10/02/2015

Сказать, что в 1999 году экономика России была не на высоте – ничего не сказать. Инфляция 36,6%, ВВП 887,7 млрд. долларов (на уровне Македонии и Румынии по отношению к ВВП США), и подобные катастрофичные цифры. Такой оставил ее Борис Ельцин, когда «устал и ушел», и в таком же виде ее принял Владимир  Путин.

За три срока было действительно сделано многое, сегодня те же показатели выглядят много оптимистичнее: погашен долг СССР Парижскому клубу, многие показатели, в числе которых – продолжительность жизни, уровень зарплат продолжают расти, некоторые – детская и младенческая смертность, количество преступлений – падать. По сравнению с разрухой 90-х годов сегодняшнее положение дел глазами простого обывателя выглядит более чем радужно. Путин дал людям то, что им было нужно: стабильность. Иллюзорную или настоящую – не играет особой роли, главное, что «все рады».  На основании этого нынешняя государственная пропаганда фактически создала культ личности Путина, не имеющий прецедентов в российской истории.

Громкие политические победы, вроде успешной Олимпиады в Сочи или присоединения Крыма «без единого выстрела» обеспечивают ему бешеную популярность на мировой арене, а они же вкупе с личностными качествами (умение сказать что-нибудь смешное или жесткое, чтобы набрать миллионы просмотров на ютуб, наглое или отчужденное поведение в обществе мировых лидеров, мужественность) делают его предметом для гордости на родине. И внимание общественности приковано к телеэкранам, в ожидании того, что же еще выкинет Владимир Владимирович, ставший уже заложником собственной популярности, искуственного медийного образа, не имеющий возможности не выкинуть чего-нибудь, ведь народ требует зрелищ. Если есть зрелища – можно немного забыть и про хлеб, цены на который за период правления Владимира Владимировича выросли в разы, вместе с ценами на остальные продукты.

Нефть, меж тем, стала дороже в 2,5 раза, а рост ВВП равен половине процента в год. Не говоря уже о том, насколько увеличился разрыв между низшими слоями общества и нынешней знатью: чиновниками, олигархами, прихлебателями при власти. Да, медийный образ Путина красив и самобытен, но стоит взглянуть не на экран телевизора, где все хорошо, а на реальность, и каков его образ в ней.
Получая в свои руки власть, Владимир Владимирович стоял перед метафорическим выбором: идти путем Столыпина или Андропова. С одной стороны, Андропов: ярый силовик, отец-основатель КГБ и сторонник власти Силовых структур, правивший всего 5 месяцев (За которые был разработан план, впоследствии создавший КНР такой, какой мы ее знаем и спасший ее от развала), не мог не восприниматься Владимиром Владимировичем как желанный идеолог необходимых реформ. Но при Андропове экономика привнесла на рынок только знаменитую «Андроповку», дешевую марку водки, и ничего более значимого в этой сфере сделано не было. С другой стороны, Столыпин. Знаменитый реформатор, талантливый дипломат, автор Аграрной реформы 1861 года, едва ли по уровню жестокости отстающий от Андропова (достаточно вспомнить «Столыпинские вагоны», чтобы не возникало сомнений в его бескомпромиссности в выборе средств достижения цели), также не давал покоя Путину своими лаврами. Силовые реформы или реформы продуманные – таким был выбор, и сделан он не был.

Впоследствии в деятельности Путина можно будет найти и непродуманные силовые реформы, и хорошо продуманные, принятые без применения какой-либо силы. Так, например, только получив в руки власть, Владимир Владимирович принялся играть в Столыпина: снизил налоги, треть из них вовсе убрал, упростил процесс купли-продажи земли, провел пенсионную реформу и реорганизовал сельское хозяйство.

Единственное отличие Путина от Столыпина как реформатора – в том, что Петр Аркадиевич доводил их до конца и добивался, в итоге, успеха. О Владимире Владимировиче такое можно сказать едва ли. Даже несмотря на яркие, но неудачные ходы, вроде создания ОЭЗ, которые за время своего существования только влезли в долги к регионам и едва окупились на 80%, успешных реформ, не обернувшихся впоследствии множеством проблем, было проведено не так  много.

В чем же основная? Ответом может быть простая русская поговорка: «Скажи мне кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты». Спросите себя, почему вы знаете всех этих людей, откуда вам знаком список работников мэрии Петербурга в период 2000 года: Сечин, Собчак, Медведев, Зубков, Кудрин, Миллер, Греф, Козак, Иванов, Нарышкин, Мутко и другие. Скорее всего, не  потому что их исключительные лидерские качества позволили им встать у руля 1/7 части суши.  Это положение обеспечила им совместная работа в мэрии вместе с будущим президентом. За время правления Владимира Владимировича долларовых миллиардеров в Россиии стало больше в 12 раз, и из 96, по версии журнала Форбс, 64 (или 2/3) разбогатели за счет связей с высшими чиновниками России и приватизации национальных богатств.

Львиную долю Российской экономики составляют именно миллиардеры и миллионеры, а не среднестатистический Вася с завода УралМаш или Лена из бригады скорой помощи. С национализацией элит все жирные овечки собраны обратно в загон, а их золотая шерсть из оффшоров – на счета Российских банков, но отнюдь это не показатель подъема. Это показатель того, что фраза «Если уж воруют, то пусть тут и тратят» произносится со спокойной душой, и воровство в особо крупных масштабах уже не воспринимается как нечто недопустимое. Все это на фоне того, что Зарплата 34% работников не дотягивает до 10 тысяч рублей, а у 16%  она ниже прожиточного минимума (6,369 тыс. рублей). И все как в бородатом анекдоте:

Президент Путин в очередной раз подписал указ:”Сделать людей богатыми и счастливыми.

Список людей прилагается.”

Рост экономических показателей за время Путина у власти выглядит впечатляюще, но это «эффект низкой базы» – резкий контраст с показателями перестроечных годов и постперестроечной катастрофы. По сравнению с хаосом 90-х все что угодно будет выглядеть немыслимым подъемом, и потому в спорах об успешности Путина как президента РФ фраза “Вспомните, что было ДО него” остается аргументом и по сегодняшний день.

Реальность же на данный момент такова, что отвлеченно от сравнений с темными временами экономика Путина, даже хваленые иностранные капиталы, притоком которых так кичился Владимир Владимирович в конце первого срока, едва ли сделали среднестатистическому русскому гражданину жизнь проще и лучше, зиждится вся эта “стабильность” на мыльных пузырях цен на энергоресурсы, а сравнивать с мировой ареной текущее положение дел сейчас страшно. Да, “при Путине мы стали лучше жить”, но смотря с чем сравнивать. И стоит ли сравнивать вообще?

© Источник