02.03.2015

– События на Украине, западные санкции, экономическая и политическая блокада России подталкивают руководство КНР все теснее сближаться с Россией, – считает Владимир Кравцов, д. ф. н., профессор кафедры печатных СМИ Академии медиаиндустрии. Эксперт прокомментировал «Регионам России» перспективы отношений двух крупных мировых игроков.

– Оцените масштаб и глубину экономических и политических связей России со странами Северо-Восточной Азии.

– Развитие политических и экономических отношений между Россией и странами Азиатско-Тихоокеанского региона на сегодняшний момент достигло наивысшей точки. Индия, Китай, Вьетнам – стратегические партнеры России на зависть США и Евросоюзу и их же потенциальные соперники за доступ к российским энергоресурсам. Экономика стран АТР растет с каждым годом. Не секрет, что к 2020 году она должна составить более половины мирового ВВП.

На общем фоне развития отношений между Россией и странами АТР лидирует Китай. В какой-то мере сакральным был первый международный визит в качестве председателя КНР Си Цзиньпина в Россию. Его желание продемонстрировать России свою преданность и общность идей наглядно показала супруга лидера КНР, которая перед визитом супруга в Россию выучила на русском языке песню «Катюша» и прекрасно исполнила ее на торжественном приеме!

Желание Китая заполучить в союзники могущественного восточного соседа вполне объяснимо. Запад и США демонстративно ведут против экономического развития КНР мощную войну. Китай вытеснили из сфер его влияния из Сирии, Ливана, Ирана и ряда других арабских и латиноамериканских стран.

Китай прекрасно понимает, что без помощи России в одиночку ему не выиграть в экономической, политической и информационной войне, развязанной против него США и партнерами. Только вместе с Россией, с ее мировой экономикой и богатейшей сырьевой базой, он может выстоять в этом противостоянии между Западом и Востоком.

Руководство КНР всячески пытается и будет пытаться впредь убедить Россию от отказа западных систем ценностей, которую принимают пока многие россияне. Для китайцев важнее всего то, чтобы природные ресурсы России текли не в Европу, а в Китай. Имея мощную банковскую и финансовую систему, развитую легкую промышленность, Китай будет стремиться обменять это на энергоресурсы России, в которых он заинтересован как никто другой.

Первый шаг к сотрудничеству уже пройден. Подписанный газовый контракт между КНР и Газпромом является самым глобальным проектом за всю историю взаимоотношений между нашими странами. Но газ – это только начало пути. Китайцы заинтересованы в разработке вместе с Россией арктических глубин, они готовы осваивать вместе с нами Северный морской путь, строить дороги на Дальнем Востоке и многое другое.

Известен интерес Китая к российскому космосу, атомной энергетике, инновациям. Мировой глобальный финансовый кризис и санкции западных стран против России как никогда сегодня играют на руку китайцам. Неудивительно, что КНР активно начинает развивать на территории России машиностроение.

В сегменте легковых автомобилей и особенно внедорожников в самое ближайшее время китайцам не будет равных. Учитывая «генетическую любовь» русских к джипам, китайцы в ценовом порядке скоро вытеснят с этого рынка американцев, японцев, немцев и корейцев. Через год-два дешевые и практичные китайские внедорожники заполнят наши дороги на 50%!

В 21 веке Китай в борьбе с западными ценностями и моделями экономики, сделал четкую ставку на Россию. Альянс против Запада Китай выстраивает исключительно с Россией. События на Украине, западные санкции, экономическая и политическая блокада России подталкивают руководство КНР все теснее сближаться с Россией.


– Каких рисков необходимо избегать России, вступающей в более тесное взаимодействие с КНР?

– Взаимодействие с Китаем имеет и свои минусы и плюсы. Не надо забывать о том, что в китайской философии есть два начала: «путь» и «стена». С известной китайской стеной все относительно ясно: не пускать в свой мир чужих с их ценностями и укладами жизни.

С «миром» все наоборот: идти в мировое сообщество и нести свои товары, забирая взамен мировые ценности в виде инновационных технологий, последних достижений в науке, медицине, космосе и.т.д.

Таким образом, китайцы наглядно демонстрируют свою восточную философию: наблюдать с горы над схваткой, пока труп одного из поверженных проплывет мимо Тебя. Китайская мудрость «невмешательства» сегодня опасна для России.

Похожие принципы мы уже видели в период западных нападок в ООН в адрес России по отношению к Украине. Китайцы занимают наблюдательную позицию и ждать от них резких ответных шагов Кстати, по отношению как к России, так и к Западу, у Китая нет близких духовных ценностей. Что роднит Россию и Китай, так это развитие духовности и целостности общества, за которое так сильно переживают и в Москве, и в Пекине.

Во всех остальных случаях мы полные антиподы. Не стоит уповать на близость духа, экономики и философии между русскими и китайцами. Мы – разные, не стоит строить иллюзий по этому поводу. России не надо «идти под Китай». Ей надо выстраивать собственную конфигурацию сил.

– Сейчас доля нацвалют в двусторонней торговле между Россией и Китаем очень небольшая. На Ваш взгляд, она будет увеличена?

– После заключения глобальных газовых, энергетических и транспортных контрактов между Россией и Китаем, доля нацвалют в торговле будет логично увеличена. По статистике к 2015 году торговый обмен между нашими странами должен был увеличиться до 100 млрд долларов США. В 2020 году он должен составить 200 млрд долларов. Суммы впечатляют и оставляют еще шанс к увеличению. Ведь Россия и Китай являются ведущими членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), созданной в противовес США и его западным партнерам в Центральной Азии и Евразии.

У Китая на сегодняшний день огромный золотовалютный запас, лучшее в мире государственное планирование, эффективное законодательство. Все это позволяет существенно раздвинуть финансовые, экономические и политические границы между нашими странами. За всю историю дипломатических отношений между Россией и Китаем с царских времен, у нас никогда еще не было такого единого понимания политической ситуации и точек соприкосновения практически во всем, как в эти «санкционные» годы.