Константин Бабкин: Правительство поддерживает экономику страны скорее психологически. Когда власть займётся реальными улучшениями?

11 мая 2020 года президент Владимир Путин поручил правительству разработать план действий по восстановлению экономики, занятости и доходов населения. Кабмин должен подготовить его с участием губернаторов и объединений предпринимателей до 1 июня 2020 года. Мы поговорили с известным промышленником, лидером Партии Дела, автором концепции Нового курса развития России Константином Бабкиным о том, что правительство уже сделало для российского населения и предприятий, и новых решениях, которые страна может ожидать от власти.

– Константин Анатольевич, может ли экономика России справиться с кризисом без каких бы то ни было усилий со стороны государства? Можно ли рассчитывать на быстрое экономическое восстановление и преодоление бедности?

– Без усилий государства это невозможно. Но выйти из кризиса, и притом достаточно быстро, вполне нам по силам. У России есть все для динамичного развития: страна богата природными, трудовыми, земельными, рыночными ресурсами, здесь живёт трудолюбивый народ. У страны есть технологии, и мы способны их развивать. Единственная вещь, которой не хватает для быстрого роста – это правильная экономическая политика. Чтобы сформировать её и воплотить в жизнь, нужны объединённые усилия чиновников, предпринимателей и обычных тружеников. Но прежде всего – правительства.

Сначала правительство и Центробанк, позже президент огласили комплекс экономических мер поддержки населения и бизнеса. Вот только часть из них: беспроцентные кредиты на выплату заработной платы на 6 месяцев; дополнительные зарплатные кредиты под 2% с возможностью погашения государством, если компания в течение года сохранит 90% штата; полугодовая отсрочка по всем налогам (кроме НДС) для малого и среднего бизнеса до октября; отсрочка по кредитам до октября для компаний малого и среднего бизнеса; полугодовой мораторий на подачу заявлений кредиторов о банкротстве компаний. Насколько, с вашей точки зрения, профессиональны и действенны эти меры? Какие плоды они принесут?

– Это осторожные, скорее психологические меры, чем шаги к реальным изменениям политики. Мораторий на объявление банкротства компаний – это вообще не инструмент поддержки. Льготное кредитование с возможностью погашения государством, если компания на 90% сохранит свой штат, означает, что правительство накладывает на предприятия такие обязательства, выполнение которых не зависит от руководства компании. Как можно сохранить штат, если, допустим, карантин на машиностроительных предприятиях продолжится? Такие предложения правительства абсолютно непонятны.

Партия Дела сформулировала свои шесть пунктов поддержки экономики. В список вошли снижение налогов, государственная поддержка людей, потерявших более 40% дохода (при условии, что он составлял менее 80 тыс. рублей), в виде ежемесячных выплат в размере 20 тыс. рублей. Мы не предлагаем создавать льготные кредиты для особых категорий граждан и предприятий. Мы хотим снизить ключевую ставку для всех, потому что деньги в России должны быть доступны и дешевы. Как в развитых странах. Тем более что Россия утопает в бюджетных деньгах, и правительство могло бы смелее оперировать мерами поддержки. Я не слышу от наших чиновников и про снижение налогов, а ведь это тоже важно. Надо наращивать поддержку сельского хозяйства. Когда продовольствие во всём мире становится более востребованным, наше правительство запрещает экспорт пшеницы, гречки и другой продукции сельского хозяйства, тем самым тормозя развитие агропрома.

Поэтому, если внимательно посмотреть на меры поддержки, которые предлагает правительство, становится понятно, что это скорее психологическая помощь, чем реальная. Ни снижения налогов, ни снижения ключевой ставки, ни безусловной выплаты гражданам мы не видим. Хорошо, что на каждого ребенка в стране выделят по 10 тыс. рублей, но даже это решает проблему лишь отчасти. Нам всем нужно работать, чтобы появилась разумная экономическая политика и правительство действительно стало ориентированным на реальный сектор, на решение реальных задач.

– Путин поручил правительству разработать общенациональный план восстановления экономики. Учитывая, как государство уже помогло гражданам и компаниям, какие прогнозы можно сделать по общенациональному плану восстановления экономики?

– Я не вижу реального намерения ослабить пресс на нашу экономику. Я не слышу заявления о снижении налогов, ключевой ставки. Поэтому выход из кризиса для России будет более тяжелым и медленным, чем для других стран.

Одна из ощутимых потерь для России – докризисный курс рубля, докризисные цены. Даст ли снижение курса рубля шанс на оживление и улучшение позиций на внутреннем и экспортном рынках российской промышленности – нефтегазохимии, металлургии, машиностроения, агропрома?

– Снижение курса рубля делает товары российского происхождения дешевле в валютном исчислении, а значит, более конкурентоспособными по сравнению с зарубежными аналогами, имеющими валютную себестоимость. Но такая девальвация дает лишь временный эффект. Через 3-4 месяца цены выравниваются, сырьё дорожает, зарплаты тоже приходится увеличивать, и позитивный эффект от падения курса рубля проходит. Поэтому девальвация не решает фундаментальных проблем налоговой системы, денежно-кредитной системы, системы внешнеторговой политики. Поэтому из-за падения рубля в принципе ничего не изменится.

К проблемам, вызванным эпидемией, добавляются негативные последствия спада нефтяных цен. Когда они могут восстановиться? Сможет ли Россия вернуть свои позиции в экспорте нефти, когда кризис останется позади? Можно ли стране по-прежнему опираться на сырьевую модель экономики?

– Действительно, надо ли России возвращать себе позиции ведущего экспортёра нефти и газа? Я думаю, это неправильная цель, не надо её преследовать. Конечно, прекрасно, что мы обеспечены всеми видами сырья, и это важное условие для дальнейшего роста. Но для развития экономики мы должны перестать гнать непереработанное сырьё на экспорт и научиться производить из него товары высоких переделов на своей территории. Эти товары мы сможем поставлять на внутренний рынок и продавать за рубеж. Если мы выберем путь развития несырьевого производства, то мировая цена на нефть вообще перестанет нас волновать.

Какова будет цена на нефть? Есть мнение, что сейчас она ничего не будет стоить, но я в это не верю. Цена на нефть всегда будет достаточно высока, это ценный продукт. Автомобили, самолеты, пароходы будут в массе своей ездить на дизеле и бензине. Никакие ветряки не смогут заменить ископаемое топливо. Даже электромобили зависят от него: электричество в обозримой перспективе будет в основном вырабатываться из нефтепродуктов.

– С 2014 года по 2018-й правительство потратило на поддержку малого и среднего бизнеса 80 млрд рублей. Однако существенных результатов программа господдержки не принесла – количество предприятий и занятость в них осталась на том же уровне. А что будет с малым и средним бизнесом по итогам 2020 года? Какой ущерб получат предприятия из-за 6 нерабочих недель?

– Я думаю, ущерб для малых и средних предприятий – парикмахерских, фитнес-залов, многих непродовольственных магазинов – будет серьезным. Как правительство собирается помогать им? Чиновники предпочитают собрать максимальное количество денег с предпринимателей и граждан, а потом пообещать какие-то льготные кредиты, гранты, субсидии. Но наша власть не научилась системно и грамотно поддерживать бизнес и население. Просто не надо душить людей налогами, недоступными кредитами и дорогим бензином. Надо снизить налоги, удешевить бензин и дать людям спокойно работать. И тогда никакая поддержка от государства не понадобится. Но, поскольку я не улавливаю намерения правительства упростить жизнь предприятиям, в ближайшие месяцы им будет тяжело. Бизнес может греть лишь вера в то, что в России для него хорошие перспективы, и когда-нибудь они реализуются.

– Если малые и средние предприятия по окончании периода самоизоляции не откроются, на улицу отправятся миллионы безработных людей. Социальное, экономическое и политическое давление на власть серьезно возрастет. Каковы шансы, что кризис подтолкнет российскую политическую верхушку к перемене экономического курса?

– Шанс есть. Люди, которые собираются на Гайдаровском форуме и ассоциируют себя с гайдаровским движением, сегодня управляют Центробанком, Сбербанком, Минфином, Минэкономразвития, Минобразования. Именно эти люди отвечают за дороговизну кредитов, высокие налоги, за то, что в России бензин в два раза дороже, чем в соседнем Казахстане. Эти люди, среди которых Набиуллина и Греф, высказывались против того, чтобы оказать государственную поддержку людям, потерявшим значительную часть дохода. Я думаю, что за время кризиса эти люди не укрепили, а растеряли большую часть авторитета и влияния. Если россияне увидят, что источник бед в гайдаровской политике, то появится шанс, что эта политика уйдет в небытие. Но у меня нет уверенности, что это случится в ближайшие месяцы и годы.

Тем не менее мы все должны усилить давление на наше правительство, чтобы оно перестало руководствоваться своими фантазиями, осознало реалии и исправило экономическую политику. Когда правительство поймет, что главная цель – это не борьба с инфляцией, а развитие и созидание, всё начнет налаживаться.

– Главная проблема россиян – бедность, низкий уровень доходов. Власть имеет в своем распоряжении большие накопленные ресурсы. Однако правительство не спешит распечатывать Фонд национального благосостояния (ФНБ). Как можно было бы использовать эти деньги – кому и как нужно их раздать?

– Людям, потерявшим значительную часть дохода. Но при этом, конечно, не самым богатым. Во-первых, Партия Дела предлагает выплачивать по 20 тыс. рублей за каждый полный и неполный месяц вынужденного простоя людям, которые потеряли значительную часть дохода, если он не превышал 80 тыс. рублей в месяц. Во-вторых, мы предлагаем освободить зарплаты ниже 25 тыс. рублей в месяц от всех налогов и выплат: подоходного налога, отчислений в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования. Только на эти две меры в ближайший год можно потратить часть ФНБ. Даже если мы просто перестанем его пополнять, а перенаправим сверхдоходы от продажи нефти в экономику, их хватит, чтобы осуществить выплаты. Это значительно облегчило бы нагрузку на людей и предприятия.

И вообще это глупость – отсылать деньги ФНБ за рубеж в надежде, что они когда-нибудь нас спасут. В период кризиса, в тяжелых ситуациях стране помогает своя сильная и гибкая экономика, развитое производство, образованный народ. Для этого нужны не накопления в иностранных банках, а низкие налоги, дешевые ресурсы, постоянная поддержка своих производителей. Идея ФНБ противоречит цели развития  российской экономики. Я думаю, пора завершить накапливание резервов, эти деньги надо пускать в дело.

– Большинство аналитиков считает, что по итогам года падение реальных доходов может составить от 8 до 12%. Насколько на ситуацию с доходами влияет падение рубля? Каковы шансы, что реальные доходы населения вернутся к росту в ближайшее время?

– Падение рубля и цены на нефть – всё это лишь следствия неграмотной экономической политики правительства. Если мы продолжим отсылать свои деньги американским гражданам и не будем давать возможность зарабатывать россиянам, то наши люди будут жить бедно, а американцы – хорошо.