Креативный писатель, основатель и генеральный директор IT-ком­пании «Евротехнолоджи» Кристина Акименко – безусловный авторитет в своей отрасли, человек, по-настоящему увлеченный своей работойЕй присущ вечный драйв, горящие глаза и энергия, способная зарядить окружающих на несколько месяцев впередС гор­достью представляем нашим читателям эксклюзивное интервью Кристины, которое она любезно согласилась дать нашим СМИ.

– Как ваши ощущения от ситуации в мире, Кристина?

– Это одно из самых сложных переживаний последнего времени. И не из-за того, что мне, как и многим, пришлось посидеть дома. Как раз это я восприняла спокойно, я могу долго находиться в одном месте, и не важно, дом это, квартира или вершина горы. Могу записывать свои мысли, заниматься, общаться, двигаться в радиусе 100 метров. У меня не будет стресса. В детстве у меня был период, когда мы всей семьей из пяти человек жили в общежитии, и я делала уроки, лежа в ванной.

Дело в другом. Мы катались на лыжах во время весенних каникул за границей. И только 3-4 марта мы начали понимать всю серьезность происходящего. А когда 6 марта увидели приказ Собянина о самоизоляции, оставалось только принять правила для всех граждан, вернувшихся из-за границы. Вернулись, позвонили по номеру из приказа мэра и запустили цепь невероятных событий. Это было самое начало пандемии, и медики были в панике, они не могли принимать здравые решения. У нас по всем тестам были отрицательные результаты, кроме самого первого, который показал «ОРВИ с подозрением на коронавирус». И сейчас, спустя два месяца, мне позвонили из Роспотребнадзора, чтобы сообщить настоящий результат того первого теста. То же самое — все тесты отрицательные. Эта путаница с данными привела к тому, что мы 14 дней находились в больнице. Наша медицина, сама по себе очень пассивная, оказалась еще более консервативной в ситуации всеобщей паники, и только это обстоятельство угнетало ситуацию. После выхода из больницы я даже написала статью, чтобы пережить эту ситуацию без остатка. Очень хотелось найти объяснение всему тому, что происходит, а еще — ответы. Но чем глубже мы вникали в ситуацию, тем менее исчерпывающими казались ответы.

– А разве в больнице не идеальные условия для писательской деятельности, особенно в закрытом боксе, куда никто не заходит? Пушкин писал в Болдино, находясь в изоляции…

– Да, но не с двумя детьми, один из которых на грудном вскармливании. Условия были настолько невыносимыми, что мне пришлось обустраивать этот бокс, вовлекать в это родственников извне, которые не могли нас видеть, но приезжали и привозили все необходимое. В больнице я не писала (не считая статью, конечно, ее я считаю неизбежной необходимостью). С другой стороны, почувствовать даже такое ужасное пространство «своим» — необходимый опыт и важный урок.

– О чем книга, над которой вы сейчас работаете?

– Условное название книги — «Неизбежный процесс освоения пространства». Книга, надеюсь, будет полезна тем, кто ищет лучшие условия для себя. Многие люди лучшее место для жизни определяют через климатическую составляющую: жить в Майами или провести межсезонье в Таиланде. Но мы живем здесь и сейчас, и нужно определить для себя, какие климатические условия лучше: Москва и Лондон, которые своей хмурой погодой стимулируют напряженно работать, или Майами и Денпасар, которые вдохновляют работать и творить в расслабленном режиме? А может, некий третий вариант?

В книге описывается, как героиня нашла лучшее место на Земле. И это — собственные мысли, занятия. Главное — проживать каждый момент времени здесь и сейчас.

– Основная ваша деятельность — это управление проектами. Вы разрабатываете IT-системы для предприятий, делали несколько проектов для транспорта, энергетики. Как вы пришли к писательству и как оно соотносится с вашей основной деятельностью?

– Создатель ИТ-продуктов — такая же творческая профессия, как и художник, писатель или архитектор. На первый взгляд, эта профессия в первую очередь связана с программированием, но если присмотреться, окажется, что собственно с программированием она соотносится примерно так, как архитектура со строительством.

С приходом в нашу жизнь технологии Agile и ввиду увеличения скорости перемен создание ИТ-продуктов — это уже не про конечное состояние, а про бесконечное усовершенствование первоначальной идеи-задумки. Создатель ИТ-продуктов отличается от художника только тем, что второй может себе позволить сказать: «Я так вижу эту картину», а первый скажет: «Они пользуются тем, что я вижу», тем самым генерируя денежный поток.

Вместе с тем, сегодня художники используют приемы точных наук, принятые в программировании.

Наоборот, самая популярная профессия среди программистов — это технический писатель, который соединяет строгий язык программирования с потребностями маркетологов. К примеру, недавно я заказывала логотип нашей семьи в Студии Артемия Лебедева. Дизайнеры использовали мои слова из технического задания буквально. Задание звучало так: «Мы альфа-семья, которая сталкивается с трудностями и с достоинством их решает, реализует свои задачи, ценит постоянное и максимально возможное развитие в важных сферах жизни».

Студия Артемия Лебедева разработала и финализировала для нашей семьи следующий логотип:

Логотип представляет собой метафору наших ценностей, которые мы отразили в техническом задании: латинская альфа в сочетании с колесом жизни, охватывающим восемь наиболее важных сфер. Смыслом мы заполнили каждый отсек самостоятельно: здоровье, дом, отдых, образование, путешествия, друзья, финансы, инвестиции.

Процесс создания ИТ-продукта подразумевает обратный процесс: это как собирать картинки реальности через определение потребностей и превращать их в функциональные коды, приносящие людям пользу. Это и есть исходный код Кристины Акименко.

Для меня было важно, чтобы я самостоятельно и единолично реализовала проект, начиная с задумки книги и заканчивая написанием и продвижением. В случае с ИТ-проектами такое не очень возможно. Если угодно, ИТ-проект для меня — это самореализация, а написание книги — самовыражение. Разница лишь в том, что вместо букв для исходного кода используются гораздо более понятные всем слова — образы, помогающие нам вдохновляться и получать пользу от других людей. Так и родилась новая Кристина Акименко. Кстати, это совпало еще и со сменой фамилии, получилось совсем символично. Для меня слова — это коды, которые нужно использовать к месту, ко времени, а главное — беречь и преумножать слова, чтобы они стали движением жизни.

– Каковы главные характеристики «исходного кода» Кристины Акименко?

– Это любовь к риску без остановки — пока живы, стремление к новизне во всем, ответственность за результат в каждый момент времени.

Самый интересный пункт из этого — третий.

С одной стороны, речь идет о простой ответственности, но если посмотреть глубже — речь о «здесь и сейчас». Многие люди думают, что чем выше планка, тем лучше. На самом деле все обстоит как раз наоборот. Ответы нужны в каждый момент времени. Срез ответов нужно снимать как минимум в течение часа. Только в таком случае можно говорить об успехе как о категории. И только в этом случае можно осознавать происходящее, жить категориями целей и результатов. Когда программисты не укладываются в сроки, я говорю им: «Мне не нужно ваше бессознательное состояние, мне нужны ваши ответы, если вы не успеваете, значит, не рассчитали свое время. Это недостаток компетенций, который нужно обязательно восполнять».

– Как начинается создание ИТ-продукта?

– Можно было бы сказать, что оно начинается со спроса. Это и есть сермяжная правда. Без активного спроса ни один продукт не нужен ни в одной отрасли. Вместе с тем, на практике создание ИТ-продукта начинается с того, что знакомый, зная о моей профессии создателя, звонит и рассказывает сценарий нового продукта, который прямо сейчас очень срочно нужно создавать. ИТ-продукты, по моему опыту, бывают двух типов.

I тип:

Создание продукта с нуля — завоевание новой ниши. Это касается отраслей с так называемым низким уровнем развития ИТ. К таким отраслям относятся телекоммуникации в начале 2000-х и транспорт в начале 2010-х.

В 2013 году наша компания реализовала 70% объема платных плоскостных парковок в Москве (парковки с шлагбаумом и с поминутной оплатой, фиксируемых на прокси-картах). Новизна продукта была в том, что мы первые зафиксировали алгоритм расчета платы за парковку, разработали ИТ-продукт, нашли завод, который по нашему заказу выполнял конфигурацию платных парковок, и выполнили заказ «под ключ». Это классический вертикальный подход создания продукта: начинаем с ПО, далее, для подтверждения жизнеспособности придуманного алгоритма, «опускаем» решение до железа и внедряем его в реальность. В этом случае разработанный нами ИТ-продукт был внедрен непосредственно в городской среде и представлял первую версию платных городских парковок, сразу после того как на улице Петровка был завершен пилот по первым платным парковкам.

Сегодня самыми привлекательными отраслями для создания ИТ-продуктов являются медицина и образование из-за очень низкой доли ИТ в самих отраслях. А что означает тот факт, что наблюдается прирост в этих областях? Очень просто. Практически любой продукт, который будет создан, может конкурировать на рынке. Если открыть целевые программы развития региональных правительств или московского правительства, то можно с легкостью создать 10-30 ИТ-продуктов, которые само же государство выкупит, если вы докажете жизнеспособность модели созданного продукта.

II тип:

Интеграционные проекты по оптимизации рабочих процессов. Такие проекты можно проводить буквально бесконечное число раз. Нет таких продуктов, которые не нуждаются в улучшении и усовершенствовании с точки зрения функциональности. Официально в государственных предприятиях срок пользования программными продуктами составляет от трех до пяти лет. С точки зрения бизнеса, чаще всего это означает, что пока вы внедряете только что разработанный ИТ-продукт, можно параллельно создавать новый, так как через три года продукт устареет как по дизайну, так и по функциональным признакам, а главное — изменятся сами процессы бизнеса и потребуют изменений на новом технологическом уровне.

У второго типа есть подтип, который встречается нечасто, но он крайне интересен с точки зрения поставленных на разработку задач. Он возникает в момент поглощений и слияний двух компаний. Например, мы выполняли тендер по оптимизации рабочих процессов в компании «Санкт-Петербургские Электрические сети» (30% рынка электроэнергетики Санкт-Петербурга на момент внедрения ИТ-продукта), которые в 2015 году поглощались ПАО «Ленэнерго» (68% рынка электроэнергетики на момент внедрения). Мы оптимизировали процессы самого АО «СПБЭС» и шести филиалов, которые тоже поглощались. Несмотря на то, что ПАО «Ленэнерго» является крупным регионообразующим предприятием и предпочтение 1С — вполне предсказуемый результат, разработанный нами индивидуальный ИТ-продукт был внедрен и рассмотрен как модель для будущего развития.

Как художнику нужны холст, краски и кисть, чтобы взяться за написание картины, так и создателю ИТ-продуктов нужны минимальные ресурсы, чтобы получать результаты:

1. Интервьюер — человек, который способен принимать видение другого человека и задавать нужные вопросы для создания будущего ИТ-продукта.

2. Технический писатель — специалист, который напишет функциональную часть технического задания таким образом, чтобы программисты понимали, как реализовать написанное.

3. Архитектор программы — специалист, который найдет оптимальный путь разработки, с использованием нужных языков программирования и с понятной архитектурой.

4. Web-дизайнер — нарисует красиво то, что придумал архитектор.

5. Программист — напишет языком программного кода все взаимосвязи в ИТ-продукте.

6. Тестировщик — наверное, самый главный специалист, он упаковывает и устраняет все ошибки до выхода ИТ-продукта в свет.

7. Менеджер проекта — тот, кто будет координировать работу всех участников проекта и успевать за сроками.

– Какой реальный срок создания ИТ-продукта?

– Среди ключевых параметров создания ИТ-продукта можно перечислить стоимость и сроки. С первым параметром разобрались выше, а теперь посмотрим, как ведет себя второй параметр. Минимум месяц уходит на создание ТЗ, три месяца длится сама разработка, еще месяц — на тестирование, минимальный срок создания продукта —
шесть месяцев, но это будет недоношенный продукт, без шуток.

Девять месяцев разработки и внедрения — идеальный срок создания ИТ-продукта.

Все четко по теории «жизненных циклов продукта» Ицхака Адзизеса.

Главная идея создания продукта на «миллион долларов» — контроль каждого шага менеджера для доведения скорости его взаимодействия до мистических показателей и принятие решения в режиме онлайн.

– С чего Вы начинали бизнес?

– Я училась на четвертом курсе МГУ, было лето, и четко помню ощущение, что у меня учеба в университете удалась, нужно какую-то новую сферу освоить, идти дальше. Интернет в 2002 году уже работал прекрасно. Я зашла на сайт job.ru, разместила свое резюме, и через день мне позвонили из корпорации Hyundai ImageQuest. Когда я готовилась к собеседованию, я задумалась, в чем же мое
преимущество. На тот момент у меня был ответ «потому что я иду на гос. экзамен по английскому и это, очевидно, должно быть моим преимуществом». Так и случилось. Меня взяли на позицию референта-переводчика, так как убедила, что хорошо владею английским. На самом деле, мне было не так важно, чем заниматься, главное было начать познавать мир вокруг. На этой позиции я проработала три месяца, а дальше предложили ввести бренд мобильных телефонов. Одновременно шла защита диплома. И я с особой ностальгией вспоминаю то время, когда везде успевала и не думала о недостатке часов в сутках.

– Понятно, почему Вы пришли к написанию книги. Хочется узнать, о чем же она?

– Книга — об отношении к пространству. Сегодня наша жизнь настолько насыщена событиями, информацией, знаниями, что мы уже не тратим свои усилия на поиски всего этого. Основная наша работа заключается в определении отношения к тем или иным пространствам, событиям и людям. И именно это отношение: тщательное, обоснованное, всестороннее — определяет нашу жизнь. Если вы начинаете бегать, то это нужно делать преданно, глубоко понимая мир бега, и вы вдруг сможете обнаружить, что этот мир был ваш, что у вас есть способности к бегу, о чем вы даже не подозревали раньше. Потом вы встретитесь с людьми, которые делают то же, что и вы, будете делиться эмоциями. Книга еще о и том, что нужно делать что-то новое. На первый план встает то, чем вы можете поделиться. А делиться можно только свежими знаниями, тем, что постоянно обновляется и течет.

– И какие пространства осваиваются в книге?

– Как твердят все психологи в один голос, наши представления о мире формируются до пяти лет, поэтому пространство детства — одно из важнейших, и его нельзя было никак упустить. Начинается книга с детства, с представления о мире маленькой девочки, с разочарований и уроков. Еще в детстве главная героиня понимает, что основными точками являются усвоенные уроки, они для нее служат своеобразным компасом для прохождения через пространство.

– Дальше — бизнес, учеба и прочее?

– Сначала я задумала так, чтобы не затрагивать тему бизнеса. Хотела оставить до лучших времен и написать объемный нон-фикшн после еще одного какого-то крутого реализованного проекта. Поэтому в книге описаны пространства, которые занимают наиболее яркие части жизни: дизайн пространства — своего жилья, а в наше время это особенно актуально. Выход из зоны комфорта через бег — в случае с героиней, а у других может быть абсолютно другое занятие. Далее идет медитация — как последовательное состояние после бега. О буддистских практиках, которые позволяют чувствовать гармонию с миром. Книга четко удерживает правило «последовательности» освоения различных пространств. Кстати, последовательность – это одна из ключевых черт, которые позволяют быть успешным в каждый момент времени.

– Интересно про внутреннее пространство. Многие духовные учения как бы подразумевают не обращать внимание на свое жилье…

– Да, в книге этому аспекту уделено достаточно внимания. Есть размышления о том, как выбирают себе жилье миллионеры и студенты, могут ли они себе позволять одинаковые мысли при разных социальных позициях. Как через съемки фильма главная героиня пытается увидеть свою мечту и идет к ней. А самое главное по поводу дизайна — дается инструмент для того, чтобы понять, в каком же жилье хочется жить вообще. Так сказать, сделать осознанный выбор.

Более того, в процессе написания книги родились термины для обозначения экстраполяции опыта автора на мышление и опыт читателя.

В конце каждой главы есть так называемые коучменты в виде вопросов, которые наводят читателя на то, чтобы получить важные для него ответы.

Коучмент (от «коучинг» и «ментор») — фрагмент книги, который становится инструментом передачи инсайда от автора к читателю через вопросы. Вместе с тем, таких фрагментов и абзацев может быть великое множество, и не только в книге. Статьи во френдленте, просто комментарии, случайные разговоры, информация к размышлению, послание из внешнего пространства – это огромные потоки, с которыми нужно работать. Но для того, чтобы целиком и полностью осваивать пространство, мало лишь получать подтверждения его существования — важно задавать себе вопросы о том, насколько услышанная или увиденная информация является релевантной для наших собственных опытов и целей.

Я назвала этот инструмент освоения пространства коумент — от «коучинг» (в смысле умения задавать вопросы) и «комментарий» — любая информация, которая может создавать дополнительную ценность.

Чтение книг — это не просто развитие, а развитие с получением глубокого инсайта на постоянной основе.

Чтение книги с коучментом позволяет усвоить материал и понять его пользу в разы эффективнее и быстрее.

Коумент необходим для фильтрации невероятно огромного ежедневного потока информации, которая догоняет нас даже при выключенных телефонах через систему push-уведомлений.

– А что с бегом, какое место он занимает в книге?

– Особое. (Смеется.) Я начала бегать ровно шесть лет назад, в Люксембурге пробежала свой первый полумарафон. Это было фееричное мероприятие. Люди все счастливые, выходят в бабочках, с бокалами шампанского в руках, чтобы приветствовать бегунов. И мы с несколькими сотрудниками поехали бежать наш первый забег. Эмоции были настолько сильными и восторженными, что забеги заполняли все наши выходные в последующие три года. Есть люди, которые встают по субботам и едут на шашлыки, а мы ездили на забеги, получали массу эмоций, общались с друзьями. Бег — это, конечно, особый способ освоения пространства. Самый энергичный наверное. И в книге, надеюсь, мне удалось наиболее точно описать особенности освоения пространства через бег. Помню наш лозунг: «Мы не летаем, чтобы бегать, мы бегаем, чтобы летать» (имелись в виду забеги за рубежом).

– Сейчас уже надолго придется забыть зарубежные забеги?

– С одной стороны, к сожалению, а с другой — к счастью, да. Я всегда себя считала западно-ориентированной, несмотря на любовь к востоку, отношения с психологией и буддизмом. Моя кафедра социально-экономической географии зарубежных стран обязывала заниматься западными странами, что и явилось предпосылкой для того, чтобы посещать много стран. Познавать страны, культуры и континенты — это особый способ освоения пространства, главный инструмент географа. Я с большой радостью смотрю назад и понимаю, что это было чудесное время, которое уже никогда не вернется с той силой, с которой мы его проходили. С другой стороны, сегодня есть прекрасная возможность посмотреть на восток и развивать внутренние регионы: туризм, промышленность, ИТ-инфраструктуру. Осваивать и развивать внутреннее пространство — это обязательный процесс, естественный ход событий. С этой точки зрения, моя книга выходит совершенно ко времени. И это очень стимулирует, так как для меня писатель — это человек, который чувствует время и передает всем остальным характерные черты времени. Кстати говоря, первая наша поездка в МГУ была именно на восток, а не на запад. В 2000 году у нас была поездка по Тюменской области на предмет объединения Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов, мы проводили опросы среди населения, посещали мэрии Сургута, Ханты-Мансийска, видели местные производства. И тогда это все производило очень большое впечатление на нас, студентов. С точки зрения спортивных мероприятий, есть великолепный Байкальский марафон, который проходит зимой и по льду нужно пробежать. Вот мой муж уже нырял в Байкале зимой, а я еще нет, но все впереди!

– Когда планируете выпустить книгу?

– В связи с пандемией, все планы, конечно, претерпели изменения. Я публично обещала, что 9 марта 2020 года книга выйдет, но на практике оказалось, что немного погорячилась. Во-первых, четыре месяца для написания книги — это мало. Я пишу книгу в сообществе авторов, и все называют время рождения книги — минимум год, т.е. опять возвращаемся к жизненным циклам продукта. А для меня книга — это качественный, самый романтичный продукт и лучшее, чем я могу поделиться. Сегодня многим авторам предлагают издавать книги в электронном виде, но я бы хотела, чтобы моя книга вышла в печатном виде, так как очень ценю этот способ чтения.

– Планируете ли какие-то акции к выходу книги?

– Да, мы с фондом Натальи Водяновой планируем объявить краудфандинг, приуроченный к выходу книги. Был выбран фонд «Обнаженные сердца», так как он аффилирован с забегом «Бегущие сердца», который проходит каждый год в конце весны, и я практически с самого его основания участвую. В связи с тем, что я много бегала за рубежом, могу сказать, что уровень организации забега — один из самых высоких в мире. Вот мы соберем к началу издания книги, надеюсь, существенную сумму, часть из которой пойдет в фонд, а другая часть отправится в поддержку издательств и книжных сетей, которые сейчас находятся в очень плачевном состоянии — на грани закрытия.

Мой Инстаграм:
https://www.instagram.com/kristineakimenko/

Мой Facebook:
https://www.facebook.com/kristine.arutyunyan

Моя компания: www.etg2020.ru