Конституция-2020. После 22 апреля Россия не будет прежней

Срок приема предложений по новым поправкам в Конституцию РФ продлили до 2 марта. Это вторая отсрочка Госдумы, которая, к счастью, не торопится с окончательным утверждением полного перечня всех грядущих изменений. В начале года политическая и околополитическая тусовка была занята одним — поиском новых и, по возможности, здравых поправок к Основному закону страны. Ещё до второго чтения результат может оказаться ожидаемым: из всего списка умных и не очень мыслей только внесённый президентом пакет документов получит единогласное одобрение парламентариев.

В Кремле 26 февраля прошла встреча президента с рабочей группой о внесении поправок в Конституцию РФ. Здесь впервые стала известна дата проведения общероссийского голосования — 22 апреля. Рабочий день намерены сделать выходным, чтобы дать возможность всем гражданам отдать свой голос «за» или «против» обширных конституционных изменений. На плебисците настаивает сам президент: «Это самое главное, и мы с вами должны это соблюсти». Он же предложил, чтобы все поправки целиком и полностью вступили в силу сразу после подведения итогов всеобщего общероссийского голосования. Юридически внести весь перечень этих изменений можно, минуя волеизъявление народа. Достаточно обеспечить поддержку Госдумы, Совета Федерации и двух третей законодательных собраний регионов. Но глава государства решил всё провести так, словно действительно речь идёт о принятии новой Конституции (что недалеко от правды).

Более 600 поправок поступило от общественных организаций и граждан, членов рабочей группы. Со слов сопредседателя рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию РФ Павла Крашенинникова (председатель Комитета Госдумы ФС РФ по государственному строительству и законодательству), половину предложений тем или иным образом учли в тексте законопроекта. Второе чтение запланировано на 10 марта. Уже сейчас законотворцы утверждают, что далеко не все мнения войдут в итоговый вариант.

Тем не менее, полученные в результате мозгового штурма идеи могут быть реализованы в федеральном законодательстве и в деятельности органов власти. Об этом заявила на совещании сопредседатель рабочей группы Талия Хабриева, директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве. «На данный момент можно сказать, что уже стоит с учетом обобщения предложений корректировать не менее 25 системообразующих законов и кодексов». Это не считая коррекции законов субъектов федерации и более обширных предложений, которые намерены учесть в актах стратегического планирования. Вместе с этим охватят не менее двух третей поступивших инициатив, считает правовед. Треть предложений окажется невостребованной.

Даже известный политолог Екатерина Шульман пока не решается загадывать, как изменится Конституция РФ в этом году: «Она после этого будет, конечно, другим документом, который мы знали и любили с 1993 года. Раньше изменения были, но нынешние очень пестрые, разнообразные; и как будет выглядеть цельный документ, думаю, что не представляет себе никто». Радует, что неизменной остается самая важная статья 51 о несвидетельствовании против себя, супругов и близких родственников. «Если вы вспомните её в нужный момент — это спасёт вам жизнь», — предостерегает политолог.

Заменить нельзя оставить

С 2003 года бессменный председатель Конституционного Суда РФ Валерий Зорькин восемь лет назад ещё с осторожностью говорил о конституционных изменениях: «Конституцию менять в целом можно тогда, когда невозможно не менять». Тогда на поправках настаивали депутаты Госдумы, желающие усилить полномочия парламента. Речь шла о возможности выражать недоверие как правительству в целом, так и конкретным министрам. Нынешние изменения добавляют Госдуме веса в балансе сил, наделяя депутатов полномочиями по формированию состава Кабинета министров. Это лишь малая толика всех новаций, которые решено наделить высшей юридической силой. И на этот раз судья Зорькин проявил примерную сдержанность, лишь заявив, что в силу своих обязанностей будет исполнять всё то, что будет в Конституции.

Главный судья России скромничает. Он не просто молчаливый исполнитель развернувшегося процесса, но в каком-то смысле человек, давший старт этой гонке по внесению изменений в Основной закон, основное орудие главного инициатора. Без согласия Зорькина спокойно принять новую Конституцию не получилось бы. Именно он в 2018 году запустил этот снежный ком обсуждений и предложений, когда вышла программная статья «Буква и дух Конституции». Зорькин вспомнил о доктрине «живой Конституции», позволяющей актуализировать документ высшей юридической силы в контексте социально-правовых реалий. Также начал говорить о «точечных изменениях», способных исправить недостатки Конституции 1993 года. С этого момента процесс по изменению Основного закона был запущен. Допущение этой мысли повлекло за собой пересмотр всей системы сдержек и противовесов, перераспределение власти между политическими институтами. Кстати, сам процесс вышел для Конституционного Суда РФ боком — из 19 останется 11 судей, включая председателя и его замов. Возможно, самому Зорькину такое сокращение только на руку — достигать компромиссов станет проще.

Опыт последних лет разрушил некую сакральность Конституции, в которой теоретики права видят источник высшей юридической силы, определяющий основы государственного строя и организующий власть. Основной закон страны в России давно перестали считать догмой. Такого мнения придерживается президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко: «Мы живём в той исторической и правовой реальности, где 200 лет Конституция не была неизменной. У нас за последние годы строй экономический менялся несколько раз в разные стороны». Поэтому в том, что этот источник всех основ теперь переписывается, нет ничего трагичного и неестественного, считает практикующий юрист. Другое дело — будут ли при этом исправлены ошибки предыдущего документа.

В Конституции 1993 года, в 7 главе о судебной власти и прокуратуре, исчезло какое-либо упоминание об адвокатуре, хотя в предыдущем варианте от 1978 года оно было. Одна короткая запись о существовании этого независимого института правосудия уже сделала бы систему «менее обвинительной», считает президент Федеральной палаты адвокатов РФ. Его объединение обратилось в рабочую группу по подготовке поправок в Конституцию РФ со своим предложением, но в успех своей попытки глава российских адвокатов особо не верит: «Не знаю, поздно или нет, но мы пытались».

Хотелось бы, чтобы в подготовке не только поправок в Конституцию, но и в принципе в российское законодательство в большей степени принимали участие практикующие юристы, а именно адвокаты. Было бы гораздо больше пользы, и реже переписывались бы законы. Принцип состязательности является основополагающим и важным для российского правосудия, что радует. Но состязательность в принципе невозможна без участников защиты. Так получилось, что состязательность обозначена в Основном законе, а институт, который её обеспечивает, не указан. Судебная власть есть, прокуратура есть, адвокатуры — нет, и это непонятно — Юрий Пилипенко, доктор юридических наук, профессор, Президент Федеральной палаты адвокатов РФ, член Бюро Президиума Ассоциации юристов России.

«Путинская» Конституция

Конституцию РФ от 1993 года называют «ельцинской». Не будет ошибкой, если после 2020 года её начнут называть «путинской». Впервые президент предложил настолько масштабные конституционные изменения, которые касаются положений 22-х статей глав 3-8 Конституции РФ. По сути, меняют всё, что разрешено процедурой, не требующей громогласного утверждения нового Основного закона. В нём же четко описано, что вносить изменения в первую, вторую и девятую главы можно только в случае принятия новой Конституции. Эти разделы защищены, поэтому президент не имеет полномочий их переписывать или дополнять.

Ранее вносились более точечные поправки. Все хорошо помнят о конституционных изменениях 2008 года, когда срок полномочий Госдумы увеличили до пяти лет, а президентский — до шести. Более того, правительство стало более подотчетно нижней палате парламента. Премьер стал ежегодно отчитываться перед депутатами о результатах деятельности Кабинета министров, в том числе по вопросам, поставленных Госдумой.

В 2014 году у президента расширили полномочия по кадровым назначениям в прокуратуре, а также (после закрепления Крыма в составе России) глава государства получил ещё одну привилегию — возможность вводить своих представителей в Совет Федерации, доля которых не должна превышать 10% от общего числа сенаторов. Эту норму стали называть «президентской квотой». Кстати, с ней членов верхней палаты парламента стало на 17 человек больше.

После этого значимых для всей политической системы изменений не принимали. До настоящего момента. Теперь пакет президентских поправок в Конституцию награждает Госдуму правом утверждать кандидатуры главы правительства, вице-премьеров и федеральных министров. Но только тех, которыми не руководит по предоставлению премьера сам президент. Главе государства подчиняются люди из «силового блока» правительства, к примеру, министр обороны Сергей Шойгу и министр внутренних дел Владимир Колокольцев. В свою очередь, Совет Федерации по представлению президента сможет теперь отправлять в отставку судей Конституционного Суда, Верховного Суда, судей кассационных и апелляционных судов — в случае совершения ими проступков, порочащих честь и достоинство.

Логичными эти изменения считает успешный российский политтехнолог Константин Калачёв, который в 90-е гг. был генсеком Партии любителей пива. Федеральное Собрание будет играть отведённую ему роль высшего законодательного органа. Депутаты с сенаторами будут поддерживать систему сдержек и противовесов. Грубо говоря, свершится глобальная перестройка системы, связанная, в первую очередь, с нежеланием Путина оставаться президентом пожизненно, считает политтехнолог Калачёв: «Он [президент] понимает, что нужно создавать институциональные условия, чтобы проводимый им курс оставался неизменным, а смена президента прошла максимально безболезненно». Однако Путин намерен сохранить контроль над системой, уверен эксперт.

Вероятно, своё будущее нынешний президент видит в Госсовете, который по его указу закрепляется в модернизированной Конституции. Но пока известно только, что этот орган власти будет формировать президент в целях «обеспечения согласованного взаимодействия органов государственной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики». О статусе Госсовета подробнее можно будет сказать позже, когда появится специальный федеральный закон. Есть ещё один сугубо ситуативный момент, который объясняет, почему за изменение Конституции взялись именно сейчас. Нацеленность президента и всех политических институтов на формирование в России более социального государства может поднять рейтинги доверия, которые продолжают падать. Народ уже воспринял ряд предложений с энтузиазмом — людям предложили тему для размышлений и создали почву для надежд на будущее. Если эффект от изменения Конституции получится желаемым, то выборы в Госдуму в 2021 году не принесут неприятных неожиданностей для правящей элиты. Индикатором должны будут стать избирательные кампании в регионах этой осенью. Они покажут, сможет ли власть окончательно реабилитироваться в глазах избирателей.