На местах виднее. Путин поручил губернаторам разбираться с распространением коронавируса самостоятельно

Материал выражает мнение автора, редакция может не разделять эту позицию

Продление нерабочего периода из-за угрозы распространения коронавируса привело к неожиданному всплеску федерализма. Губернаторы получили полную свободу выбора ограничительных мер. По сути президент снял с себя ответственность за самые негативные последствия, заранее переложив её на глав субъектов федерации.

Кремль признал, что нерабочей недели мало, чтобы гарантировать россиянам безопасность. Владимир Путин вновь выступил с телеобращением к нации, продлив карантин до 30 апреля: «Как полагают специалисты-вирусологи, пик эпидемии в мире ещё не пройден, в том числе и в нашей стране». Государственный лидер наделил глав субъектов особыми полномочиями, позволяющими самостоятельно принимать решение о введении карантинного режима на вверенной территории.

До 5 апреля каждый губернатор и глава республики должен был определиться с конкретным набором профилактических мер, оптимальных в своём регионе. Так губернаторы получили никогда ранее недоступную им власть, ограниченную лишь гарантией защищенности здоровья граждан: «Действия региональных властей в обязательном порядке должны быть согласованы с санитарно-эпидемиологическими службами».

В одном из своих последних интервью известный политолог Екатерина Шульман посчитала логичным решение президента расширить полномочия губернаторов в части определения строгости карантинного режима: «Когда приходит настоящая беда, а не разыгрывается борьба с воображаемым врагом, то выясняется, что на местах виднее, как надо себя вести». Однако проблема в том, что последние несколько лет губернаторы и главы территорий старательно лишались всякой политической самостоятельности. Большинство из них никак не связаны со своими регионами, кто-то даже не имеет управленческого опыта. Непонятно, как управленцы, отобранные через курсы «по прыганью со скалы» (одно из заданий конкурса «Лидеры России» – ­прим. ред.), покажут себя при этом форс-мажоре.

Но политолог Екатерина Шульман уверена, что делегирование полномочий по принятию решений в сложившейся ситуации лучше, чем самонадеянность Кремля: «Передача управления на места – это не хаос, хаос скорее возникает, когда сверху передают какие-то бессмысленные указания, а вы должны их выполнять вне зависимости от того, соответствуют они вашим реалиям или нет».

Для оценки борьбы губернаторов с коронавирусом есть один объективный показатель – процент смертности по числу зараженных. Во многом успех сейчас определяет оснащенность медицинских учреждений необходимым оборудованием, а также численность и квалификация врачей в регионе. Очевидно, что за работу медиков в данной ситуации губернаторы отвечают собственной головой. Кстати, одна уже полетела.

Из последних губернаторских отставок пока только одну можно считать связанной с потерей контроля над распространением коронавируса в регионе. По собственному желанию ушёл глава Коми Сергей Гапликов, возглавляющий регион с 2016 года. Республика показывает неутешительные данные по динамике распространения вируса – к моменту отставки на двух умерших от Covid-19 здесь приходился только один выздоровевший.

В понедельник, 6 апреля, в Коми число зараженных выросло на 53% (+31 человек за сутки) и добавился один летальный случай. Очагом заражения стала одна из больниц Сыктывкара, где к 4 апреля заразилось 53 человека. Предполагается, что заведующий хирургическим отделением не стал оставаться на самоизоляции после возвращения дочери из Европы, и, выйдя на работу, перезаражал медработников и пациентов. Теперь в Коми новый глава республики – Владимир Уйба. Эпидемиолог по образованию, который 16 лет возглавлял Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА), а с января работал заместителем главы Минздрава. Очевидно, его прислал Кремль, чтобы не допустить распространения коронавируса в республике.

В остальных регионах пока наблюдается стабильная картина. Но если ситуация потеряет контроль, то с большой вероятностью губернаторов с добровольной отставкой прибавится. Политический сезон пока позволяет назначать врио до мая. Дальше срок не затянется – у назначенцев должно быть минимум 3 месяца, чтобы удачно провести избирательную кампанию.     

Риск высокой смертности в России из-за распространения коронавируса есть не только субъективный, но и объективный. Слабая оснащенность больниц современным оборудованием, дефицит квалифицированных врачей и медперсонала – проблемы всей страны, в той или иной степени проявляющиеся в регионах. Экономист Михаил Делягин громогласно говорит о страшных вещах: «У нас много регионов, где физически некому ставить диагноз, врачи ликвидированы как класс». И это не далеко от правды. В ноябре 2019 года социальный вице-премьер Татьяна Голикова признала неудачной проведенную в регионах оптимизацию больниц. А на тот момент министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила, что системно медицинскую инфраструктуру никто не трогал с конца 1950-х гг. Оптимизация заключалась в закрытии неэффективных больниц и расширении использования высокотехнологичных медучреждений. Эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) подсчитали на основании данных Росстата, что с 2000 по 2015 год количество российских больниц сократилось вдвое – с 10,7 тыс. до 5,4 тыс. Поликлиник стало на 12,7% меньше – 18,6 тыс. В 2018 году власть взялась за первичную медико-санитарную помощь. На первичное звено здравоохранения предусмотрели 237,5 млрд рублей до 2024 года. О своевременности этих вложений будет говорить победа над распространением коронавируса и низкая смертность. Но лучшее решение сейчас – оставаться дома и минимизировать все прямые контакты с людьми, устраняя всякую возможность заразиться.