Ксения Ширяева

Кто-то уже догадался, что эта строчка взята из Интернационала, который с 1918 по 1943 г. был официальным гимном РСФСР и СССР. Оригинальный текст написал француз-анархист Эжен Потье. Затем его на русский перевел советский поэт Аркадий Коц с таким самоопределением в конце: «Лишь мы, работники всемирной / Великой армии труда…» И ничего, советские граждане подпевали, с гордостью декламировали, не отделяя себя от пролетариев Франции, Германии, Великобритании и других стран. Потому что они действительно хотели построить лучший мир, более справедливый, где человек труда чувствует себя именно человеком, а не выживающим в нечеловеческих условиях существом, работающим ради обогащения ленивого буржуя.

Никто не даст нам избавленья:

Ни бог, ни царь и не герой.

Добьемся мы освобожденья

Своею собственной рукой…

В этих строчках готовность трудящегося народа всего мира взять на себя ответственность за собственное будущее. Смелость, решительность, граничащая с отчаянностью людей, готовых на все ради претворения в жизнь более правильного мира.

И тут я не могу не сказать о параллелях сегодняшнего дня. Парижское соглашение стало таковым, потому что включенные в него тезисы были сформулированы в ходе Конференции по климату в Париже в 2015 г., когда ее ведущий, министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус, заявил, что этот «амбициозный и сбалансированный» план стал «историческим поворотным пунктом». Главный документ по борьбе с глобальным потеплением подготовили на французском, китайском, испанском, русском, английском и арабском языках. В его основе лежит тоже, возможно, для кого-то наивное, желание сделать этот мир лучше. Более комфортным для жизни – с сохранением нормального состояния атмосферы, многообразием видов животных и растений вокруг, с чистой водой. В общем, в том виде, в котором он дарован нам природой и еще окончательно не разрушен деятельностью человека.

Вся эта история с устойчивым развитием и ESG – это в том числе готовность жителей планеты Земля взять на себя ответственность за будущее нашего мира. С работающими заводами, где не экономят на экологических технологиях, а наоборот, находят инвесторов под современные, безопасные для экологии проекты. Где всем хватает пресной и чистой воды, где люди не дышат выхлопными газами, потому что в городах переходят на электрический или водородный транспорт. Где услуги ЖКХ становятся более доступными, потому что дома строятся с технологиями энергосбережения, и доля энергии вырабатывается мощностями ВИЭ – преобразуется из солнечных лучей или ветряных потоков. Кому хуже, если мир станет таким?

И он будет таким. Все к этому идет. От планов по снижению выбросов парниковых газов никто не отказывается. Даже наоборот, Европа прорабатывает стратегию, собирается создавать свой клуб говорящих на одном устойчивом языке – речь о тех странах и компаниях, кто работает в климатической повестке, заботится о выбросах парниковых газов и готов делать деньги на «грязном» воздухе (а почему бы и нет?).

Как во всю эту парадигму вписывается Россия с продолжающейся спецоперацией по денацификации и демилитаризации Украины – читайте в нашем тексте «Деклиматизация от России: энергопереходу быть или нет?». Специально для наших читателей свой компетентный взгляд на происходящее высказывает руководитель направления «Климат и зеленая энергетика» Центра стратегических разработок Ирина Поминова.

Также в этом номере ESG-вестника емкий комментарий о будущем водородного транспорта в России от руководителя направления «Экономика отраслей ТЭК» Центра стратегических разработок Александра Амирагяна.