24.02.2015

2014 год  для многих региональных банков стал «моментом истины». По официальной версии, очередная волна отзывов лицензий была призвана очистить рынок от недобросовестных игроков, но на деле, как всегда, есть и другая сторона медали.

Сегодня мы постараемся рассмотреть ситуацию с отзывом лицензии у пермского Экопромбанка (ЭПБ). При этом детали нашей остросюжетной истории будут представлены схематично и максимально подробно, т.к. появились очень веские основания считать возникший скандал вокруг ЭПБ далеко не случайным, а созданным вполне профессионально.


Черный ящик


В настоящее время, одной из основных версий произошедших критических событий вокруг ЭПБ стало активное участие представителей Вятка-банка, собственником, которого является известный всем по популярной телепередаче “Что? Где? Когда?” Григорий Гусельников (далее по тексту – ГГ).

Как оказалось еще в начале зимы 2013 года ГГ предложил акционерам и менеджменту Экопромбанка принять участие в создании объединенной банковской группы в которую предлагалось включить: Norvik Banka, деньги на приобретение которого ГГ в то время активно искал, Вятка – банк и Экопромбанк. Цель предлагаемых действий казалась всем очевидной – в банковском рынке РФ выживают только крупные организации. Идея объединения ЭПБ с иными эффективными банками отвечала интересам акционеров банка, кроме того такая идея была поддержана и крупными вкладчиками банка (Источник). Создание предлагаемой ГГ банковской группы с включением в нее ЭПБ позволило бы укрепить позиции всей банковской группы, за счет завоевания большей доли рынка в соседних регионах, обеспечения привлечения к участию в деятельности банка сторонних профессионалов, а также дешевых европейских денег. Именно таковыми были обещания ГГ, на которые согласились председатель правления ЭПБ Андрей Туев, акционеры и крупные вкладчики.

ГГ предлагал следующий бизнес-проект:

  1. На привлеченные у заинтересованных инвесторов деньги им (ГГ) приобретается «европейский банк» – Norvik Banka.
  2. Norvik Banka, в свою очередь, приобретает полный контроль над Вятка-Банком.
  3. Вятка-банк, в свою очередь, приобретает контрольный пакет ЭПБ.
  4. Затем все организации переходят под единый акционерный контроль инвесткомпании G2 Капитал Партнерс (практически единственный партнер в тот момент ГГ), зарегистрированной и действующей в Лондоне, либо выстраивается иная акционерная структура закрепляющая акционерные права за всеми участниками проекта.

Согласованная сумма инвестиций в этот проект была определена в размере близком к 100 млн. долларов.

В декабре 2013 года состоялась и первая встреча Туева с ГГ, на которой был оговорен порядок взаимодействия по вхождению Экопромбанка в состав банковской группы. Рабочая группа Вятка-банка под руководством Председателя правления И.Е. Смолина и первого вице-президента А.А. Семиохина приступила к анализу ЭПБ – в период с января 2014 года вплоть до июля 2014 было проведено многочисленное количество совещаний, в том числе с участием сотрудников Пермского офиса Вятка-банка.

Отметим, что ГГ были заявлены свои кандидаты в Наблюдательный Совет Экопромбанка и даже кандидатура на должность Председателя правления. Так, в совет были заявлены: А.А. Зыков – гендиректор ООО «Общая карта» (в настоящее время – член правления Norvik Banka), О.В. Зыкин – советник президента Вятка-Банка, П.М. Одинцов – исполнительный директор и партнер G2 Капитал Партнерс, И.Л. Розанов – гендиректор ООО «Народная касса» (в настоящее время – член правления Norvik Banka), а на должность Председателя правления ЭПБ был завялен Р.Г. Гатауллин – начальник управления развития партнерских продаж Вятка-Банка.  Правда потом оказалось, что последний не имеет ни высшего юридического, ни высшего экономического образования, что исключало его назначение на этот пост в соответствии с требованиями ЦБ к руководящим кадрам банков. Это стало первой, но не последней “осечкой” ГГ. Но в тот момент никто еще не мог представить, какую в действительности игру он затеял.

 

Пустой черный ящик


В последний момент, накануне проведения Наблюдательного Совета в Экопромбанке ГГ попросил исключить из списка свою кандидатуру и кандидатуру г-на Смолина. Именно эта просьба ГГ была первым реальным шагом к отказу от реализации объявленного проекта, но в то время никто не придал этому должного значения, так как все участники проекта, в том числе менеджмент ЭПБ, были заворожены вышеперечисленным обещаниями и следовали общим интересам.

Тем не менее, все последующие встречи в ЭПБ совместно со специалистами и руководством банка не приводили ни к каким конкретным действиям со стороны ГГ. Его менеджмент проводил проверки одной и той же информации (документации) банка несколько раз, не принимая никаких решений, свидетельствующих о намерении консолидировать ЭПБ в банковскую группу.

Позднее, в мае 2014 года ГГ вообще принципиально изменил позицию (в условиях уже полученных им под реализацию проекта инвесторских денег!!!)  и стал заявлять о том, что присоединение ЭПБ к группе будет лишь балластом, что большинство активов банка не представляют интереса, и что его лучше вообще не рассматривать в качестве участника проекта. Акционеры и менеджмент банка выступили резко против такого развития событий и потребовали от ГГ прямого участия в докапитализации ЭПБ. Ведь именно под эти условия ГГ и получил финансирование, на которое он приобрел Norvik Banka.

По чисто «случайному» совпадению именно в мае-июне 2014 года, сразу после первого отказа ГГ включать ЭПБ в банковскую группу, в деловых и журналистских кругах Перми стала циркулировать информация о серьезных финансовых проблемах в ЭПБ. Результатам этих слухов стал значительный отток депозитов корпоративных клиентов, а в июле – резкий отток клиентов – физических лиц. При этом работа по вбросу негативной информации в СМИ велась системно и постоянно.

В условиях спровоцированного оттока ликвидности из Экопромбанка ГГ стал всячески отговаривать своих инвесторов от совершения любых действий, направленных на помощь ЭПБ в части решения даже временного вопроса с текущей ликвидностью банка. Так, «бизнесмен-затейник» занял жесткую отрицательную позицию по отношению к действиям крупных вкладчиков банка, готовых предоставить банку в качестве вкладов на определенный срок денежных средств в сумме, позволяющей на тот момент принципиально решить проблему с ликвидностью банка и избежать в итоге отзыва лицензии. ГГ сумел убедить всех, с кем велись переговоры менеджерами ЭПБ, не предоставлять денежные средства в Экопромбанк, но пообещал, что найдет иные срочные варианты решения вопроса предоставления ликвидности.

В качестве первого шага, ГГ предложил идти по пути выкупа части ликвидного кредитного портфеля банка, что и было заявлено первым вице-президентом Вятка-Банка на встрече в Центробанке 16 июля 2014 года. Кроме того, ГГ и Смолин предлагали направить денежные средства, которые Экопромбанк должен был получить от реализации ликвидного кредитного портфеля, на погашение обязательств банка перед отдельными вкладчиками. Реакция на это предложение местного Центробанка, акционеров и менеджмента банка была крайне отрицательной, так как по сути ГГ предложил удовлетворить требования отдельно взятых кредиторов ЭПБ преимущественно перед всеми остальными кредиторами и обанкротить банк (так как ЭПБ лишился бы последних ликвидных активов в виде работающих и обеспеченных залогами кредитов). В итоге ГГ и Смолин не были поддержаны в своем предложении ни местным ЦБ, ни акционерами, ни менеджерами банка, ни крупными вкладчиками. Никто не хотел идти на предложения, от которых за версту пахло крахом. Но  время на решение существенных для банка вопросов вновь было потеряно. Плачевный финал оказался слишком близко для Экопромбанка – в середине августа 2014 года у учреждения была отозвана лицензия.

 

Ловкость рук


Вообще необходимо отметить, что ГГ является, так сказать, всесторонне интересной личностью. Он и его семья уже давно проживают в Лондоне, жена недавно получила английское гражданство, а он имеет как минимум вид на жительство. В семье ГГ иногда происходят довольно странные вещи – например, по информации «Известий» (Источник) в декабре 2013 года его брат – Георгий, подал иск к Вятка – банку (до 2012 года ГГ входил в совет директоров и был акционером этого учреждения) с требованием расторгнуть кредитный договор на 10 млн. рублей, который он не заключал, в банк за кредитом не обращался и т.п. Неужели, ГГ и с близкими родственниками обходится также, как и с партнерами? Или это очередная замысловатая комбинация со многими неизвестными?

Но давайте вернемся к истории с Экопромбанком. А точнее к деталям краха известного пермского учреждения. Возможно немаловажную роль здесь сыграл и запутанный факт, когда ГГ неожиданно меняет название своей Лондонской компании G2 Capital Partners на Norvik Asset Management, где и по сей день продолжает оставаться и партнером, и клиентом, и контролирующим собственником. Интересными являются результаты деятельности указанной компании, которая все последние 3 года является убыточной (информация и сведения о компании размещены в публичных источниках). При этом раздел отчетности 14 «Операции с взаимосвязанными сторонами» за 2014 год содержит информацию о том, что стоимость услуг Norvik Asset Management только для АКБ «Вятка – банк» составила 1 163 842 фунтов стерлингов за 2014 год. Принимая во внимание такую существенную сумму годового вознаграждения, возникает вопрос – сколько же всего денежных средств ОАО «Вятка – банк» находится под управлением данного фонда и достаточно ли защищены денежные средства вкладчиков банка, находящиеся не в стране, а за границей?

Если честно, то сильно удивляет и позиция местного Центробанка, который остается в стороне, но видит все эти странности – существенная часть привлеченных Вятка-Банком у физических лиц вкладов (речь идет о миллиардах рублей!!!!) находятся под управлением английской компании ГГ (о том, что он контролирует эту компанию, сама компания четко раскрывает в своих финансовых документах, доступных для открытого пользования), при этом допустимые нормативы Вятка – Банка, устанавливаемые регулятором (в частности норматив Н1), находятся в критическом значении и скорее всего “натягиваются” за счёт нехитрых и известных всем схем. Кстати, удивляет и “нежелание” местного Центробанка увидеть в предоставляемой ему отчетности объемы операций с наличными деньгами. Только вознаграждение банка за проведение этих операций в 2014 году превышает 400 млн. рублей, а сами операции исчисляются десятками миллиардов. Достаточно заметить, что ни в одном аналогичном по другим показателям банке нет таких «рекордных» цифр.

 

Стоп-игра?


После анализа всего вышеизложенного можно смело сделать вывод, что ГГ вовсе и не планировал хоть как-то рассматривать вхождение Экопромбанка в проект Норвик-Вятка. С одной стороны, видимо ему просто были необходимы деньги для приобретения Norvik Banka, а единственной возможностью их получения было убедить инвесторов в необходимости создания банковской группы – красивый, разумный, интересный и главное – правильный проект. С другой стороны, его Вятка-банк нуждался и нуждается в деньгах для решения собственных проблем, которых с каждым днем становится все больше.  Придуманная схема позволяла “убить” не только двух указанных выше “зайцев”, но заодно и убрать прямого конкурента с тесного финансового рынка, укрепив тем самым позиции Пермского офиса Вятка-Банка. Действительно “элегантно” и достойно уровня хранителя традиций интеллектуального клуба.

Таким образом, отзыв лицензии у ЭПБ случился для ГГ весьма кстати. А последовавшие затем события лишь подтверждают эту версию.

В октябре 2014 года основной акционер Вятка-Банка меняется – вместо Опидиус Холдингс Лимитед основным акционером становится АО «NORVIK BANKA». Кроме того, в список аффилированных на 31 декабря 2014 года лиц включается Гусельникова Наталья Леонидовна и G5 Settlement, а сам ГГ является всего лишь аффилированным лицом, владеющим 0,00000027287% акций Вятка-банка. Неплохая маскировка? Любой банковский эксперт ответит вам на это утвердительным кивком головы..

Тогда же в октябре ГГ увеличивает капитал Норвик банка на 69,6 млн. евро – источник неизвестен и не раскрывается, но возникает уместный вопрос – а не заемными ли денежными средствами сформирован капитал банка и насколько такие операции допускаются Латвийским регулятором?  Есть ощущение, что и тут закралась какая-то хитрая комбинация. Но это – только домыслы, развеять которые может только сам Латвийский ЦБ, проведя комплексную проверку по данному вопросу и внимательно изучив поданные ему документы.

Одновременно с вышеизложенным изменяются и балансовые остатки как в Норвик банке, так и в Вятке. Например, вложения в ценные бумаги нерезидентов в Вятка банке по итогу 2014 года составили около 5 млрд. рублей!!! Впечатляет и рост корпоративного кредитного портфеля на сумму более 1 млрд. рублей – кредиты выданы в иностранной валюте в декабре(!) 2014 года – очевидно, что Вятка-банк располагает кругом очень надежных заемщиков, выдавая кредиты в то время, когда вся банковская система замерла в ожидании стабилизации экономики.

Похоже, что ГГ сформировал эту «схему» с целью искусственного завышения капитала, и, невозврата денежных средств, полученных на реализацию проекта по объединению Экопромбанка с иными вышеуказанными банками (хотя в данном случае опасаться невозврата денег нужно уже всем вкладчикам). Нужно понимать, что при тотальном контроле иностранного банка с непрозрачной (но совершенно понятной) структурой конечного собственника вывод ликвидных активов из Вятка-банка может быть сделан за очень короткое время. Ну а поскольку вся семья уже в Лондоне, отвечать за “неожиданное” банкротство второго банка в проекте ГГ будет некому. В очередной раз могут пострадать простые вкладчики, а разбираться с этим придется Агентству по страхованию вкладов и правоохранительным органам. Только, к сожалению, будет поздно и сложно.

А на что пойдут эти деньги: на шикарную жизнь или на поддержание так называемой “оппозиции” в лице, например, Евгения Чичваркина или Георгия Трефилова, находящихся в Международном розыске – никому не известно. Да и столь ли это важно? Как говорили древние, «ищите кому это выгодно». Хотя тут многое ясно и понятно, в отличие от телевизионного шоу со знатоками.

© Источник

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов