Илья Гращенков: «Внутренний туризм – это драйвер развития регионов, так мы узнаем себя»

На днях Ростуризм попросил власти регионов выделить дополнительные средства на поддержку туризма внутри России. В ведомстве полагают, что внутренний туризм «может и должен стать мощнейшим драйвером» создания рабочих мест и развития секторов экономики. Поддержка отрасли принесет экономический, гуманитарный и социальный эффект. Может ли данная мера после снятия карантина дать экономикам субъектов «мощнейший импульс для восстановления», а также перезапустить сферы торговли и услуг? Об этом «Регионам России» рассказал автор исследования, подготовленного совместно со ВЦИОМ, генеральный директор Центра развития региональной политики (ЦРРП) Илья Гращенков.

– В Ростуризме считают, что путешествия по России позволят россиянам заново открыть для себя страну. На это есть запрос?

– В нашем исследовании, презентованном еще в январе во ВЦИОМе, мы как раз начинаем с того, что туризм – это драйвер развития всех отраслей, от продажи сувениров до тяжелой промышленности. Почему? Просто выбирая регион, где вы собираетесь развивать бизнес, любого объема и сложности, вы вряд ли решитесь на инвестиции, если для вас данная территория «терра инкогнито». Поэтому, даже для того, что бы построить завод, открыть сеть ресторанов, человек сначала хочет съездить на местность, посмотреть, что там и как, с людьми поговорить. А это и есть туризм, как показывает практика, многие объездили полмира, а в России, кроме Москвы и нескольких регионов, нигде и не были, при том, что от Калининграда до Камчатки у нас абсолютно разные территории, разная природа, этносы, культура.

В 2019 году число туристических поездок внутри России составило свыше 45 млн., но имеется существенный потенциал для увеличения этого показателя почти в два раза. Массовое желание путешествовать по России можно рассматривать, как один из ключевых факторов, связанных с фиксацией идентичности, люди хотят говорить на родном языке, не боятся незнакомых норм поведения. 2020 как раз может стать идеальным временем для роста отраслевых показателей. Помимо запрета на вылет за границу из-за карантина, есть боязнь штрафов в Европе, заражения в Азии и т.д., при этом давнее желание – заново открыть для себя страну, посмотреть, где что построили. Часто наши отели, наш сервис, наши горы, моря и культура, гораздо качественнее, разнообразнее, чем на привычных туристических маршрутах.

– В этой связи, представителям турбизнеса, инвесторам и инициаторам новых проектов в этом секторе необходимо предоставить максимально возможные меры региональной поддержки — прямое финансирование, налоговые и неналоговые льготы. Это верный шаг?

– Конечно, сейчас денег мало и у потребителя, и у бизнеса, а спрос, между тем, растет, точнее, растет желание, и нужно дать всем возможность – от кредитов до льгот. При верном подходе уже в 2020–2021 годах число внутренних туристов можно увеличить на 20–30%. Первым, кто поймал этот тренд, стал Камчатский край. Путешествия «в начало России» станут более доступными, как раз за счет мер поддержки туризма на 2020 год. Врио губернатора региона Владимир Солодов первым заявил о внедрении таких мер поддержки, чтобы не только удержать отрасль от обвала (по прогнозам почти в два раза), но и воспользоваться ситуацией, ведь кризис – это всегда и точка для роста. На Камчатке планируют запустить акцию на всероссийском уровне под лозунгом «2020 год — это время поехать на Камчатку», а туристический сезон продлят до середины октября. Также будет принят ряд решений, направленных на поддержку гостиничного бизнеса.

В итоге все это даст мультипликативный эффект: люди приедут отдыхать, и многие из них задумаются о возможности  создания здесь бизнеса (каждый, кто приезжает на Камчатку, сразу начинает фонтанировать идеями, и хочет там остаться, по собственному опыту говорю), а это уже – прямые инвестиции. Учитывая, что власти региона усиленно помогают малому и среднему бизнесу, что отмечено в национальном рейтинге инвестиционной привлекательности АСИ, по которому Камчатка входит в ТОП-30, а также тут можно бесплатно стать хозяином «дальневосточного гектара», шанс что регион «зацепит» человека – очень велик. Вот вам и эффект от туризма, как драйвера всей экономики. И Камчатка – это просто очень удобный пример, есть, конечно и другие регионы, как на Дальнем Востоке, так и в центральной части России, в Сибири.

– По оценкам ведомства, к концу первого полугодия потери турбизнеса в России из-за пандемии коронавируса составят около 1,5 трлн руб., а увольнение или отправка в неоплачиваемый отпуск грозят более 1,6 млн человек. Об этом говорилось в письме вице-премьеру Дмитрию Чернышенко (курирует в правительстве вопросы туризма). Удастся ли сместить этот вектор с потерь в сторону прибыли за счет рынка внутреннего туризма?

– Да, возможности для этого определённо есть. Наше совместное со ВЦИОМ исследование, опираясь на полученные в ходе опроса социологические данные, выявляет тенденции с двух сторон — потребителей и туристического бизнеса. В частности, фиксирует наиболее проблемные участки и коммуникативные пробелы, для разрешения которых требуется активное участие со стороны как федеральных и региональных органов власти, так и общественности, профессиональных ассоциаций и т.д. Прошлый год стал пиковым по числу введенных объектов и реализованных программ по проектным инвестициям в сферу внутреннего туризма на Дальнем Востоке, Юге России и в ряде отдельных регионов. Средства вкладывались в строительство новых отелей, разработку маршрутов. В частности, по данной ФЦП построено инвестиционных проектов в общей сумме на 87 млрд руб., в том числе 23 млрд руб. из бюджетных средств и 64 млрд руб. — из внебюджетных источников.

В 2019 году подписано большое число новых инвестиционных соглашений на общую сумму свыше 150 млрд рублей — только один горнолыжный парк «Три Вулкана» на Камчатке оценивается инвесторами более чем в 50 млрд рублей. При этом Китай намерен вложить до 70 млрд рублей в строительство аналогичных комплексов на Дальнем Востоке. Но, увы, за период 2015-2020 лет нам не удалось серьезно увеличить число путешественников по России, за исключением роста объема продаж на традиционных «морских» направлениях. «Терра инкогнито» остаются более 90% всей остальной части страны. Доля других территорий, обладающих несомненным туристическим потенциалом (напр., Алтай, Камчатка, Карелия), пока невелика, данный показатель иногда не превышает и 2 млн человек. Такая ситуация может быть вызвана разными факторами — от недостатка финансовых вливаний и скудности инфраструктуры до ментальных или социально-демографических особенностей разных категорий туристов. Но с этим можно и главное нужно работать.

– Глава Ростуризма отметила, что на возвращение к докризисному уровню может понадобиться более трех лет. Она предложила принять меры поддержки отрасли, в том числе сократить взимание налогов с предприятий, выплачивать пособия тем, кого отправили в неоплачиваемый отпуск, и предоставить компаниям беспроцентные кредиты на выплату зарплат и оплату коммунальных расходов. Какой тут задел?

– Рост туристического сектора российской экономики — условие создания новых рабочих мест в малом и среднем бизнесе. Туризм стимулирует развитие смежных отраслей экономики, таких как транспорт, торговля, народный промысел, строительство и т.д. Доля туризма в национальном доходе Германии превышает 5%, Франции — 10%, Италии — почти 20%. В нашей стране эта доля колеблется пока на уровне 2–3%. А нам нужно нарастить ее хотя бы до 5-7%. Сегодня регионы РФ все активнее включаются в борьбу за внутреннего туриста. Растет запрос на содержательные решения в области создания работающих брендов с фокусировкой на внутренний рынок. Положительную динамику внутреннего туризма можно ожидать в случае развития региональных событий-магнитов, рассчитанных на привлечение турпотока. Страну охватывает волна гастрофестивалей, исторических реконструкций, появляются музыкальные и спортивные ивент-бренды.

На основании полученных результатов выделяются наиболее перспективные регионы, где приток туристов можно было бы обеспечить уже в ближайшей перспективе: это Волгоград, Сахалин, Хабаровский край, Астрахань, Камчатка и Тыва. Остальные регионы на данный момент интересуют меньше 50% потенциальных туристов. Архангельской области, Калмыкии, Красноярскому краю, Пермскому краю, Якутии, Марий Эл, Башкирии, Воронежской и Мурманской области, Магадану следует поработать в направлении повышения своей туристической привлекательности — при условии, что хороший задел в 30–40% заинтересованных у них есть. Бурятия может поработать над улучшением информированности о других своих достопримечательностях, помимо Байкала, связанных с культурными и природными особенностями.

Перед каждым регионом стоит задача трансформировать высокую узнаваемость в желание приобрести туруслугу (поездку) в «раскрученное» место (или же в правильно позиционированную «экзотическую неизвестность»). Если мы поможем регионам, так как это предлагает Ростуризм, то да, за год – два мы имеющийся потенциал можем обернуть в реальный рост экономики отрасли.