Комментировать

«Нас берут на слабо». Война начинается внезапно

Военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Александр Перенджиев считает, что обострение в Сирии не приведет к открытой войне между США и Россией. У нашей страны есть некие козыри в рукаве. Далее читайте комментарий эксперта.   

Мы имеем дело не только с военной и информационно-политической составляющими, но и откровенным информационно-психологическим воздействием.

И то, что сейчас эта ситуация широко обсуждается и беспокоит общественное мнение, как раз говорит о том, что на самом деле первоочередной задачей всех этих действий было психологическое давление на наших граждан. Это невольно будет иметь влияние на саму власть и действия нашего командования.

Хотя само психологическое воздействие направлено, безусловно, непосредственно на органы власти, и мы с вами это понимаем. Поэтому складывается такая двоякая ситуация, когда под ударом и сознание представителей власти, и сознание общества в целом. Властям надо действовать не только руководствуясь возникающей у них реакцией, но и отталкиваться от того, что происходит в обществе. Это сложная комплексная ситуация.

Здесь как раз могут проявиться выгодоприобретатели, ведущие разведку ситуации. С одной стороны, сейчас изучают общественное мнение, все выступления в СМИ, в том числе и экспертов, заявления политиков, темы, поднимаемые в социальных сетях –  исследуют морально-общественный настрой общества. Выявляются слабые моменты и стороны для того, чтобы в дальнейшем уже, используя их, добиваться своих целей.

С другой стороны, отслеживаются действия и наших военных и сирийских. Ведется мониторинг, в том числе и из космоса.  

Несмотря на то, что нам всем кажется, мы обсуждаем вопрос именно военной ситуации, на самом деле все упирается в экономику. Как ни крути, прослеживаются элементы глобального управления миром.

Нас “берут на слабо”. И здесь как раз тот случай, когда нельзя показать дрожь в коленках, что в нас слабость. Враг тогда поймет, что у него развязаны руки. Если мы будем действовать жестко, показывать свой решительный настрой и при этом будем вести противостояние, нанося максимальный урон, и при этом неожиданный.

Я думаю, в этом случае вероятность военного конфликта будет снижена в разы или вообще предотвращена. И российская сторона реагирует на эту угрозу. Никакого удара по Сирии не будет в случае, если западная сторона поймет, что последствия для нее после этого будут слишком серьезными.

Еще при освобождении от боевиков Алеппо, а оно проходило по тому же сценарию, что и в Восточной Гуте, была открытая информация о том, что были взяты в плен британские военные инструкторы, которые ввели инструктаж среди боевиков. И тогда, я обращаю внимание, вокруг Алеппо шел крик по поводу неправильных действий сирийской и российской армий. Тогда тоже была проведена провокация с участием “белых касок”.

Фото: kommersant.ru

Один в один все произошло в Восточной Гуте. И я могу предполагать, что аналогично были взяты в плен именно представители западных спецслужб или военные инструкторы. Уверен, что в основном это британцы.

Вкупе с этим, мы понимаем, почему была провокация со Скрипалями. Это все давление на российскую сторону и я так понимаю, вероятно, проведено все это было с одной целью: чтобы мы выдали пленных.   

Скорее всего, в рукаве у России есть козыри, о которых знает западная сторона, но широкой общественности они не называются. И вот Запад “вредничает” в виде такого информационного давления.

Мы должны понимать, что идет уже конкретная угроза в отношении России, по пока что на дальних подступах. Ведь речь не идет о том, чтобы уничтожить терроризм. О террористах Запад уже давно забыл.  Для него вообще они исчезли, как таковые.

Для Вашингтона террористы — уже почти что “свои”. США всегда имитировали с ними борьбу. Самым главным было побороться с Россией.

Сирию сейчас мы сдать не можем. Россия изначально боролась за то, чтобы она не была сдана. Речь идет о наших базах, и о том, что у нас должен быть союзник на Ближнем Востоке. В конечном итоге надо помнить, что там ресурсы. Нефть и природный газ Сирии должны оставаться подконтрольными официальному сирийскому правительству. Мы не можем допустить, чтобы на территории Сирии  хозяйничали боевики.

Если мы оттуда уйдем, то от Сирии ничего не останется. И нельзя сбрасывать со счетов катарский газопровод, который нанесет серьезный ущерб экономике России при прокладке в Турцию, а затем в Европу. Нам можно будет забыть о «турецком» и «северном потоках». 

Трамп пишет в Twitter и СМИ активно это транслируют, много рассказывают о том, что делают западные страны. Но о действиях российской стороны очень скудная информация. Только то, что вышли из порта Тартус. Но это не все. Наверняка есть другие действия, которые остаются незамеченными.

Сейчас в данный момент идет диалог по закрытым каналам России именно с НАТО и США. Он идет сейчас очень активно и буквально, я думаю, в течение вот последних двух-трех суток. Поэтому сказать, что мы обмениваемся только публичными заявлениями нельзя.

Александр Перенджиев,

военный политолог, кандидат политических наук, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова

Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.

Гость редакции

Прошедшие выборы: власть, делает вид, что ничего не было, народ — думает о новых шалостях