26/01/2015

– Ресурсов для легкого выхода из экономического спада нет, но есть и оптимистические ощущения: катастрофы-то не произошло, – считает руководитель Департамента экономики Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ им. Б.Н. Ельцина Константин Юрченко. По мнению эксперта «Регионов России», российская экономика пробудет в новых реалиях до 2019 года.

– Сокращение российской экономики и падение цен на нефть считают неизбежными в 2015 году. К чему в такой ситуации надо быть готовым различным категориям людей?

– Реалии складываются таким образом, что уже в самое ближайшее время всем нам предстоит стать заметно беднее и скромнее. Причина здесь в том, что многие из нас привыкли покупать довольно много импортных товаров, либо товаров, в производстве которых используются импортные компоненты. По причине резкого падения курса рубля это все подорожает. На некоторых рынках это уже произошло, где-то еще распродаются ранее товары, завезенные ранее по «старому» курсу. Поскольку быстрого и масштабного замещения подорожавшего импорта отечественными товарами ожидать не приходится, то жить придется с новыми ценами.


Беда нашей экономики, конечно, не в обесценившемся рубле и не в растущих ценах. Все это можно пережить при условии, что доходы тоже продолжают расти. Однако экономический рост остановился, и в экономике начинается спад. Цены растут, а зарплаты нет: как бы сокращать не пришлось. Поэтому для многих россиян наступают очень некомфортные времена: привычка тратить много и жить красиво уже укоренилась, и отказываться от нее довольно тяжело.

В этих условиях нам придется немного больше думать при складывании продуктов в тележку в гипермаркете, от чего-то «не совсем нужного» каждый из нас сможет отказаться, но, к сожалению, неизбежно произойдет и реальное сокращение потребления и кому-то придется есть менее вкусную (но более доступную по цене) колбасу, многие будут вынуждены отказаться от отдыха на море грядущим летом, для многих на неопределенный срок отложится приобретение нового автомобиля.

В этих новых реалиях российская экономика пробудет довольно долго. По моим прогнозам – до 2019 года. Когда из-за ухудшившейся экономической ситуации люди вынуждены сокращать расходы, экономические проблемы только усугубляются: я начал экономить – вы не заработали – поэтому вы тратите меньше – следовательно, не заработает третий и так далее, экономика падает по спирали. Мировой опыт говорит о том, что помочь здесь может государство, размещая госзаказ, что создает спрос и не позволяет экономике упасть. Но сегодня мы видим, что у российского Правительства нет стратегии противодействия кризису.

Какие глобальные изменения в российской экономике могут произойти вследствие этого кризиса?

– Многие эксперты говорят, что простого способа выйти из сложившейся ситуации нет. Даже если, например, нефть вернется к ценам середины 2014 года. Ухудшение состояния российской экономики имеет под собой более фундаментальные причины, чем цены на нефть или внешнеэкономические санкции. Выражаясь простым языком, у экономики «села батарейка». Любая экономическая модель, толкающая страну вперед, не вечна. По мере изменения внешней конъюнктуры, внутренних факторов и технологий экономике нужна перезагрузка, может, какие-то небольшие реформы. Вот наше Правительство и элиты этот момент и упустили, ведь устойчиво нехорошие симптомы появились еще в 4-м квартале 2013 года. Несмотря на разговоры даже на самом высоком уровне, за год ничего не изменилось. Как следствие, проблемы только усугубились, к ним добавились внешнеполитические шоки. В итоге, если год назад был шанс реанимировать экономический рост путем небольших изменений (та самая «смена батарейки»), теперь проблему без больших реформ, как говорят эксперты, не решить. А готовы ли правящие элиты к реформам – это большой вопрос. Потому затягивание решения экономических проблем очень вероятно. Когда экономика и вместе с ней благосостояние население падают, правящие элиты больше ориентированы на то, чтобы остановить падение и зафиксироваться, а не на то, чтобы развернуть тренд.


– Существует ли опасность, что экономическая ситуация ухудшится до уровня 2008-2009 годов?

– Сравнения сегодняшней ситуации с 2008-2009 годами не очень однозначно. Тогда остановка и падение носили конъюнктурный характер (серьезное удешевление нефти, сильная финансовая нестабильность во всем мире при неплохом, в целом, внутреннем состоянии российской экономики). Сейчас мы падаем вопреки мировым трендам. Кризис 2008-2009 был более острым и менее затянутым, чем сегодняшние проблемы. Но самое неприятное для нас сейчас отличие в том, что тогда мы не столкнулись с существенным сокращением реальных доходов, которое есть сейчас. Итог кризиса 2008-2009 – около 11% падения ВВП. На 2015 год нам обещают спад от 1,5 до 5%, год еще только начался, и прогнозы пока имеют тенденцию к ухудшению. За весь период экономических неурядиц мы потеряем существенно больше тогдашних 11%. К началу кризиса в 2008 году у нас были накоплены большие резервы бывшего Стабилизационного фонда, были и огромные резервы Центрального Банка, экономику поддерживал мощнейший проект олимпийских строек. Сейчас столь больших проектов нет, резервы ЦБ гораздо скромнее, средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния во многом выглядят виртуальными, крупный бизнес не хочет быть локомотивом выхода страны из кризиса, а стремится получить доступ к тем же ограниченным резервным фондам. Правительство, едва сводя концы с концами в бюджете, бьет по пенсионной системе, заграница по политическим мотивам не готова рефинансировать наши валютные займы. Ресурсов для легкого выхода из экономического спада нет. В экономике наступила затяжная зима. Но есть и оптимистические ощущения: катастрофы-то не произошло. Кризисы были, есть и будут. Россия – во многом рыночная экономика и свою способность переживать кризисы она уже продемонстрировала в 1998 и 2008-2009 годах, и нынешний кризис мы тоже преодолеем, пусть это и займет больше времени.