Кризис усилил тяжесть фискального бремени? Разбираемся, какой должна быть налоговая политика в России

Пандемия коронавируса в мире достигла таких масштабов, когда целые экономики отправляются на карантин и перестают работать. Первым примером вынужденной остановки экономики из-за распространения вируса стал Китай, где за первые два месяца 2020 года промышленное производство снизилось на 13,5%, оборот торговли – на 20,5%, а инвестиции – на 24,5%. До уровня в 6,2% выросла безработица. Однако КНР дело не ограничилось, и когда вирус добрался до Европы и США, начали закрываться заводы, а граждане ограничили потребление, перестав выходить из дома. Рецессия, которая началась в одной стране, стала распространяться по цепочке на весь остальной мир. Поэтому глобального падения экономики в 2020 году вряд ли удастся избежать.

Эпидемия ударила одновременно и по предложению (сократилось производство, стали рваться цепочки поставок), и по спросу (люди, запертые у себя в домах потребляют меньше товаров и услуг). Компаниям стало тяжело обслуживать кредиты и платить за аренду, они начали отказываться от инвестиционных планов, а люди, предчувствуя падение доходов, решили экономить. Таким образом запустилась нисходящая спираль спроса и предложения.

В условиях мирового финансового кризиса многие страны пытаются помочь экономике преодолеть кризис инструментами налогового регулирования. Например, во Франции ввели отсрочку всех налоговых и социальных платежей, а в перспективе их пообещали отменить для тех, кому грозит банкротство. Германия и Австрия отсрочили налоговые платежи для компаний, испытывающих трудности. Датское правительство пообещало частным компаниям, которые пострадали от карантинных ограничений, покрыть 75% заработной платы каждого работника.

Президент США Дональд Трамп поручил отложить налоговые платежи для граждан и предприятий, чье финансовое состояние ухудшилось из-за вспышки вируса. В Словакии и Чехии власти предложили продлить сроки подачи налоговых деклараций. В Чехии также за счет государства покроют 80% заработной платы работников магазинов, ресторанов и других предприятий, вынужденных приостановить работу из-за карантина. В Турции на полгода отсрочены социальные взносы для розницы, металлургической промышленности, торговых центров, автомобилестроения, индустрии развлечений и гостиничного бизнеса, производства продуктов питания и напитков, текстиля, а также для организации мероприятий. Китайским компаниям предложили налоговые послабления и льготные кредиты, сервисы доставки освободили от уплаты НДС.

Что предприняло российское правительство?

Власти России тоже объявили, что будут поддерживать пострадавший из-за коронавируса бизнес. На формирование антикризисного фонда из госбюджета выделили 300 млрд рублей. В стране уже объявили полугодовые налоговые каникулы для авиационных и туристических предприятий, а также всех компаний, чей бизнес сильнее всего просел из-за эпидемии. Однако это послабление не коснётся выплат НДС.

Правительство пообещало возместить убытки транспортным и туристическим компаниям, а также поддержать спортивные учреждения, спрос на услуги которых упал. Малому бизнесу и микропредприятиям отсрочили уплату страховых взносов и арендной платы за госимущество. Размер страховых взносов для малых и средних предприятий будет снижен с 30 до 15%, чтобы сохранить уровень зарплат работников. Кроме того, станет доступна «заморозка» выплат по кредитам на 6 месяцев. 

Поможет ли это российскому бизнесу?

В самом негативном сценарии, который описывают эксперты агентства Bloomberg, пандемия поразит все страны, рост мировой экономики упадет до нуля и она недосчитается $2,7 трлн. Темпы роста ВВП России составят минус 2,9%. Страна потеряет 4,35 трлн рублей. И когда это произойдёт, послабления для российских предприятий будут отменены, а бизнес опять столкнётся с необходимостью выплачивать налоги в полном объёме.

Насколько велика налоговая нагрузка на предприятия в стране? В среднем в мире она составляет 40,6%. Показатель для России – 47,4%. Выше доля налогов только в Южной Америке – 52,3%. В Центральной Америке фискальная нагрузка составляет 41,6%, в Европе – 40,3%, в странах Азиатско-Тихоокеанского региона – 36,2%. При этом в России по сравнению с другими регионами мира очень велика доля налогов на труд в структуре всех платежей, которые компании отчисляют в бюджет, – 36,1% при среднемировой в 16,2%.

Растёт ли налоговая нагрузка в России? Безусловно. С 2008 года налоги в несырьевом секторе выросли в 2,6 раза, а в сырьевом секторе – в 2,2 раза. Больше всего фискальные обязательства выросли в торговле – в 4 раза. Все это время в правительстве говорили о необходимости снизить зависимость России от экспорта нефти и газа, перейти к новой несырьевой модели развития экономики, но от слов к делу так и не перешли. Развиваться предприятиям реального сектора мешает в том числе повышение налогов. То, что правительство провалило план по уходу от традиционной сырьевой модели экономики, подтверждает снижение доли несырьевого сектора в ВВП России.

Ключевой фактор экономических проблем не коронавирус, а девальвация, – уверен секретарь Федерального Совета Партии Дела Алексей Лапушкин. – Эпидемия стала только отягчающим фактором для обвала рубля, который произошёл в результате выхода России из ОПЕК+ и падения цен на нефть. После этого мы столкнулись с практически 30%-й девальвацией, которая ударила по домохозяйствам – они оказались на грани банкротства. А виной этому политика, получившая название «люди – новая нефть», которая проводилась последние 2 года и привела к изъятию средств из экономики и бюджетов домохозяйств. Чтобы экономика начала сопротивляться кризисным явлениям и всевозможным «удавкам» на рынке сырьевых товаров, она должна иметь внутренний ресурс. Его можно получить только за счет развития несырьевого сектора. Если бы Путин обозначил вектор на Новый курс и смену существующей экономической политики, это стало бы мощным толчком для развития страны и позитивно сказалось бы на экономике. Но этого не произошло”.

Председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, президент Промышленного союза «Новое Содружество» и ассоциации «Росспецмаш», лидер Партии Дела Константин Бабкин в своей статье о Новом курсе развития страны заявил, что стержнем экономики должно быть производство несырьевых товаров, стержнем экономической политики – создание условий для несырьевого производства. Одно из таких условий – стимулирующая налоговая политика.

«Бюджет страны верстается с огромным профицитом. Государство собирает денег значительно больше, чем ему требуется и чем оно в состоянии эффективно использовать. При этом налоговый пресс неизменно растёт, налоги собираются там, где их легче собрать. Излишки денег хранятся за рубежом. Всё это угнетающе действует на производственную активность. Требуется снизить налоги, причём так, чтобы в выигрыше оказались те, кто занимается созидательным трудом. Это означает снижение налогов на невысокие зарплаты, возврат инвестльготы по налогу на прибыль, обратный «налоговый манёвр», который приведёт к снижению цен на энергоносители и прочее сырьё. Это означает значительное снижение всех прочих налогов», – так известный промышленник предложил реформировать фискальную политику. 

Что будет дальше?

Российский уровень налогов очень высок, а правительство не сдерживает обещаний по неизменности фискальной системы. Это приводит к тому, что бизнес в стране или вынужден закрываться, или уходить в тень. Хотя Минфин обещал не менять в России в ближайшие 3 года налоговую политику, предприниматели не склонны доверять таким посылам. Все запомнили историю с налогом на добавленную стоимость, когда в марте 2018 года министр финансов Антон Силуанов говорил, что налоговое бремя в стране увеличивать не планируется, а с 1 января 2019 года НДС вырос с 18 до 20%.