Сегодня все говорят о гибели малого и среднего бизнеса, поддержка которого ощущается не в той мере, в которой обещают правительственные лица с экранов.

Но мало кто понимает, что с его смертью исчезнет и источник дохода регионов и муниципалитетов. Они, итак намертво «привязанные» к федеральной власти дотациями, лишатся последних независимых средств к существованию. Ведь их бюджеты пополняются в значительной степени от налога на доходы физических лиц (85% НДФЛ уходит в региональный и 15% в местный бюджеты) – то есть, грубо говоря, от зарплат тех работников малого и среднего бизнеса, которые сейчас оказались на улице. Не говоря уже о ЕНВД (едином налоге на вменённый доход), который как раз взимается с розничной торговли, местного общепита – в общем, со всех тех предпринимателей, которые сейчас полностью уничтожены. Ещё «добавляет копеечку» ЕСХН (единый сельскохозяйственный налог) – но это только в тех регионах, в которых ещё есть неубитое сельское хозяйство. А таковых в России, к сожалению, немного.

Мы решили узнать, как на самом деле экономический кризис влияет на регионы, как выживает малый и средний бизнес, продолжает ли он платить налоги, и как обстоят дела в формировании местных бюджетов, исходя из текущей обстановки.

Ответы на эти и другие вопросы дали депутат Саратовской городской думы, сторонник ПАРТИИ ДЕЛА, президент Федерации бокса Саратовской области Олег Комаров и депутат Псковской городской Думы, член комитета по стратегическому планированию и бюджетной политике Григорий Турчин.

Олег Константинович, с какими проблемами в первую очередь столкнулся регион с начала режима самоизоляции?

Первая и самая большая проблема – безработица. Вторая – полное небрежение государства к малому и среднему бизнесу. И это отбивает желание у людей работать. На сегодняшний день 50% опрашиваемых предпринимателей ответят, что после «самоизоляции» уже не откроются. Народ либо уходит работать на более удачливых «крупных» коллег, закрывая свой бизнес, либо становится на биржу труда. Вот чего добилась власть неэффективным и несвоевременным оказанием помощи. 

Исходя из этого по результатам года они увидят уменьшение платежей. Власть столкнется с тем, что малый и средний бизнес, на налогах которого держались региональные и местные бюджеты, дал сбой. И они это прочувствуют.

Ощущается ли поддержка региона из федерального бюджета?

Если смотреть телевидение и отчеты чиновников, то деньги льются рекой. На деле мы видим следующее: когда представители малого и среднего бизнеса обращаются к губернатору, министру или мэру с письмом, в котором описывают свой вид деятельности и запрашивают льготы, то получают в ответ отказы по самым разным причинам. И таких «ответок» уже тысячи.  

На федеральном уровне нам говорят, что помогают регионам, выделяя большие деньги, но получается так, что на местах мы этих денег не видим.

За 2019 год город собрал 125 миллиардов, 95 из которых ушло в центр, 16,5 миллиардов остались в бюджете города, остальное – в региональном бюджете. Мое мнение – нужно менять межбюджетные отношения, чтобы хотя бы 50% налогов, которые собираются на местах, там же и оставались. 

Если анализировать бюджет регионального уровня Саратовской области, мы видим нехватку 12 миллиардов. В бюджете самого города Саратова не хватает 1,5 миллиарда. При этом служащие муниципальных предприятий с апреля не получают зарплату. Не хватает 260 миллионов на зарплаты учителям.
Официальная цифра безработных в регионе перевалила в мае за 30 000. Малый и средний бизнес парализован и не работает с распоряжения чиновников. Термин “Врут и воруют” находит свое подтверждение.

Почему регионы отказываются от помощи малому и среднему бизнесу?

Они надеются на авось и не хотят, чтобы федеральная власть на них обиделась. Они считают, что если сейчас покажут истинную ситуацию, то завтра же  будут уволены. Это одна из причин. Вторая – у них нет денег.  Сегодня чиновники надеются на какие-то средства из федерального бюджета. Хоть они и придут с опозданием, но всё-таки придут. И что с их помощью они смогут решить те или иные вопросы.

Какой выход из сложившейся ситуации Вы видите?

Первое: если бизнес не работает, надо освобождать его от налогов.

Еще одна из проблем, о которой стоит поговорить – платежи естественным монополиям. Когда мы смотрим в платёжный документ, то видим, что счета выставляются регулярно: за апрель, за май, вот уже и за июнь. И в документах, в соответствии с постановлением, которое подписал (на то время) Председатель Правительства Дмитрий Медведев, пишут, что налогоплательщик обязан оплатить текущие и авансовые платежи.

А как предприятие (юридическое лицо) или предприниматель может платить, если он в соответствии с распоряжением губернатора или мэра не работал? Как же он может платить, особенно авансовые платежи, которые в соответствии с документами составляют 75%?! Сейчас заканчивается май, а мы должны уже оплатить за июнь. И если в пятидневный срок оплата не будет произведена, дело будет передано в суд.

Нужно отменить эти платежи, причём немедленно!

К чему может привести такой сценарий развития?

Если малый и средний бизнес прекратит свое существование в регионе, естественно, мы столкнемся с большой проблемой, поскольку он приносит порядка 30% – 50% в бюджет.

Мы платили налоги в центр в надежде на то, что в трудной ситуации наше государство окажет нам помощь. Я считаю, что это время настало. И сейчас нужно думать о том, чтобы деньги из федерального бюджета могли вернуться на места для того, чтобы мы смогли просто выжить. 

Депутат Псковской городской Думы, член комитета по стратегическому планированию и бюджетной политике Григорий Турчин.

Григорий Михайлович, на что в первую очередь повлиял режим самоизоляции в вашем регионе?

В первую очередь, причем особенно негативно, повлияла ситуация с уходом на самоизоляцию с выплатой заработной платы за счет предпринимателей. При этом, указания региональных властей были достаточно в жесткой, угрожающей форме: “Если вы не будете это делать, привлечем к ответственности”. Наш губернатор неоднократно говорил о том, что необходимо все выдерживать. А тем, кто будет увольнять сотрудников в это непростое время, никакой помощи в дальнейшем можно не ждать. И в черный список попадут те предприятия, которые не будут соблюдать рекомендации. Более-менее безболезненно продержаться так можно месяц, если есть небольшие запасы. Но постоянно выплачивать заработную плату очень тяжело, когда нет производства. Ведь у большинства, в частности, у малого и среднего бизнеса, нет накоплений.

Что нужно делать его владельцам, чтобы продолжить деятельность с наименьшими потерями в период кризиса?

Рецепта для всех организаций нет, ведь у всех разная деятельность. Сейчас есть сезонный спрос на вещи для строительства, для дачи. А есть фитнес-центры, туризм и общепит. Эти сферы пострадали очень сильно, и я не знаю, как они будут подниматься. Ведь, по большому счету, от арендной платы освободили только арендаторов муниципального имущества. А те, кто арендует помещения у частников, продолжают платить. И их, кстати, никто не освобождал от уплаты ресурсно-снабжающим организациям.

Как местные власти могут поддержать малый и средний бизнес сегодня, чтобы завтра не остаться без налогоплательщиков? 

Вышло постановление Псковской городской думы об отмене единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности. Коэффициенты по этому налогу устанавливает областной комитет по тарифам. А мы его утверждаем. На сегодняшний день он снижен фактически в 2 раза. Но тем не менее полностью отмены налогов не было.

Ощущается ли поддержка региона из Федерального бюджета?

Псковский бюджет весь построен на дотациях. Субсидии, субвенции, дотации. Это основной наш доход. Собственный доход чуть больше миллиарда. В основном он уходит на заработные платы врачей, учителей, чиновников местного уровня.

Насколько дотационная система устойчива в кризис?

Сейчас сложно об этом судить, так как бюджет на этот год был принят в конце 2019 года. Фактически раз в 2 месяца мы вносим изменения в бюджет. Ранее бюджет города был 4,5 миллиарда, сейчас 5 миллиардов 220 миллионов рублей.

У нас идут масштабные реконструкции, которые защитила перед Минфином региональная власть (национальные проекты): это и строительство дорог, и реконструкция стадиона “Машиностроитель” – туда уходят сотни миллионов рублей. За счет этого бюджет и кажется у нас большим, но собственные доходы при этом невелики.

За счет чего будет пополняться бюджет региона, если деньги от налогоплательщиков поступать перестанут в связи с разорением предпринимателей?

Субсидирование – единственное, за счет чего может выжить область после разорения малого и среднего бизнеса.

У нас в городской думе раз в квартал проходит комиссия по налогам при администрации города Пскова. Там участвует и наше финансовое управление, и депутаты, представители налоговых органов, ОБЭП. Комиссия приглашает предпринимателей по разным вопросам: это и низкая заработная плата, и задолженности по уплате аренды, и многое другое. В ходе последней комиссии порядка 90% руководителей заявило о том, что будут прекращать деятельность своих организаций. И к сожалению, в данной ситуации мы никак не можем на это повлиять.

К чему может привести такой сценарий развития?

Хочется верить, что катастрофы не случится, но точно будет очень большая стагнация на долгое время. Мы это проходили и в 90-е годы, и, к сожалению, можем повторить и сейчас.

Дарья Назаренко