02.04.2015

Рыбаки Хабаровского края рассчитали формулу конкуренции в своей отрасли. Она оказалась на удивление простой: чем больше у предприятия денег, тем выше конкурентоспособность его продукции. Однако решение их проблем зависит не только от наличия финансовых ресурсов.

Чтобы наладить выпуск рыбной продукции, надо вложить средства в приобретение промыслового участка, получить квоты на вылов, задействовать новые технологии, пригласить квалифицированных специалистов. Как отметил в ходе Общественного совета при министерстве природных ресурсов Хабаровского края председатель правления объединения «Крайрыбакколхозсоюз» Александр Васильев, общий знаменатель для выполнения всех этих последовательных действий один – объем финансовых затрат.

«Вернемся к первому действию – участию в торгах на приобретение промыслового участка. По сути, скупке мест обитания ресурса, в которой принимают участие не только рыбаки, но и компании, не имеющие к отрасли никакого отношения. Уже на первом этапе возникают проблемы, связанные с посредническими услугами при перепродаже прав на пользование участками. Создана схема, по которой можно числиться рыбаком, но не ловить рыбу. Достаточно иметь деньги. Участие в аукционах при получении промысловых участков рождает массовую категорию людей – рантье, живущих за счет дивидендов. Рыбаки называют их тормозом ценовой конкуренции. Стоимость продукции благодаря их усилиям по сравнению с ценой сырья на берегу растет в разы. Прежде существовала государственная структура «Дальрыбсбыт», которая занималась приемкой уловов и контролем качества продукции. Организацию закрыли, предложив взамен использовать рыночный механизм, получивший известность как “купи – продай”, хотя нужно было создать рыбную биржу. На принципах биржи работает в Токио японский рынок «Цукидзи». Рыбак там имеет возможность продать в ходе открытого аукциона свой труд по максимальной цене. Сырье должно напрямую поступать переработчикам, продавцам магазинов, владельцам ресторанов, но в России такой рынок бесперспективен – остались бы без дела чиновники и тысячи рантье», – рассказал Александр Васильев.

По его словам, на втором этапе необходимо освоить выделенные квоты. «Вылов более 50 процентов выделенных ресурсов гарантирует квоты в следующем сезоне, а при более высоком результате дает возможность претендовать на дополнительные объемы. Рекордные уловы идут в зачет и предприятиям, и чиновникам, потому возникают сомнения в достоверности отчетов. В Хабаровском крае более 1000 промысловых участков и каждый должен иметь экономическое обоснование. Сколько можно ловить? Какими доходами может пополниться бюджет? Каков прогноз допустимых уловов? Государство же интересует лишь сумма, вырученная от их аренды», – отметил Александр Васильев.

Он подчеркнул, что выполнение третьего этапа повышения конкурентоспособности упирается в возможность кредитования. «Кредиты под 30 процентов годовых не способствуют развитию, а собственных ресурсов у рыбаков недостаточно. Возникают сомнения в отношении реализации федерального закона «О марикультуре». Многие годы ассортимент вылова ограничивался валютоемкими видами ресурсов – минтай, лосось, сельдь, краб. Заставить рыбаков осваивать гребешок или морского ежа трудно. Давно существует правило – занимающиеся рыбоводством компании имеют право на дополнительные ресурсы. Но только на этапе первоначального выделения квот, а на дополнительные объемы, которые распределяют региональные комиссии, это правило не распространяется», – пояснил председатель правления объединения «Крайрыбакколхозсоюз».

Что касается привлечения кадров, то здесь, по словам Александра Васильева, складывается особая ситуация. «Невозможно понять – почему в составе региональной комиссии, в компетенции которой стратегические вопросы рыболовства, из 10 человек лишь два профессионала? Может быть, поэтому не удается в регионах создать сеть магазинов “Океан” без посредников. Рыбакам приходится идти на сделку с рантье, ведь деньги нужны не завтра, а сегодня. Получается, без рантье никак, а конкуренция теряет всякий смысл. Предприятия считают, что формула успеха в бизнесе “товар – деньги – товар” становится неработоспособной. Возможности выпускать дешевую и качественную продукцию в условиях существующих барьеров ограничены. И речь не столько об административных ограничениях или тарифной политике, сколько об условиях, на которые бизнес не может повлиять – плотность населения и платежеспособность потребителей.  Врят ли кто упрекнет рыбаков в нежелании снижать себестоимость и повышать качество продукции. Потребительские свойства оцениваются возможностью превратить товар в деньги, а деньги в товар. Тогда почему же не работает формула успеха в рыбном бизнесе?», – подчеркнул он.

В свою очередь президент ассоциации рыбохозяйственных предприятий Амурского бассейна Александр Поздняков отметил, что при неизменной позиции государства конкурировать с иностранными партнерами рыбаки не могут.  «Предприятия стремятся для повышения своей конкурентоспособности наращивать мощности по переработке ближе к потребителям. Но существующие мощности партнеров загружены наполовину, потому принимаемые решения по строительству новых заводов при низком спросе оказываются ошибочными. Такие заводы ухудшают положение действующих, потому важно договариваться, запускать процесс объединения, направлять инвестиции на приобретение новых технологий и совершенствовать логистику», – подчеркнул он.

Как отметил президент ассоциации предприятий рыбной отрасли Хабаровского края Александр Антипин, расчеты показывают, что создание даже на берегу моря рыбной биржи, не решает вопросы конкурентоспособности. «По примеру рынка Цукидзи в японском Токио рыба должна поступать на биржу ежедневно и удовлетворять потребности рынка, но у нас нет, ни достаточного числа поставщиков, ни потребителей продукции. Поставщики разбросаны на территории в тысячи квадратных километров, а потребители, включая владельцев магазинов и ресторанов, качеству предпочитают дешевизну», – заявил Александр Антипин.

Падение рентабельности вылова биоресурсов заставило рыбаков вернуться к обсуждению эффективности контролирующих органов и нелегальных поставок продукции. Об этом сообщил председатель артели «50-лет Октября» Давид Фукс. «Цены на продукцию глубокой переработки продолжают расти, а на сырье – остаются неизменными, а где-то они упали ниже себестоимости. Стимулов выходить в море все меньше. Факторов, от которых зависит успех путины, много. Неточность прогноза объема добычи ресурсов, ограниченность финансовых возможностей, метеообстановка в районах лова, влияние нелегальных производителей, недостаток причальных стенок в портах, непомерное давление на рынок посредников. Не смотря на хорошие в целом уловы, 2014 год для артели оказался тяжелым. Отправились на лов в Магадан – неудачно. Пошли на Сахалин – просчитались. Вложились в поход за сайрой – помешала погода. Вернулись в порт Ванино – причалить некуда. Простояли сутки под разгрузкой 200 тонн сельди, за что администрация порта взяла с нас 157 тысяч рублей штрафа. Сельдь мороженную продали по 19 рублей за килограмм, а на прилавках магазинов она в соленом виде по 83 рубля, а в копченом – по 200 рублей за килограмм. Зачем ходить в море, если на земле можно заработать больше?», – сказал Александр Антипин.

О станом впечатлении от деятельности Россельхознадзора заявил гендиректор компании «Скалопс» Александр Булдаков. «Продукция готова к отправке на экспорт. Что интересует инспекторов? Комплект документов, который рыбакам предоставила ветеринарная служба субъекта РФ. Инспектора Россельхознадзора контролируют не безопасность продукции, а качество работы своих коллег из региона. При погрузке рыбы на судно должен присутствовать инспектор, а их в штате федеральной службы недостаточно, в результате рыбаки вынуждены выстраиваться в очередь при ограниченных сроках хранения продукции. По прибытию в иностранный порт повторный контроль, за который снова надо заплатить. Один из фактов, влияющих на финансовую стабильность компании, можно обнаружить в Интернете. Наберите в поисковой системе: куплю 1000 тонн кеты. И получите десятки предложений по цене 50 рублей, при себестоимости вылова в 100 рублей за килограмм. Интернет перегружен предложениями нелегалов, но никто не пытается с ними бороться», – подчеркнул он.

В течение пяти лет предприятия рыбной отрасли края ждут обещанных правительством мер стимулирования развития судостроения. Но решение проблем судовладельцев не пошло дальше обсуждения концепции. Для Хабаровского края с огромными судостроительными мощностями не иметь заказов на ремонт судов просто недопустимо – подчеркивают рыбаки. Необходимо понять – почему большая часть судов флота уходит на ремонт в Китай и Южную Корею? В краевом реестре почти сто промысловых судов флота и 70 процентов из них имеют степень износа более 70 процентов. Через пять лет рыбакам не на чем будет выходить в море. Проблема в затратах судовладельцев, которые в 1,5 раза выше, чем за рубежом. Стоимость среднего сейнера 10 миллионов долларов. Вместо государственных мер стимулирования судостроения в законе о рыболовстве появились поправки, которые можно назвать запретами. Суда с просроченными сроками эксплуатации предложено выводить из реестра, а с 2020 года предприятиям, на содержании которых такой флот состоит, не давать квоты.

«Поразительный случай в Приморье. Представители заводов из Южной Кореи, понимая, что в России сохранились квалифицированные кадры по ремонту и обслуживанию силовых установок судов флота, предложили им контракты с размером платы труда 3000 долларов в месяц. Теперь отечественные промысловики, не только ловят в интересах азиатских стран, но и выполняют ремонт своих судов. На верфях завода в Пусане их ждут российские инженеры, которым они полностью доверяют. Ведь бизнес всегда идет туда, где стимулы и стабильность», – подчеркнул Александр Булдаков.

 

Андрей СМИРНОВ для