26/02/2015

– В азиатской политике России нужна продуманная система противовесов, считает Анатолий Беднов, член Союза журналистов России. – Необходимо учитывать огромный экономический и быстро растущий военный потенциал Поднебесной и непростую историю наших взаимоотношений на всем протяжении прошлого века, – прокомментировал «Регионам России» эксперт по федеральной и региональной политике будущее отношений двух стран – России и Китая, которые могут сблизиться в условиях ухудшения диалога РФ с западным миром.


– Оцените масштаб и глубину экономических и политических связей России со странами Северо-Восточной Азии.

– Северо-Восточная Азия – это как раз наша страна: Сибирь, российский Дальний Восток. Китай, обе Кореи, Япония – это Восточная Азия. Что касается взаимоотношений со странами этого региона, прежде всего – Китаем, то вот цифры: по информации Главного таможенного управления КНР, переданной ТАСС, товарооборот между Россией и Китаем за 2014 год вырос на 6,8 процента и составил 95,28 миллиардов долларов. Задача, которая стоит перед нашими странами – преодолеть стомиллиардную планку. При этом объем импорта российских товаров в Китай увеличился на 4,9 процента, – до 41,6 миллиардов долларов, в свою очередь, объем китайского экспорта в Россию составил 8,2 процента (53,68 миллиарда доллара). Но при этом доля России во внешнеторговом обороте КНР составляет всего два процента, в России же доля торгового оборота с КНР в общем объеме равняется 11%. В этом смысле нашей торговле еще расти и расти… Отметим, что в 2013 году Китай впервые в истории стал лидером в международной торговле. Сегодня для России ставший торговой сверхдержавой Китай – главный партнер. А вот Россия среди торговых партнеров Китая – по-прежнему в конце первой десятки, и перемещение с десятого на девятое место преподносится как триумф. В первом полугодии 2014 года объем китайских инвестиций в экономику России составил 1,2 миллиарда долларов, то есть вырос в пять с половиной раз, в сравнении с тем же периодом 2013 года.


Политические связи России с КНР также успешно развиваются, в том числе в рамках ШОС. Проводятся совместные военные и антитеррористические учения.

Новый импульс развитию наших взаимоотношений должны дать масштабные логистические проекты – в частности, увеличение грузопотока по Севморпути в Восточную Азию, строительство новых транспортных магистралей. Это не только скоростная железная дорога от Москвы до Пекина через Казахстан, но и, например, «Белкомур», который свяжет страны Северную Россию и Скандинавию с Центральной Азией. Как тут не вспомнить жюльверновский роман «Клодиус Бомбарнак» о путешествии по Трансазиатской дороге, только великий фантаст начертил маршрут через Среднюю Азию, а в современной ситуации новые транспортные пути пройдут через Урал и приарктические регионы. Из этой же геополитической «оперы» – «Сила Сибири» и другие трубопроводы. Если, конечно, кризис не нарушит этих грандиозных планов.  

Кстати, китайцы – замечательные туристы, это отметил Мишель Уэльбек в романе «Карта и территория». Они – традиционалисты до мозга костей, с большим интересом и уважением относятся к культурному наследию других народов, в том числе русского, пусть даже наша цивилизация кажется им юношеской на фоне многотысячелетней китайской. Приток гостей из Поднебесной способен оживить индустрию въездного туризма.

Что касается развития двусторонних связей с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона, процитирую недавнюю статью из “Japan Times”:

«Путин стремится установить сотрудничество в военной сфере и стимулировать торговлю, причем торговые отношения придется начинать почти с нуля. Среди крупнейших партнеров Ассоциации стран Юго-восточной Азии, в которую входят 10 государств, Россия находится на 14 месте. По данным АСЕАН, объем двухсторонней торговли в 2013 году составил 19,9 миллиарда долларов, что на 10% больше, чем в 2012 году».

– Каких рисков необходимо избегать России, вступающей в более тесное взаимодействие с КНР?

– Как бы нам того ни хотелось, а возвращения к послевоенному «русский с китайцем – братья навек» не произойдет. У каждой державы свои жизненные интересы, которые могут не совпадать. Отношения между двумя гегемонами Азии должны быть добрососедскими, взаимовыгодными, но дружба «не разлей вода» – это из области прекрасных мечтаний. Параллельно Россия должна развивать сотрудничество и с Индией, которая присматривается к ШОС, и с Японией, и со странами Среднего Востока. Снова обращусь к статье из авторитетного японского СМИ:

 “Русские опасаются брать слишком много займов у Китая, и поэтому они очень заинтересованы в диверсификации своего портфеля и в улучшении отношений с множеством азиатских держав, – говорит директор российско-евразийской программы в Центре стратегических международных исследований (CSIS) в Вашингтоне Эндрю Качинс. – Кризис на Украине побудил их активизировать попытки налаживания связей с азиатскими странами”.

И хотя Путин не может игнорировать Китай – в 2013 году он был крупнейшим торговым партнером России, две страны регулярно проводят совместные военные учения, к тому же Китай закупает российский газ – Кремль, желая подстраховаться, возобновляет усилия по поиску в Азии других партнеров.

В последние месяцы Россия пытается наладить связи с такими средними державами, как Индия, Япония, Южная Корея, Индонезия и Пакистан.

“Россия все активнее смотрит в сторону Азии и видит, что ситуация складывается непростая, – говорит старший научный сотрудник института Brookings India в Нью-Дели В. П. С. Сидху. – Можно предположить, что она пытается создать противовес Китаю. Всех беспокоит растущий потенциал Китая и, что более важно, – его намерения”.

В азиатской политике России нужна продуманная система противовесов, учитывая огромный экономический и быстро растущий военный потенциал Поднебесной и непростую историю наших взаимоотношений на всем протяжении прошлого века: от участия России в подавлении Боксерского восстания до соперничества на грани военного конфликта двух великих социалистических держав во второй половине столетия. С другой стороны, я не вижу геополитической угрозы для России со стороны Китая в ближайшие годы.

Следует сказать, что векторы китайской экспансии на протяжении последних двух тысячелетий его существования были направлены на юг (Индокитай) и на запад (Тибет, Уйгуристан, Джунгария, Средняя Азия), но не на чужой и суровый север. Так что опасаться усиления китайской мощи скорее следовало бы нашим соседям – Казахстану и Кыргызстану. Часто любят указывать на то, что в Китае печатаются карты, на которых половина Дальнего Востока и треть Сибири показаны как китайские территории. Но все эти аннексионистские карты публикуют частные издательства, это не позиция государства. Ведь и в России звучат голоса, в том числе с парламентской трибуны, призывающие к победоносному броску на юг, возвращению Аляски в лоно России и т.д. Но все это – заявления конкретных лиц и организаций, а ни в коей мере не официальная позиция Кремля.

Угроза безопасности России со стороны Китая может возникнуть, во-первых, в случае смены КПК во власти великоханьской националистической партией с агрессивным внешнеполитическим курсом в отношении России. Во-вторых, если в результате такой смены власти в Китае разгорится полномасштабная гражданская война, как много раз бывало в ее истории, и десятки миллионов жителей этой страны, спасаясь от смуты, хлынут через российскую границу, сметая погранзаставы. В-третьих, в случае катастрофического развития событий в самой России и ее дезинтеграции. Важно понимать, что регионы Сибири и Дальнего Востока в принципе не могут обрести независимость: оторвавшись от России, они неизбежно окажутся добычей южного соседа. При этом не обязательно осуществлять прямую военную агрессию – достаточно посадить во Владивостоке, Чите или Хабаровске марионеточные режимы при поддержке небольших контингентов «вежливых людей» из Народно-освободительной армии Китая. Сибиряки прекрасно понимают, что в случае сецессии восточных регионов России события будут развиваться именно по такому сценарию. Потому сепаратизм в Сибири сегодня непопулярен, оставаясь достоянием немногих маргинальных групп. Сильной и целостной России китайская угроза не страшна. Отметим в связи с этим, что больше всего о китайской угрозе у нас любят рассуждать представители прозападного лобби (отставные «реформаторы», профессиональные «революционеры-демократы», «дети грантов» и тому подобная публика). Но не так страшен живущий по соседству дракон, как ползающие под ногами змеи.

– Сейчас доля нацвалют в двусторонней торговле между Россией и Китаем очень небольшая. На Ваш взгляд, она будет увеличена?

– По крайней мере, Президент России Владимир Путин поставил такую задачу, и, я надеюсь, она будет успешно решена к обоюдной выгоде наших двух стран.