Комментировать

О частных военных компаниях, Сирии и конкуренции в сфере обороны

От существования частных военных компаний государство может только выиграть. Такое мнения придерживается военный политолог Александр Перенджиев.     

Надо понимать, что каждый понятие частной военной компании (ЧВК) трактует по-разному. И когда власть такое понятие употребляет, то сразу возникает вопрос, что она под этим понятием подразумевает. Варианты могут быть разные. По  сути ЧВК – некая организация, сотрудники которой занимаются вопросами обороны, безопасности, но на коммерческой основе. Они не являются военнослужащими и не относятся к государственным служащим. Вот что главное. У сотрудника ЧВК хозяин только один – это его директор, с которым подписан контракт. И они работают исключительно за деньги.

Морально-этическая сторона заключается в том, что если гибнет военнослужащий, то его смерть становится предметом общественного внимания. СМИ начинают трубить: «Погиб солдат на войне». Минобороны вынуждены прокомментировать его гибель. А смерть сотрудника частной военной компании не вызывает такого внимания со стороны общественности. Военнослужащий все-таки состоит на службе у государства, значит, государство  берет на себя ответственность за него по обеспечению различными социальными льготами. В отношении же сотрудников ЧВК государство вообще не берет никакой ответственности. Оно только платит деньги ЧВК и все. Все возникающие проблемы заказчика в таком случае не касаются. Это некий аутсорсинг в военной сфере.

В существующем геополитическом противоборстве часто идет обвинение по поводу того, что там где-то присутствуют российские войска. Я сейчас ничего не утверждаю, а просто говорю в качестве примера. Предположим, наши части находятся в Абхазии. А если бы, например, вместо вооруженных сил там бы находились российские ЧВК, то мы могли тогда открыто заявить, что российских войск там нет. Понимаете, особенная функция ЧВК состоит в том, чтобы выполнять задачи в интересах государства, но в то же самое время государство всегда может сказать, что там наших солдат нет.  Таким образом, снимается сама нагрузка с вооруженных сил, так как ЧВК работает в «серой зоне».

У нас в некотором смысле частные военно-охранные предприятия уже выполняют какие-то функции, что позволяет их в некотором смысле называть ЧВК. Уже назрела необходимость, чтобы они уже перестали называться ЧОПами, а стали  называться ЧВК.  Тогда все встанет на свои места. Потому что они  на самом деле уже где-то вынуждены касаться сферы деятельности ЧВК, но ввиду того, что у нас формально частных военных компаний нет, получается, что ситуация всегда на грани. И они в полной мере не могут выполнять свои обязанности. Собственно говоря, поэтому и встает вопрос о том, чтобы легализовать деятельность ЧВК у нас в стране. И мы должны иметь ЧВК, потому что они уже давно есть и работают в США.  Европейские армии также многие имеют ЧВК.  Все время смотрят официальную численность вооруженных сил, а на численность какой-то компании никто не обращает внимания. Только экспертам это интересно. Поэтому в вопросах обороны лучше иметь ЧВК.

Думаю, что наличие ЧВК будет способствовать конкуренции в военной сфере между государственными и негосударственными структурами. А это значит, что монополия Минобороны, Росгвардии закончится. Появляется сильный конкурент. Это, в свою очередь, заставит военных и силовиков  более эффективно решать возникающие вопросы, детальнее заниматься подготовкой операций, беречь кадры, потому что это тоже важно.

Александр Перенджиев,
военный политолог, кандидат политических наук, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова

Еще по теме:

Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.

Гость редакции

Татьяна Рябко и ее ДЕЛОВАЯ СТОЛИЦА