъемных магнитов России, и конкурирующие в этой отрасли многие годы. К сожалению, это соперничество не всегда развивалось в допустимых и бесконфликтных рамках, возникали определенные вопросы. Но, как говорят: «война-войной, а жизнь продолжается», и деятельность заводов тоже не стоит на месте. Жизнь каждого идет своим путем!  

«РР»: Вы пытались решать конфликты с конкурентами в правовом русле?

– Конечно. Мы обращались в контролирующие органы по поводу допущенных конкурентами нарушений законодательства. Было несколько длительных тяжб, и антимонопольная служба привлекала наших оппонентов к ответственности. Вместе с тем, в ряде случаев, я считаю крайней мерой решение таких ситуаций через привлечение госорганов, и какое-либо наказание. Государственные методы воздействия, несомненно, правильные, однако, самого конфликта они урегулировать, увы, не способны. Также, не способны эти меры обратить все негативные последствия недобросовестной конкуренции. Ведь, опубликованные акты УФАС и судов по таким делам читают не все, а, к примеру, распространенная конкурентом информация расходится широко и очень быстро. Поэтому, несмотря на защиту со стороны государства, восстанавливать «статус-кво» бывает очень трудно. Полагаю, что в таких ситуациях, прежде всего, нужен диалог. Например, в нашем вопросе именно переговоры, в том числе при содействии Президента Вятской ТПП, в определенной степени, помогли нормализовать ситуацию.

 Вместе с тем отмечу, что не все, даже самые острые отношения конкурентов, уместно называть «конфликтами». Ведь сама по себе конкуренция известных предприятий одного профиля, и при этом немногочисленных – это абсолютно нормальное для рынка явление! К тому же, полезное для экономики! Наш завод, невзирая на все связанные с конкуренцией трудности, продолжает наращивать темпы деятельности, усиливает научные и конструкторские изыскания (на сегодняшний день у нас около 40 патентов в сфере производства грузозахватного оборудования), внедрение которых позволило нам снизить цены на продукцию и существенно повысить гарантийные обя­зательства. Мы постоянно ведем серьезную технологическую работу, чтобы использовать инновационные технологии и получить законные преимущества, позволяющие нам работать на уровне рентабельности.

«РР»: Конкурентная борьба, какой бы она ни была, стимулировала Ваше предприятие к дальнейшему развитию. Однако, как я понимаю, конкуренция не является единственной проблемой в реализации ваших целей?

– Конечно, нет. Существуют и другие более серьезные факторы. К примеру, при реализации грузоподъемных магнитов, мы регулярно сталкиваемся с весьма субъективным мнением персонала, отвечающего за эксплуатацию парка магнитов на промышленных предприятиях. И не всегда достигнутые нами успехи в производстве магнитов, в т.ч. новые технологии, и успешно реализованные конструкторские идеи, могут сломить сложившиеся «в головах» стереотипы.

Считаю, что причиной тому, зачастую, является отсутствие подготовки специалистов не только в сфере производства, но и в сфере эксплуатации грузоподъемных магнитов. Конечно, будучи производителем, мы проводим внутреннее дополнительное образование специалистов в этой области, а также разъясняем нюансы эксплуатации такого оборудования персоналу наших заказчиков. Но этого явно недостаточно. Отсутствие подготовленных специалистов затрудняет взаимодействие заказчика и исполнителя сразу же с самого начального этапа производства. Например, у нас регулярно возникают различные трудности при согласовании технического задания. Зачастую, заказчик не считает необходимым указывать «незначительные», по его мнению, технические нюансы. В итоге, эти упущения существенно влияют на эксплуатацию оборудования. Полагаю, что такие «белые пятна» – прямой результат недостаточной теоретической базы в подготовке специалистов, отвечающих за эксплуатацию грузоподъемных магнитов.

Еще одна сугубо отраслевая проблема – отсутствие в России государственных технических стандартов, четко определяющих эксплуатационные параметры такого оборудования. К примеру, это касается таких важных характеристик, как грузоподъемность и коэффициент запаса, влияющих на безопасность работ при переносе ферромагнитного груза. В связи с этим, мы были вынуждены ориентироваться на немецкий стандарт DIN VDE 0580, которым регламентирована методика расчета грузоподъемности магнитов на различных видах ферромагнитного груза, и провести сертификацию наших изделий на соответствие требованиям данного стандарта (сертификация СЕ).

«РР»: Предпринимаете ли Вы, как производитель данного оборудования, шаги к устранению указанных факторов?

– Что касается обучения специалистов «внутри отрасли», как я уже говорил, мы проводим работу по разъяснению специфики эксплуатации и ремонта такого оборудования, и обучению персонала работы с ним. Увы, проблему отсутствия тех же ГОСТов мы решить не в силах, т.к. этим должны заниматься соответствующие государственные ведомства. Считаю, что, опираясь на опыт производителей, государство обязано разработать весь комплекс специальных отраслевых норм, включающих как национальные стандарты, так и программы подготовки специалистов.

Сейчас же мы, по сути, контролируем сами себя, опираясь на зарубежные стандарты и регламенты. Приходится даже внедрять специальные инструменты такого контроля. Например, нашим предприятием разработана мобильная разрывная машина, позволяющая проверить на месте отрывные усилия грузоподъемных магнитов любого производителя. Такая проверка позволяет сравнить заявленное отрывное усилие с реальным  показателем, и рассчитать точную, реальную грузоподъемность магнита. Возможности этого устройства, созданного первоначально для собственных нужд завода, сейчас пользуются спросом и у наших заказчиков.

 «РР»: Какие еще технические новшества предлагает заказчикам «ДимАл»?

  – Сейчас мы делаем упор на различные инструменты, позволяющие нашим потребителем снизить затраты на приобретение или ремонт грузоподъемного оборудования. К примеру, не так давно мы предложили нашим потребителям услугу, позволяющую им осуществить качественный ремонт магнитов своими силами. Зная параметры магнита заказчика, завод «ДимАл» производит и поставляет заказчику комплектующие, необходимые для самостоятельного проведения ремонтных работ. Подобная услуга позволяет не только значительно снизить стоимость ремонтных работ, но и повысить качество отремонтированных магнитов, так как комплекты производятся заводом с соблюдением всей необходимой технологической цепочки. В прошлом году такой услугой уже воспользовалось одно крупное предприятие, закупив порядка 150 комплектов. Полагаю, что теперь у нашего заказчика отпадет необходимость в приобретении новых магнитов.

Работать надо честно!



Аркадий Халявин для 

 


 

По всем вопросам, претензиям и предложениям по данной публикации обращайтесь к автору, Председателю НКО “ГРОЗА” Аркадию Халявину, тел.: 8-932-600-57-84, Эл.почта: 89090011111@mail.ru 

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов