25/03/15

– Необходимо менять не принцип назначения губернаторов, а порядок прохождения губернаторской службы и вносить коррективы в работу федеральных контрольных органов, – считает Владимир Кравцов, д. ф. н., профессор кафедры печатных СМИ Академии медиаиндустрии. Эксперт прокомментировал «Регионам России» путь, который необходимо пройти, чтобы стать губернатором, и то, как сложилась судьба некоторых руководителей регионов.

– Как Вы оцениваете существующий сегодня порядок назначения губернаторов? Нуждается ли он в изменениях?

– Экс-сахалинского губернатора Александра Хорошавина я запомнил как профессионального нефтяника, опытного управленца и вполне приличного человека. В 1998 году в городе Оха Сахалинской области, где Хорошавин занимал пост вице-мэра этого богом забытого города на краю земли, делал с ним экспертное интервью. Через 10 лет мэр Охи был уже назначен губернатором Сахалинской области. Стремительный карьерный взлет обернулся не менее стремительным падением в бездну. Почему так жестко и жестоко под прицелами федеральных телевизионных камер поступили с губернатором Сахалина? Почему, в отличие от недавней тихой, аппаратной, почти «домашней» отставки другого дальневосточного губернатора, главы Еврейской автономной области Александра Винникова, арест Хорошавина преподнесли как крепкий голливудский боевик?

Ответ очевиден. Остров Сахалин – единственный на Дальнем Востоке бездотационный субъект Федерации. Еще до прихода во власть Хорошавина на этом «острове сокровищ» заработали нефтегазовые проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Рыба, икра, морские порты, океанские суда – это по сравнению с нефтью и газом по сахалинским меркам в прямом и переносном смысле «мелкая рыбешка».

Соблазн прикоснуться к этим богатствам острова огромен. В конце девяностых годов я активно работал с первым «народным губернатором» Сахалина Игорем Павловичем Фархутдиновым. Его жизнь трагически оборвалась в самом расцвете лет. Помню, как Игорь Павлович не раз говорил мне о том, что «Сахалин – это рай на Земле, но боги в нем простые люди, и никому не дано право отбирать у людей то, что они заслужили». Видимо, для Александра Хорошавина заветы Фархутдинова оказались неактуальны. Отдать из областного бюджета для губернаторских «нужд» 200 тысяч рублей за унитаз с гидромассажем и пультом управления – это уже за пределами здравого смысла.

Александру Хорошавину тревожные звоночки поступали еще задолго до его ареста. В 2013 году Сахалинскую область проверили на предмет расходования бюджетных средств в области госзакупок. Выяснили, что правительство готово было потратить 600 миллионов рублей на «улучшение имиджа губернатора». Официальная строка была следующая: «информирование населения о деятельности и успехах».

Хозяина Сахалина лично раскритиковал тогда Президент России Владимир Путин, заявив о том, что ничем нельзя более навредить имиджу чиновника, как такими тратами. Казалось бы, куда уж дальше транжирить народные деньги, когда сам Президент страны делает тебе серьезные замечания? Но Хорошавина остановить было уже невозможно. Это как наркотик, на который подсаживаются многие люди, наделенные властными полномочиями по распределению бюджетных средств: экс-губернатор Тульской области Вячеслав Дудка, экс-мэр Ставрополя Игорь Бестужев, экс-мэр Астрахани Михаил Столяров и другие некогда официальные лица, осужденные за коррупцию и взятки.

Кстати, назначал Хорошавина в первый раз еще сам Владимир Путин. А продлевал полномочия Дмитрий Медведев.

С годами, проведенными во власти, меняется отношение как к людям, так и к народным деньгам. Чем чаще Следственный комитет, Счетная палата, Генеральная прокуратура будут «беспокоить» проверками и «звоночками» губернаторов, тем чище будет воздух в политическом климате России. Изменения в порядок назначения губернаторов вносить не нужно. Здесь все сейчас предельно ясно и понятно. Губернаторов назначает и меняет лично Владимир Владимирович Путин. Он же и делает «контрольные звоночки». Как говорится, без иллюзий. Менять необходимо порядок прохождения губернаторской службы и вносить коррективы в работу федеральных контрольных органов. Вот тогда и будет порядок.

– Какие факторы оказывают влияние на выбор того или иного кандидата в губернаторы? В какой степени при этом используется «президентский кадровый резерв»?

– Факторов, оказывающих влияние на выбор кандидата в губернаторы, два: одобрение Президента страны и народная любовь. С вторым пунктом получается далеко не у всех, но прецеденты случаются. Классический пример – губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, современный классик – глава Крыма Сергей Аксенов. Если эти два фактора сольются воедино, то получится вполне успешный губернатор. Если одно звено будет выпадать, то получим варианты с новосибирским губернатором Юрченко или с волгоградским Баженовым. Их сняли из-за утраты доверия, причем как Президента России, так и народа.

Президентский кадровый резерв – это филькина грамота, написанная для региональных чиновников, для которых попасть на госслужбу в Москву из глухой провинции считается высшим благом. Резерв составлен таким образом, чтобы каждый маломальский провинциальный или московский госслужащий в своих служебных мечтах видел себя в кресле губернатора уездного города № или, как минимум, на Старой площади в аппарате Администрации Президента. Но кресел на всех явно не хватит, поэтому чиновный люд с гордостью пишет в своих резюме и биографиях о том, что он состоит в «президентском кадровом резерве». На этом, как правило, политическая карьера и заканчивается.

– На Ваш взгляд, какие ресурсы и личные качества необходимо задействовать кандидату для получения должности руководителя региона?

– «Медведевский закон» 2012 года о прохождении муниципального фильтра для кандидатов в губернаторы навсегда похоронил шанс для многих ярких и неординарных политиков занять высокий пост. Кандидат-самовыдвиженец обречен не получить поддержку депутатов представительных органов муниципальных образований, если его фамилия не согласована с Администрацией Президента. Это и хорошо, и плохо одновременно. Очевидный плюс в том, что благословление на правление тем или иным регионом он получает лично от Президента страны. Минус – застой в кадровой политической системе. Молодые, харизматичные, профессиональные политики не пойдут в партию власти, чтобы, заручившись ее поддержкой, выдвинуть свою кандидатуру на губернаторские выборы. Как правило, они идут собственным путем, который не всегда устраивает власть. Ресурсы и личные качества – это уже второй план политики, который при получении должности не играет ключевой роли.

Скромный Александр Хорошавин начинал с мелкой должности вице-мэра маленького островного городка, продолжил в окружении собственной команды на диванчике за 500 тысяч рублей, а закончил в камере СИЗО в окружении уголовников.