Комментировать

Кто «шагает» дружно в ряд?

Уже девятого декабря в Армении пройдут выборы в Национальное Собрание, которое  не  так давно было распущено. Случай беспрецедентный на всем евразийском пространстве, так как выборы туда состоялись чуть более года назад.

Беспрецедентна и сама сегодняшняя ситуация, сложившаяся в Армении. Социологические опросы и экспертные мнения сходятся  в том, что в предстоящих выборах конституционное большинство будет на стороне избирательного блока «Мой шаг», который возглавляет бывший оппозиционер и и.о. премьер-министра Никол Пашинян.

Накануне главного электорального  события в этой стране Главный редактор медиа-холдинга «Регионы России» Ольга Чернокоз беседует с Директором Центра европейско-азиатских исследований Андреем Русаковым о том, что происходит во внутриполитической сфере Армении и что ждать России  от предстоящих  перемен.

- Андрей, добрый день! Спасибо, что Вы согласились на этот разговор. Вы часто бываете в   Армении  и как эксперт следите  за ее внутриполитической ситуацией. Это один из стратегических партнеров  России, член Евразийского экономического союза и Организации договора коллективной безопасности.  Однако в конце первого полугодия относительно спокойная информационная повестка  в этой стране изменилась -  массовые выступления и митинги, уход вновь избранного премьер-министра и бывшего президента Сержа Саргсяна, приход к власти оппозиционера Никола Пашиняна, роспуск парламента… Что это было? Или, правильнее спросить,  что, вообще, там происходит?

- Вы правы, еще совсем недавно казалось, что в «Багдаде», то есть в Ереване все спокойно. В прошлом году прошли выборы в Национальное Собрание, правящая Республиканская партия победила. Парламент под контролем, все относительно тихо и спокойно. В российских СМИ, во всяком случае, Армения появлялась не часто. Но, как говорится, есть нюансы. Видите ли, для действующей власти важно не терять чувства реальности. Когда обсуждались вопросы внесения изменений в Конституцию и  перехода от президентской к парламентской системе государственного управления, оппозиция, в лице  Никола Пашиняна,  спросила у действующего на тот момент президента Сержа Саргсяна -   не хочет ли он таким экстравагантным способом еще остаться у власти?  На что получила отрицательный ответ, записанный, кстати,   тем же самым Пашиняном. Серж Саргсян заверил, что не будет выставлять свою кандидатуру на должность премьер-министра. Откровенно говоря, необходимость перехода к парламентской системе была откровенно спорной и активно продвигаемой двумя депутатами из фракции Республиканской партии в парламенте Давидом Арутюняном и Самвелом Фарманяном. В чем парламентская власть эффективнее президентской власти в такой небольшой стране? Очень спорный вопрос…

- …но когда «республиканцы»  выдвинули кандидата в премьер-министры, им оказался все тот же  Серж Саргсян?

- Да, именно так. Собственно,  это и спровоцировало массовые беспорядки. Но это «видимая часть айсберга». Основной проблемой стало то, что действующая власть не смогла предложить эффективной социально-экономической модели, способной обеспечить благосостояние и перспективу для своих жителей, особенно молодых. Отсюда безработица, эмиграция т.д. К тому же надо учесть, мягко говоря, недружественное внешнее окружение – блокаду границ со стороны Турции и Азербайджана из-за Нагорного  Карабаха. В этих условиях от власти как никогда требуется эффективность и компетентность. Потому что развивать страну в таких условиях объективно нелегко. Требуется практически точечная настройка политической системы.  В то же время в  разговорах – в такси, в кафе и т.д. рядовые жители часто жаловались на коррупцию, непотизм и отсутствие перспектив. Выросло новое поколение, которое посещало другие страны, в том числе и Россию, Европу и т.д. Как говорится, появилось, с чем сравнить. Но думаю, что если бы все-таки Саргсян не пошел в премьер-министры, то в такой форме эти события бы не произошли…

 

- Ряд экспертов считал  и, может быть, все  еще считает, что здесь сыграла свою роль «рука Запада»…

- Эти утверждения  в большей степени основаны на том, что лидер протестов Никол Пашинян принадлежал к избирательному блоку «Елк», то есть «Выход», который настаивал на  выходе из интеграционных соглашений с Россией. Но здесь надо учитывать и особенности политической борьбы. Если хочешь получить власть, надо смотреть на пустующую политическую «поляну», к тому же если другое  место – «дружба с Россией» - уже занято «республиканцами», во всяком случае,  на декларативном уровне. Сказать, что «республиканцы» были стопроцентно пророссийской силой,  было бы наивно.   Здесь стоит согласиться с Николом Пашиняном, что протестные митинги – это все-таки, во многом,  внутриармянское дело и внешних «бенефициариев» здесь мало. К тому же Армения сильно интегрирована и в ЕАЭС, и в ОДКБ. Как можно изменить в одночасье систему безопасности страны, созданную в рамках ОДКБ? Армянские товары получили свободный доступ на рынки стран Евразийского экономического союза, что, кстати, обеспечило достойный рост ВВП Армении и в этом и в прошлом году. Это создавалось годами и  все «коту под хвост»? Ради чего? К тому же, сам Никол Пашинян, уже после прихода к власти, всячески поддерживал  преемственность нахождения Армении и в составе ОДКБ и в составе ЕАЭС. Хотя надо отметить и слишком большую свободу деятельности различных НКО в Армении, где их около пяти тысяч (!) и отсутствие законодательства о контроле над НКО, действующими в политической сфере. За последние пять лет НКО получили полтора миллиарда долларов инвестиций из-за рубежа! Для небольшой Армении это огромные деньги.  Кстати, меня удивило молчание правозащитных НКО, когда еще недавно действующие депутаты-республиканцы подвергались преследованиям и шантажу. Правозащитники должны защищать человека независимо от его политических убеждений, но их голос в этой ситуации не был  слышен.

- При этом Армения сотрудничает и с НАТО?

- Да, сотрудничает. Но многие мои армянские коллеги придерживаются того мнения, что сотрудничество  с НАТО касается гуманитарной составляющей и миротворческих миссий  и не имеет военного компонента. Во-первых, в само НАТО входит Турция, что автоматически не предполагает тесного взаимодействия Армении и НАТО. Хотя, конечно, надо признать, что сам факт сотрудничества члена ОДКБ с НАТО является настораживающим для других членов блока и не особо ясным. Для меня как для эксперта также остается вопрос – что хочет получить Армения от  НАТО? Безопасность Армении обеспечена ОДКБ…

-   …и  появился вопрос председательства в ОДКБ, где это пост Генерального секретаря по ротации занимал представитель Армении Юрий Хачатуров?

- Армения досрочно отозвала  его как подозреваемого по обвинению  в преступлении и считает, что на место руководителя  может быть назначен другой ее представитель. Насколько я понимаю,  существующий  регламент ОДКБ не совсем  так трактует ситуацию, как нынешние армянские власти, но, вопрос видимо, будет решен в декабре на очередных мероприятиях ОДКБ. Рано забегать вперед.

- Если не возражаете, тогда перейдем к выборам. В конце концов, от этого зависит будущий персональный состав правительства. В принципе,  известен список участников. Их одиннадцать. Ваше мнение - как распределятся мандаты?

- Одно можно сказать определенно - конституционное большинство будет у блока «Мой шаг», возглавляемого Пашиняном. Соответственно, у него и право «первой ночи».  Это можно спрогнозировать исходя из итогов выборов в Совет старейшин Еревана. Там блок «Мой шаг» взял примерно 80 процентов.  Думаю, что в масштабах страны  это не сильно изменится. Ранее приходилось слышать мнения о том, что «республиканцы» не пойдут на выборы, а они пошли и это, на мой взгляд, правильно. Во всяком случае,  для сохранения партии как политического игрока. Думаю, в любом случае они преодолеют барьер в пять процентов, а это позволит иметь свою фракцию и артикулировать свою политическую позицию. Могу  в качестве иллюстрации сказать, то на Украине, после  «майданных» событий и при всей антироссийской истерии, Партия регионов, трансформировавшаяся  в «Оппозиционный блок» смогла взять в Раде  более девяти процентов. Будет в парламенте и «Процветающая Армения» во главе со своим бессменным лидером бизнесменом Гагиком Церукяном. Традиционно националистический электорат,  а это где-то пять-семь процентов, ранее отдававший свои голоса  «Дашнакцютуну» вполне может перейти к вновь созданной партии «Сасна црер». Назвать «Сасна црер» чем-то новым, конечно, нельзя. Эта группировка, ранее использовавшая практически террористические  методы борьбы (в качестве примера захват полицейского участка в Ереване) преобразовалась в партию, что, для политики, в общем-то, хорошо. Это позволит ввести их в легальное и правовое  русло. А «дашнакам» могут припомнить   (а могут и не припомнить) сотрудничество  с «республиканцами» ранее, так как они входили в правящую коалицию и, по идее, несут полную политическую ответственность за прошлое. К остальным партиям можно относиться как к будущим политическим проектам, они вряд ли «выстрелят» в предстоящих выборах. Есть еще некоторая интрига, связанная с бывшим блоком «Луйс», участники которого ныне идут разными колоннами. Но все-таки следует признать, что все будет определять «Мой шаг». Остальным придется им «подыгрывать», в чем «Мой шаг» не нуждается, либо вырабатывать свое политическое «кредо». Таким образом,  в Армении произойдет смена политического класса и политических элит.

- А что в избирательных программах многочисленных участников говорится  о России и о российско-армянском сотрудничестве, об ОДКБ и ЕАЭС?

- Насколько я слежу за избирательной кампанией, пожалуй, только «Сасна Црер» выступает за выход из интеграционных объединений с Россией, остальная повестка – внутриармянская, разные подходы и обещания как сделать так, чтобы социально-экономическая ситуация улучшилась. Честно говоря, без особого разнообразия.

- Но ведь у Армении есть и  еще одна серьезная проблема  – Нагорный Карабах…

- Да, это серьезный вопрос, но и трудноразрешимый, тем более с помощью простых формулировок. Ничего не решат и предвыборные декларации. Вряд ли партии, участвующие в выборах могут предложить что-то радикально новое для  решения Нагорно-Карабахского конфликта. Все-таки это долгоиграющая, к  сожалению, проблема. Хотя, конечно, в Нагорном Карабахе внимательно следят за внутриполитической ситуацией в Армении.

- Ну и завершающий вопрос, который любят журналисты. Что произойдет в  первые дни после выборов?

- Будет сформировано новое правительство во главе с Николом Пашиняном.  А дальше общество будет ждать результатов.  Вот и все. Должна появиться перспектива. Когда я возвращался из командировки  по дороге  в аэропорт «Звартноц» мы разговорились с таксистом о прошедших событиях. Я спросил, какое настроение у него и его коллег? Он мне ответил, что раньше было ощущение замкнутого круга  и даже какой-то безысходности, а сейчас появилась надежда на лучшее. Но лучшее в его понимание – это не геополитика, а обычная зарплата и будущее его детей. Главное, чтобы новый политический класс это понял. Сейчас Пашинян получил мандат от общества на перемены. Оно же  может его и забрать. Если Пашинян будет руководствоваться не только политическими соображениями и  назначать на должности профессионалов, даже, извините за совет, «республиканцев», то новое правительство имеет шанс. Но и само общество должно понимать, что «быстро только кошки родятся», как говорил Остап Бендер.  Армении предстоит найти свою   модель развития, а это можно сделать только на основе национального консенсуса, через диалог со всеми политическими силами. Сделать в существующих реалиях действительно эффективно работающую экономику очень-очень трудно. Сам по себе внутренний рынок Армении очень мал для инвестиций, да и  доходы населения не позволяют внутреннее потребление сделать источником экономического роста. Добавьте к этому закрытые  границы. Поэтому вход в Евразийский экономический союз, сделанный еще прошлыми властями, дал новые возможности для Армении и это нельзя отрицать. И основным  экономическим  партнером в любом случае и  является и останется Россия. Особой альтернативы здесь нет. Если во внешней политике Армении появится антироссийский тренд, то последствия  для социально-экономической ситуации трудно себе представить. Это будет очень плачевно.  Правительства могут меняться, но развернуть существующую логику взаимодействия они не смогут. Большая часть продукции армянских предприятий поставляется в Россию, около двух третей денежных трансфертов поступает из России, почти все энергоресурсы подступают в Армению из России, более половины прямых иностранных инвестиций приходит из России. Можно продолжать.  Нужны еще аргументы? И  для России Армения является важным союзником и близкой по духу и культуре страной. Поэтому после выборов новое политическое руководство Армении и политическое руководство России продолжат сотрудничество.  Естественно, всегда будут возникать сложные моменты, как, например, поставка российского оружия Азербайджану или сотрудничество Армении с НАТО. Но политики на то и политики, что должны уметь обо всем договариваться. А истинность наших прогнозов покажет «вскрытие», имею в виду вскрытие урн для голосования.

- Спасибо большое за интересное интервью. Предлагаю после выборов в Армении еще раз встретиться и обсудить их итоги!

- Спасибо Вам за интерес к теме российско-армянских отношений и деятельности Центра европейско-азиатских исследований. Обязательно встретимся вновь.

Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.

Гость редакции

Константин Бабкин: ЦБ РФ и промышленный рост — как объединить усилия?