Комментировать

Если экономика России будет только сырьевой и военной, то мы разоримся

Из скрытого противостояния отношения между Россией и Западом переросли в открытую конфронтацию. Мы занимаемся высылкой дипломатов, введением санкций, военной поддержкой полярных сторон вооруженного конфликта в Сирии, ведем информационную войну.

Но кто в ней выигрывает? Советский Союз проиграл экономическую гонку со странами Запада. Отставание было заметным уже в конце 60-х годов, а к 80-м ситуация стала катастрофической. Что ждать России от «Холодной войны 2.0»? Этой теме будет посвящена конференция на Московском экономическом форуме. В интервью футуролог, эксперт МЭФ Максим Калашников раскрыл, что ждет Россию в новой «холодной войне», и можно ли в ней победить.

Были ли в советское время во время «холодной войны» подобные вызовы, как сегодня, в современном варианте противостояния России и Запада? Какие показатели были тогда и как работала экономика страны?

– Конечно, были похожие вызовы. Экономика страны в то время работала неидеально, но Советский Союз обладал более прочной экономической базой, чем Российская Федерация. У СССР правящая верхушка не держала свои капиталы заграницей. И Советский Союз не так был зависим от Запада, никто не мог арестовать активы политбюро за рубежом, потому что их там не было. Союзу не приходилось продавать столько нефти, чтобы обеспечить себя всем необходимым. Не было необходимости завозить из-за рубежа племенной скот, семена для посева, продукты питания. Не приходилось импортировать так много электроники, потому что производили свою. Другими словами СССР мог выдерживать противостояние с Западом гораздо лучше, чем Российская Федерация. По экономическому положению Союз был крепче, чем РФ. Он был индустриальной достаточно развитой страной. Не было ничего, что бы мог делать Запад, но не мог себе позволить СССР. 

Вас послушать - покажется, что экономика СССР была идеальной. Так ли это?

– Нет, я не об этом. Там тоже были допущены ошибки. Советский Союз вместо концентрации сил на каких-то очень важных направлениях, напротив расстреливал весь свой потенциал. Вместо того, чтобы вести «холодную войну» рационально, он вел ее иррационально. Союз начинал сомнительные внешнеполитические авантюры типа афганской войны, которые были совершенно не нужны. СССР не провел нужных реформ. В той структуре фактически не происходило длительное время никаких экономических преобразований. Союз с ними затянул. А во времена Горбачева они были хаотическими, деформированными, неэффективными, направленными на противоположные результаты.

Что касается современной «холодной войны». Какой потенциал в этом противостоянии есть у России?

– У Российской Федерации положение гораздо хуже. Бывшие союзники в лице советских республик теперь наши экономические враги, а если и не враги, то не соратники. Экономический базис очень слабый, и финансово мы слишком сильно зависим от экспорта сырья.
И мы также расплескиваем свой потенциал как раньше?   

– Именно. Сегодня деньги разбрасываются в Сирии, есть планы чуть ли не на Судан. Хотят и там заняться так называемым введением порядка. Высказывались насчет Ливии. Ходят упорные слухи об Ираке. Дело даже не столько в военном потенциале, сколько в экономическом. 

А в экономическом плане как проявляется растрата наших сил? 

– Видите, сначала начинается расплескивание кредитов. Речь про выдачу гигантских кредитов. Венгрии кредиты даем. Туркам собираемся дать кредит на строительство АЭС «Аккую». Посмотрите на Бангладеш. Правительство России дало кредит под 1,5-2% годовых (экспортный кредит на сумму до 11,38 миллиарда долларов Правительство России распорядилось выделить Бангладеш на строительство атомной электростанции «Руппур» – прим. ред.). Мало того, что мы во внешнеполитических авантюрах деньги растрачиваем, раздаем архильготные кредиты другим странам, мы еще и на спортивных мегапроектах разоряемся, тратим огромные бюджеты на ивенты.

О каких мегапроектах Вы сейчас говорите?

– Советский Союз уже понес громадные потери в 80-ом году, проведя олимпиаду в Москве. Это было изначально убыточное мероприятие. Но решение об участии в Олимпиаде принималось в 1972 году, когда проведение этих игр еще допускалось. Сейчас же в условиях новой «холодной войны» Российская Федерация выкинула на сочинскую олимпиаду и на «мундиаль», по моим подсчетам, больше 70 млрд долларов. Эти деньги просто зарыты в могилу. Они никоим образом не создали новых рабочих мест в передовых отраслях, не привели к созданию сети путей сообщения, нужных не туристам и болельщикам, а для развития страны в целом.

По вашему мнению, на какую модель экономики нам сейчас лучше перейти, чтобы изменить ситуацию? 

– Российская Федерация, если она все-таки хочет спастись, – я подчеркиваю, если хочет спастись, – должна перейти на модель экономики, близкой к политике нового курса Франклина Рузвельта. По сути дела это и есть настоящая мобилизационная экономика.

Это экономика протекционизма? 

– Это разумный протекционизм. Причем протекционизм, заключающийся не только в таможенных правительственных пошлинах, но и льготных кредитах, государственных проектах, которые развивают настоящую экономику. Я имею в виду строительство дорог, возведение жилья, развитие высокотехнологичного сельского хозяйства, возвращение в оборот заброшенных земель. Это система мегапроектов, причем тягловых, локомотивных. Это политика повышения благосостояния платежеспособного спроса собственных граждан и создания рабочих мест для них. Другими словами, это политика отсечения ненужных затрат, типа чемпионатов мира по футболу и сочинских олимпиад. Протекционизм, собственно говоря, это ускорение технического прогресса, создание специальных органов, которые обеспечивают ускоренное научно-техническое развитие. То есть это мобилизационная экономика, но не та, когда все наряжаются в синие комбинезоны и только и делают, что работают на производство оружия. В этой мобилизационной экономике на один танк ты должен производить двадцать комбайнов и тракторов, если ты переходишь на современные мобилизационные рельсы.

Неужели в этой «холодной войне» производство оружия неэффективно? 

– В нынешней холодной войне производство гор оружия практически бесполезно. Они наоборот ускоряют экономический крах. Оружие, безусловно, необходимо, но на один военный самолет мы должны производить два гражданских. Причем очень современных и эффективных. На один корабль мы должны производить десять гражданских судов. Потому что в этой войне производство электроники и своих комбайнов и станков гораздо важнее, чем производство систем залпового огня или крылатых ракет «Колибри». Надо переходить на этот тип экономики. Аналог ближайшей модели удивительно, но не столько Советский Союз, сколько США 30-х гг. при Рузвельте.

Как у футуролога хочу у Вас спросить, если правительство вдруг не захочет спасать свою экономику, то к чему мы придем? И как скоро?

– Как скоро не скажу. Футурологи никогда не говорят «как скоро», они лишь обозначают тенденции. Потому что многое зависит от внешних факторов, нам не подвластных и нами иногда не просчитанных. Но если правильных шагов не будет сделано, в частности в экономике, то Российская Федерация превратится в громадный сырьевой оковалок, который будет стремительно отставать в науке, технике и промышленности от остального мира, который будет настолько зависим от внешнего мира в части технологий, что добьется полной деградации науки и образования. По итогу эта страна может быть также разделена как Китай начала XX в., когда Поднебесная распалась. Просто в силу того, что по умонастроениям, теориям и медицинскому обслуживанию элита будет полностью зависима от Запада. 

Что на ваш взгляд произойдет с внутренней экономикой? 

– Если сырьевая экономика будет производить горы оружия, то сама себя в итоге «порвет». Если экономика нашей страны будет состоять по-прежнему из добычи сырья и военно-промышленного комплекса – мы просто разоримся. И вопрос только в том, когда это случится. В результате получим неуправляемое государство, пораженное коррупцией с элитой, которая полностью зависит от Запада. В конце концов, после экономического разорения мы увидим вторую перестройку. Просто преемник Путина, условно говоря, скажет: «Ну все ребята, мы не можем противостоять Западу, поэтому давайте-ка сдаваться». А как идет сдача власти во время перестройки мы все хорошо помним по Горбачеву. Только теперь мы будем в гораздо худших условиях для нас.

А что в таком случае в перспективе с регионами?

– В этом прогнозе, впереди могут вставать очень неприятные моменты. Если продолжать нынешнюю политику, то, в конце концов, мы можем столкнуться с финансово-экономическим крахом некоторых регионов. Если их будет пять-десять, то это уже обозначит исключительный кризис. Мы можем столкнуться с техногенными авариями из-за нравственной безответственности руководящего аппарата. Это может привести к целым техногенным катастрофам, которые в свою очередь приведут к необратимым последствиям.
 

Беседовала Ксения Ширяева

Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.

Гость редакции

Как создать «искусственных людей»? Сергей Балезин: о высоких технологиях и новых профессиях в медицине