В ближайшее время (до конца февраля) правительство во исполнение собственного же антикризисного плана должно определиться с тем, как поступить с валютными заемщиками. По данным Центрального банка, на конец прошлого года задолженность по валютной ипотеке составила 117 миллиардов рублей, что составляет 3,5% от всех ипотечных кредитов. По данным наспех формированного Движения валютных заемщиков, 31% всех должников имеют двух и более детей, 6% из них – многодетные семьи. При этом из-за падения курса рубля их ежемесячный платеж вырос в два-три раза, а сумма оставшегося долга у многих превысила сумму взятого кредита, несмотря на то что они аккуратно расплачивались шесть-семь лет (60% таких заемщиков брали кредиты в 2007-2008 годах).

 
Почему же проблемы “элиты” всех ипотечных заемщиков, сконцентированных преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге, заставляют правительство, ЦБ и депутатов ГосДумы решать на первый взгляд чисто коммерческий спор между банками и их клиентами, оказавшимися жертвой валютных колебаний? Только ли опасения массовых акций протеста у правительственных зданий в столице?
 
Вопрос с валютной ипотекой – это вопрос о возможности и обязанности государства быть не просто “ночным сторожем”, как мечтают либералы, а полноценным арбитром и регулятором, исходящей и в экономике не только из норм гражданского кодекса, банковского законодательства, но и принципов справедливости. В конце концов, почему валютные ипотечники вынуждены из своего кармана оплачивать не только издержки общегосударственного курса, в ответ на который вводятся санкции и объявляется по сути экономическая блокада, приводящая к обвалу национальной валюты? Именно об этом, кстати, открытым текстом пишут сами заемщики в обращении к Президенту.

И почему правительство не может принять законопроект N 700708-6 “О реструктуризации обязательств граждан по кредитным договорам и договорам займа, выраженных в иностранной валюте, в валюту РФ”, подготовленный  депутатами Гос Думой и, который при цене в 20 миллиардов рублей гарантирует безболезненный для всех сторон (и банков, и заемщиков) переход от валютного к рублевому кредиту? При том, что только утвержденной поправками к бюджету 2014 года прямой финансовой помощи и гарантий банкам предусмотрено на сумму до триллиона рублей. Выходит, что сами “валютчики”-налогоплательщики наступают на “горло своей же песне”, да еще и оплатив предварительно из своего кармана сей неприятный кульбит.
 
Проектом, в частности, предусматривается, что реструктуризация будет проводиться по письменному заявлению заемщика без уплаты последним дополнительных платежей, сборов, комиссий в связи с ее проведением путем заключения дополнительного соглашения между сторонами, которое подлежит подписанию в течение 30 дней. Сумма договора в случае реструктуризации определяется исходя из официального курса Банка России, установленного на дату заключения кредитного договора (договора займа), а размер платы за пользование кредитом не может превышать 12,2%. При этом не допускается включение иных положений, ухудшающих положение заемщика. Разница между суммой, подлежащей уплате по кредитному договору, и суммой, которая будет уплачена по результатам его реструктуризации, подлежит списанию.

В поддержку скорейшего решения ипотечного кризиса выступают и депутаты МособлДумы – область также входит в число территорий с наибольшим количеством проблемных заемщиков и не заинтересована в нарастании социальной нестабильности.
 
Примечательно, что подготовленные ЦБ рекомендации по перерасчету валютного кредита в рублевый (по курсу на начало октября 2014 года) проигнорировали в первую очередь банки с госучастием. Так, тот же ВТБ-24 и Банк Москвы, смело “забыв” о “указивках” регулятора, по-прежнему предлагают своим клиентам текущий курс перерасчета – курс на день заключения допсоглашения по кредиту. Вопрос, может ли найти ЦБ “управу” на такие банки не выглядит в данной ситуации не только риторическим, но и сколько-нибудь возможным в приличном обществе. Ведь получается, что основные реципиенты государственной финансовой помощи откровенно игнорируют предложения регулятора.
 
Почему не может понять государство одну вещь: то, что  сейчас пытаются нагнуть Банки ипотечных заемщиков на реструктуризацию по нынешнему курсу, квартира даже в рыночных условиях стоит на 30-40% дешевле, почему банки  не хотят даже реструктуризировать по рыночному курсу квартиры? И неужели государство не видет, что если у валютного ипотетчика Банк заберет квартиру, то в соответствии с Российским законодательством власти должны предоставить муниципальное жилье, у кого оно было единственное, всем в соответствии со всеми нормами, а это же тоже бюджет, но только муниципальный. Таким образом федералы все хотят спустить вниз и быть ни к чему не причастным, действуя, видимо, по принципу “пусть там муниципалы разбираются с валютными ипотетчиками”. Или, действительно – после нас, хоть потоп?