“Не вижу причин опасаться”. Сергей Мазуркевич: о поправках в Конституцию и бизнесе во время эпидемии

Материал выражает мнение автора, редакция может не разделять эту позицию

Пандемия коронавируса внесла коррективы в обычное течение жизни страны. Перемены, которые влечет с собой COVID-19, совпали с голосованием по поправкам в Конституцию. Председатель правления Союза малого и среднего бизнеса Свердловской области, генеральный директор группы компаний «Транссибурал» Сергей Мазуркевич, в своей колонке, рассказал об отношении к поправкам в основной закон, новых форматах работы и переменах в бизнесе.

О поправках в Конституцию

Действующая Конституция России принималась, можно сказать,  впопыхах, почти “на коленке”. Она была экстренно необходима тогда. За годы существования основного закона к нему не раз возвращались, появлялись правки и уточнения. Но для современной России сегодня наступил день перезагрузки Конституции с учетом новых реалий: изменений в социальном и промышленном секторе, в бизнесе, во многих других отраслях.

Поправки, которые могут быть внесены в основной закон страны, назрели и необходимы. Они касаются четких формулировок, определений точных границ понятий того, что сейчас в документе прописано слишком размыто. И хотя все те приоритеты, о которых говорится в новой версии Конституции, есть и в старой, необходимо раз и навсегда уточнить их, дать всем положениям четкую форму. Зафиксировать вектор развития страны.

Я не вижу причин опасаться, что какая-то новая инициатива в Конституции в дальнейшем может сыграть против промышленности или экономики России, против жителей страны. Наоборот – когда закон четко сформулирован, жить гораздо легче. Поэтому критики новой Конституции могут говорить что угодно – а точнее, что удобно. Те, кто работают, трудятся в промышленности и других секторах, создают рабочие места, – они не говорят. Им, в отличие от критиканов, не нужен дешевый популизм и политические дивиденды.

Кто-то предлагает внести в Конституцию поправки, которые обеспечат неприкосновенность бизнеса от “произвола силовиков”. Я считаю это лишним. Какая может быть неприкосновенность бизнеса? Частная собственность, например, уже защищена Конституцией. Другой вопрос, что в реальности она не защищается законом. И это история о правоохранительных органах, которые недобросовестно выполняют свои служебные обязанности, а не о поправках в основной закон. В моей практике тоже было всякое, но постепенно все меняется. И чем больше мы об этом говорим, тем быстрее происходят изменения.

Например, если брать временные срезы по пять лет, можно увидеть существенную разницу между бизнесом тогда и бизнесом сейчас. Этого не увидеть, если из этого года оглядываться в прошедший. Но если посмотреть чуть дальше – всё видно как на ладони. Что представлял из себя бизнес 2000-х годов? Крупные предприятия работали на импорт, а средние и мелкие по схеме “купи-продай”. Прилавки были заполнены, но продукцией зарубежного производства. А что сейчас? В любом магазине до 90% товаров сделаны в России или даже в том же регионе, где продаются. Поменялся даже вектор отношения покупателя к продукту. Если раньше импортное считалось хорошим, а отечественное – нет, то сейчас все наоборот. Никто не хочет покупать зарубежные товары, все ищут хорошего местного производителя – натурального и родного.

О бизнесе и коронавирусе

Конечно, новые реалии изменили формат работы во многих бизнес-сферах. Например, группе компаний “Транссибурал” удалось перевести работу на удаленный доступ. В таком подходе есть как плюсы, так и минусы, самый большой из которых – низкая вовлеченность сотрудников в решение вопроса. По опыту совещаний онлайн заметно, что они не могут сравниться со встречами лицом к лицу. Это влияет на качество общения. Все равно, что сравнить личное обсуждение во время переговоров и звонок по телефону, который нужен для донесения, но не обсуждения информации.

Наша задача сегодня благополучно выйти из эпидемии, с как можно меньшими потерями для здоровья людей. Следующей задачей будет решение экономических проблем. Сегодня в рамках деятельности Союза малого и среднего бизнеса Свердловской области мы обсуждаем пути выхода из кризиса, разрабатываем меры поддержки, которые хотим предложить местным, региональным и федеральным властям. Действовать надо комплексно и на разных уровнях. Коронавирус показал слабые места бизнеса, наша задача устранить их, став, тем самым, сильнее.