Премьера фильма Андрея Звягинцева «Левиафан» о трагичном итоге борьбы простого человека с всесильным мэром небольшого города как будто специально пришлась на самый пик муниципальной реформы, пишет издание Newsroom.su.

 Наделавшая шуму не только в культурной, но и политической среде кинолента добавила аргументов сторонникам новой системы местной власти, но не охладила пыла ее противников.

Гибкость вертикали

Очередную реформу МСУ президент России Владимир Путин анонсировал в своем послании 2013 года, заявив о необходимости создания сильной, независимой, финансово состоятельной власти на местах. Поручение главы государства было законодательно оформлено уже к лету следующего года. Новый закон дал регионам право самим определять модель устройства муниципальной власти.  Таких моделей всего три. Первая сохраняет прямые выборы мэра. Вторая  предполагает избрание главы города из состава местных депутатов, но при этом исполнительная власть передается наемному сити-менеджеру.  Согласно третьей модели мэр может быть избран из состава депутатского корпуса или из кандидатов, предложенных специальной конкурсной комиссией.

Но более важным новшеством стало закрепление за местным самоуправлением минимально необходимого перечня функций. Остальные же полномочия теперь могут перераспределяться между властями субъекта и муниципалитета в зависимости от наличия средств на их исполнение.

Логика президентской инициативы очевидна: упростить исполнение местными властями своих непосредственных обязанностей и создать систему контроля за эффективностью их работы.

В России насчитывается более 25 тысяч муниципальных образований, каждое со своими проблемами и конфликтами. Федеральные власти фактически признают, что разбираться в этой пестрой мозаике местных интриг и полномочий у них просто нет возможности. А между тем, бесконтрольность порождает безнаказанность, превращая муниципалитеты в удельные княжества наподобие звягинцевского городка Прибрежный.

Новая система не лишает муниципалов самостоятельности. Она лишь выстраивает систему сдержек и противовесов,  стимулируя региональные и муниципальные власти нести солидарную ответственность перед жителями.

 

Или пан, или пропал

Но, как известно, каждый понимает услышанное в силу своей испорченности, отмечает издание. Недовольных оказалось не меньше, чем тех, кто принял необходимость перемен. Прошедший 2014 год был отмечен серией конфликтов в регионах, где мэры саботировали разделение полномочий и изменение системы выборов.

Наиболее последовательными противниками реформы оказались мэр  Екатеринбурга Евгений Ройзман и мэр Нарьян-Мара Татьяна Федорова, но каждый из них пошел своим путем.

Евгений Ройзман, про связи которого в криминальных кругах не раз намекала пресса, был избран мэром столицы Свердловской области в 2013 году от «Гражданской платформы». Его правление ознаменовалось чередой коррупционных скандалов, получивших такой резонанс, что Екатеринбург лишился возможности проведения всемирной выставки «ЭКСПО-2020». Подготовка города к Чемпионату мира по футболу тоже чуть было не оказалась под угрозой срыва по причине того, что мэр заблокировал реконструкцию существующего стадиона, лоббируя строительство нового. А весной 2014 года Ройзман был вызван  на допрос в связи с задержанием его соратника, депутата городского совета Олега Кинева, подозреваемого в убийстве пенсионерки. Именно Киневу Ройзман передал свой мандат депутата после избрания главой города. В связи с этим громким делом, ряд политиков заявил, что мэр должен сложить полномочия.

Однако ни уходить со своего поста, ни реорганизовывать систему муниципальной власти в Екатеринбурге Евгений Ройзман не планирует. Напротив, в январе этого года в городе были инициированы масштабные публичные слушания по муниципальной реформе. Их участники высказались категорически против разделения города на несколько муниципальных образований, что неминуемо бы привело к потере мэром большей части своего влияния.

 

Забота о ближнем

В отличие от склонного к публичности коллеги мэр Нарьян-Мара Татьяна Федорова, избранная в 2012 году от КПРФ, предпочла административный способ сопротивления изменениям, пишет Newsroom.su. Формально в столице Ненецкого автономного округа муниципальная реформа благополучно стартовала: следующего мэра здесь будут избирать уже из числа депутатов горсовета. Более того, городская администрация даже договорилась с властями региона о перераспределении полномочий, однако не стремится передавать на окружной уровень муниципальную собственность, что не только делает передачу полномочий почти бессмысленной, но и ставит под сомнение возможность муниципалитета содержать имущественный комплекс и решать текущие вопросы обеспечения жизни города.

Между тем, Нарьян-Мар – это практически реальные декорации «Левиафана». Городские власти не могут наладить ни ремонт дорог, ни уборку мусора, ни вывоз снега. Местные жители имеют претензии  к мэрии и по части сомнительных закупок. Например, накануне нового 2015 года муниципальное предприятие, главным инженером которого числится племянник Татьяны Федоровой, пыталось закупить тысячу самосвалов торфа для работ по озеленению, хотя ни доставить, ни хранить, ни использовать этот торф в Ненецком округе невозможно как минимум до мая месяца. Попытки активистов предотвратить закупку натолкнулись на жесткое сопротивление, дошедшее до прямых угроз в их адрес.

Наиболее же болезненным для населенного пункта, где температура зачастую опускается ниже минус 30 градусов, остается реконструкция инженерных коммуникаций. По Интернет-ресурсам региона циркулируют документы, свидетельствующие о том, что подряды на прокладку тепловых сетей выигрывает компания, зарегистрированная на племянницу мэра. А сами закупки проводятся через подведомственное городским властям коммунальное предприятие, в числе руководителей которого значится родной брат главы города.  В наступившем году не только перспективы реконструкции, но  и аварийные ремонты вовсе поставлены под сомнение, так как ни полномочий, ни средств на это у городской администрации уже нет, а все котельные и тепловые сети по-прежнему остаются в муниципальной собственности.

В стремлении сохранить за муниципалитетом имущество  Татьяна Федорова дошла до федерального уровня. На встрече мэров с Вячеславом Володиным она попыталась поднять этот вопрос, но натолкнулась на жесткую позицию замруководителя кремлевской администрации.  «Вы либо боретесь за власть, либо думаете о людях», – был его ответ.

Чужой среди своих

Впрочем, как показывает практика, стремление мэров во что бы то ни стало сохранить статус-кво рано или поздно наталкивается не столько на недовольство федерального центра, сколько на саботаж со стороны своих же сторонников. Уже в 22 субъек­тах местные власти сами отказались от прямых выборов глав региональных центров. Причем, невзирая на партийную принадлежность действующих мэров.

В этом смысле показателен пример Архангельска, где за переход на новую модель депутаты городского совета высказались почти единогласно.  Хотя, как пишут местные СМИ, накануне голосования, эмиссары от мэра Виктора Павленко, представляющего «Единую Россию», пытались подговорить народных избранников сорвать судьбоносное заседание. Повторное же отсутствие кворума дало бы основания для роспуска горсовета и назначения внеочередных выборов по старой схеме.

Демаршу депутатского корпуса предшествовала волна жалоб жителей города на множество нарушений, допускаемых городской администрацией сфере ЖКХ, строительства и расходования бюджетных средств. Градус общественного недовольства вынудил вмешаться в ситуацию местное отделение ОНФ, всегда считавшегося дочерней структурой «Единой России». Разбираясь в ворохе обращений, архангельские «фронтовики» заподозрили мэрию в нецелевом расходовании полумиллиарда рублей.  Вопросы вызвали планы Виктора Павленко по постройке нового крематория за 65 миллионов рублей, при том что в городе здание такого назначения уже возводится инвестором. Не менее сомнительным общественникам показался и проект строительства за 100 миллионов рублей  транспортно-пересадочного терминала, 80 процентов площадей которого должны были превратиться в торговый центр.

Но главной претензией к городским властям стал срыв решения жилищной проблемы. Активисты подсчитали, что 3268 судебных решений, вынесенных о расселении ветхого и аварийного жилья, более чем половина (1778) приходится именно на Архангельск, однако большинство постановлений в городе не выполняется. Администрация либо ссылается на нехватку жилищного фонда, либо переселяет людей в некачественные дома и квартиры, которые ничем не отличаются от старых. 

Для ликвидации дефицита бюджета мэрия взяла кредиты на 3,3 миллиарда рублей, но куда именно пошли эти деньги, доподлинно установит не удалось.  За обслуживание же кредита городская казна похудела ещё на 160 миллионов рублей.

Не на словах, а на деле

Позволит ли новая реформа вырваться из оков средневековых порядков, царящих на необъятных просторах нашей страны, покажет время. А пока очевидно, что этот путь будет долгим и сложным. Пресловутый левиафан многолик и изворотлив, а для борьбы с ним регионам не хватает законных средств.

Между тем, ситуация на местах зачастую требует не теоретических изысканий и политических игр, а прямого вмешательства правоохранительных органов. Действий, способных пресечь реальные, а не киношные преступления.

Иначе все благие начинания по борьбе с коррупцией, кумовством и барством так и останутся словами… А ведь принцип неотвратимости наказания никто не отменял. Именно в этом и заключается муниципальная реформа Владимира Путина, отмечает издание.