09/02/2015

Несколько веков назад Российской империи удалось найти инструмент, который помог объединить разрозненные народы и с их помощью укрепить государство. Об этом опыте в своей книге «На службе у «Белого царя» рассказывает старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук Рамиль Рахимов.


– Рамиль Насибуллович, Вы посвятили истории военной службы в России свыше 250 научных работ. Как возникла идея рассмотреть именно военный аспект объединения нерусских народов?

– К этой теме меня подтолкнул научный интерес. Материал для книги собирался примерно в течение 25 лет, с начала 90-х гг. прошлого века. Сначала работа шла по пути исследования военных действий, в которых участвовали нерусские народы. Затем меня заинтересовала проблема, как система военной службы влияла на процесс вхождения этих народов в Российскую империю. Постепенно я пришел к выводу, что военная служба стала основным фактором, который позволил интегрировать эти народы. Уже в 19 веке правительство смогло создать на Южном Урале, в Поволжье и в Сибири войска, которые наравне, например, с казаками участвовали в военных кампаниях. В итоге я решил обратиться не только к военной службе и ее механизмам, но и к тем адаптационным аспектам, которые позволяли интегрировать народы различного вероисповедания, говорящие на разных языках, в имперское пространство, что в дальнейшем позволило государству укрепить свои позиции.

Часть народов юго-востока России вступили во взаимоотношения с Московским государством после падения Казани и Астрахани. Медленно начался процесс интеграции, который ускорился с реформами Петра в 18 веке. Опираясь на новые территории и народы, Россия в 60-е гг. 19 века начинает туркестанские походы. Каждый новый завоеванный народ впоследствии становится частью российского войска, появляются кавказские, осетинские, дагестанские полки. Например, туркменский конный полк героически сражался в годы Первой мировой войны. Военный фактор позволил ускоренно и четко вписать архаичные родовые структуры нерусских народов в структурированное государственное пространство.

В эпоху великих реформ в 1874 г. был принят закон о всеобщей воинской повинности (взамен рекрутской). С этого года башкиры, чуваши, татары начали призываться на воинскую службу на всеобщих основаниях, поскольку они уже знали русских язык и могли нести военную службу, как русские солдаты. Якуты, жители Северного Кавказа, туркмены к тому времени уже находились в составе империи, но оказались еще не интегрированными, поскольку не знали законов и языка, и время Первой мировой войны их призывали на трудовые работы. Интеграция этих народов завершалась в советское время.

– Можно ли однозначно определить, откуда растут корни сегодняшней проблемы межнациональных отношений в России?

– Процесс вхождения разнородных элементов в большое пространство проходит в три этапа. Первый этап – это формальное присоединение, на добровольных началах или посредством завоевания. Затем происходит очень длительный процесс интеграции, который может идти веками, может идти быстро, но жестокими методами, уничтожением элит. После того как интеграция завершается, начинается не менее длительная ассимиляция. В это время народ может утратить свой язык и иные культурные коды и смешаться с другим народом вплоть до полного растворения в нем.

Когда Советский Союз распался, все межнациональные столкновения начались в тех регионах, где интеграция еще не успела завершиться. На Урале и в Поволжье в 90-е годы не было национальных конфликтов, потому что разных людей сблизила военная служба, которая давала осознание, что ты нужен и важен Российской империи, независимо от вероисповедания и языка. Поэтому подогревать разногласия здесь абсолютно бесполезно – настолько имперское сознание сохраняется сегодня.

– Вы будете дальше продолжать работать над военной темой?

– Я профессионально занимаюсь военной темой уже много лет. У меня вышло несколько отдельных работ по национальной коннице Российской империи в эпоху наполеоновских войн, где я исследовал военную службу калмыков волжских и крымских татар. Мы с коллегами подготовили два сборника, посвященные войне 1812 года и участию в ней Башкирии, в прошлом году вышел сборник «Башкирия в годы Первой мировой войны».

В книге «На службе у «Белого царя» я попытался рассмотреть процесс интеграции народов. А что было после интеграции? В 60-70 гг. Российская империя начала туркестанские походы, в которых участвовали народы юго-востока, уральское и оренбургское казачество. Эти факты тоже надо постараться изучить, у нас имеется неплохая дореволюционная историография, многие авторы были участниками этих событий.

В советское время эту тему обходили стороной из-за курса на дружбу народов, нельзя было писать о том, как Россия завоевывала таджиков и узбеков. Думаю, нельзя стесняться своего прошлого, особенно если события столетней давности воспринимались современниками как нормальные явления. Мы не можем осуждать русских солдат за памирские походы, как и тех, кто противодействовал им. Если мы начнем демонизировать прошлое, ворошить обиды, от этого не будет никакой пользы. История не повторяется, потому что люди никогда не повторяют своих действий. Я не выступаю в своей книге как прокурор или адвокат, я не описываю представителей национальной конницы исключительно в хвалебных тонах, я как историк стремлюсь показать картину полностью. А читатель сделает для себя свой вывод. Историки не должны заниматься политикой – если их знание подавать с этой позиции, можно найти массу обидных вещей.

– Спасибо, Рамиль Насибуллович!