Делай деньги, делай деньги! Остальное все дребедень!

Специально для “Регионов России” психолог Ольга Ефтимова поговорила с Александром Кубышкиным, обладателем степени магистра по финансам от Stockholm School of Economics (Швеция), Chartered Financial Analyst (CFA), более 9 лет работавшего в банковской сфере (Leveraged and Acquistion Finance), сооснователем 2-х технологических компаний, инвестором и бизнес ангелом, создателем инвестицинно-консультационнойкомпании Enfilade Capital.

Александр, здравствуйте. Очень рады, что вы согласились дать интервью для наших читателей. Вас многие знают в России и внимательно следят за вашим каналом на YouTube. Как Вы можете охарактеризовать, что в целом сейчас происходит в мировой экономике? Как повлияла пандемия на фондовый рынок, экономку и финансовую систему?

Нынешняя мировая экономическая модель входит в фазу своей фундаментальной трансформации, так нынешняя ее форма перестала работать после кризиса 2008-2009 годов. Я бы это охарактеризовал, как начало конца. Во-первых, наше общество и экономическая модель основаны на вечном и экспоненциальном экономическом росте. Эта самая концепция роста разрушает экосистемы и истощает как возобновляемые, так и невозобновляемые ресурсы ошеломляющими темпами. В реальном мире для каждой “организации” существуют практические ограничения для роста. При достижении определенного уровня, в любой зрелой системе дальнейший рост приводит к “ожирению” или “тяжелой болезни”. Мы стремимся все к большему потреблению в те времена, когда нам необходимо потреблять меньше и тем самым сейчас мы упираемся в потолок. Последние 20 лет структурно мы видим очень слабый экономический рост в западном мире и главным противодействием этой тенденции со стороны властей стала ультрамягкая монетарная политика, начавшаяся ещё при Алане Гринспане, и которая привела к невероятному повышению объёма долгов во всём мире. Сейчас крупнейшие мировые экономики страдают от массы накопленных огромных долгов и переоценённых финансовых активов. А система социальных пособий и плохая демографическая ситуация продолжают увеличивать долговые горы. Искусственно низкие процентные ставки приводят к непродуктивному распределению капитала – и это глобальный и системный феномен. На сегодняшний день мировой долг более чем в три раза превышает совокупный ВВП. И это, не считая пенсионных обязательств, и обязательств по социальным выплатам. Сейчас, в отсутствие инфляции, мы уже на протяжении 12 лет продолжаем пытаться печатным станком стимулировать рост, несмотря на то, что такая политика показала себя полностью неэффективной. Этот подход приводит не к росту, а идёт на спекулятивные цели, инвестиции в финансовые активы и раздувание пузырей почти на всех финансовых рынках. И такое финансовое жонглирование приводит к всё больше растущему расслоению общества. Богатые люди, имеющие капитал, становятся ещё богаче, тем временем обычному населению все сложней сводить концы с концами (в Европе реальные зарплаты за последние 20 лет не то, что не выросли, а местами, как в Италии, сократились).

 Во-вторых, глобальная банковская система, которая являлась двигателем экономического развития и глобализации последние 50-60 лет, после кризиса 2008-2009 годов оказалась неспособной создавать и распределять капитал в мировой системе. Вопреки общепринятому мнению, деньги создаются коммерческими банками и их количество в системе напрямую зависит от размеров балансов этих банков. Деньгами, в широком понимании этого слова, сегодня являются не наличные купюры, а цифры в бухгалтерском учёте на балансах финансовых корпораций. И кризис 2008-2009 годов полностью перевернул банковскую систему с ног на голову. С одной стороны банкам ужесточили условия расширения балансов для избежания повторения кризисной ситуации тем самым ограничив возможность банков способствовать мировому экономическому росту. С другой стороны, банки в своем нежелании повторить судьбу Lehman Brothers или Bear Sterns, сами резко снизили свою спекулятивную деятельность, тем самым ограничив любую возможность возвращения устойчивого экономического роста.

Пандемия не изменила положения дел, но обнажила все недостатки нынешней мировой экономической модели. Рост спекуляций на фондовых рынках мы наблюдаем всё последние десятилетие, и этот рост постоянно сопровождается резкими коррекциями в следствие сломанного механизма функционирования этой системы. Просто коррекция прошлого года была очень крупной и была вызвана не финансовым или экономическим кризисом, а экзогенным шоком. Большинство мировых экономик ещё до пандемии начинали входить в рецессию и пандемия лишь ускорила этот процесс. Но огромные программы поддержки экономики привели к сильному притоку капитала на биржевые рынки и вызвали новую волну спекулятивной активности, которая распространилась на все слои населения. И мы оказались в ситуации, когда мировая экономика находится в глубокой яме, а рынке штурмуют новые высоты. Но история нам показывает, что главные испытания нас ждут впереди. Я ожидаю в ближайшие 5 лет масштабного экономического кризиса в следствие обвала и длительного медвежьего цикла (рынок идет вниз на протяжении нескольких месяцев) на биржах.

Конечно наших читателей, в первую очередь, интересует Россия, несмотря на то, что в сегодняшнем мире глобальная взаимосвязь товарных цепочек и финансовых рынков сложно переоценить. Что вы может сказать про российскую экономическую систему? Существует ли пузырь на наших рынках?

Мир вошел в фазу деглобалиизции. Пандемия показала, что в погоне за увеличением прибыли мы настолько оптимизировали и растянули цепочки поставок, что при малейшем стрессе: (авария контейнеровоза в Суэцком канале), удовлетворение базовых потребностей населения находится под угрозой. Этот эффект приведёт к увеличению локализации производств. Например сейчас, из-за перебоев в поставках, мир испытывает крайнюю нехватку компьютерных чипов. Только автомобильная индустрия недосчитается 60 миллиардов прибыли из-за недопроизводства. И мы видим, что большое количество стран начинает переносить критические производственные шаги на родину. Но для этого нам необходимо огромное количество ресурсов. Также нам необходимо учитывать глобальный нарратив “зеленой экономики”, на котором помешался сейчас мир. Важно учитывать, что программы помощи экономикам в развитых странах на прямую привязаны под инвестиции в “зелёную экономику”. Но для инфраструктуры, электромобилей и возобновляемой энергетики также требуется огромное количество ресурсов. В этом плане сырьевой характер экономики России играет ей на руку. Последние 12 лет цены на сырьевые ресурсы снижались, и возможно, сейчас мы находимся на пороге суперцикла сырьевых ресурсов. С точки зрения биржевого рынка, Россия, несмотря на хорошую динамику с ноября прошлого года, остаётся крайне привлекательной страной для инвестиций.

Главный риск – политический. И низкая оценка фондового рынка отображает именно этот фактор. Но за годы санкций экономика к ним приспособилась, государственная задолженность находится на низком уровне и, если политические риски не материализуются, ближайшее десятилетие может стать крайне позитивным для России в экономическом плане.

Огромное количество людей по всему миру вошли на фондовый рынок, с чем это связано и чем это может отозваться в будущем?

Для меня основным объяснением этой тенденции является психология масс. И показательно, что эта тенденция является мировой. Во первых, пандемия спровоцировала закрытие экономик по всему миру. Люди были лишены повседневной рутины, и это касается не только работы, но и развлечений. По большому счёту, рынки оказались единственной открытой площадкой времяпровождения. Добавим сюда тот факт, что локдауны вызвали у людей страх за своё финансовое будущее. А медиа, сложили картинку воедино. Три фактора, на мой взгляд повлияли на ситуацию а) резкий обвал рынков в марте 2020 очень широко освещался во всех медиа, б) создан нарратив, что центробанки никогда не позволят рынкам упасть и будут всеми методами поддерживать как минимум статус кво, а значит и риск потери денег минимален и в) в социальных сетях быстро распространялись истории, когда протагонисты рассказывали, что сидя на диване можно за день зарабатывать 20-50% ничего не делая.

Все эти факторы вызывали так называемый эффект FOMO (Fear of missing out или Синдром упущенной выгоды). Видя, что соседи вокруг делают деньги из воздуха, вы не хотите упускать такой возможности. Поэтому мы увидели рекордный наплыв новых инвесторов на рынки. По большому счёту, мы видим повторение ситуации 20х годов прошлого века. Когда биржевая лихорадка в Америке захватила все слои общества до обвала в октябре 1929 года и последующей десятилетней депрессии. К сожалению, сейчас на рынках мы наблюдаем крайнюю форму жадности, когда люди бросаются на всё подряд полностью игнорируя риски. Это состояние в своей книге “Психология толпы” отлично описал Гюстав Лебон: “импульсивность, раздражительность, неспособность рассуждать, отсутствие рассудительности критического духа, преувеличение чувств и другие…”. Ни к чему хорошему это, к сожалению, не приведёт.

В связи с этим, хотела бы задать вопрос о законе, который должен начать действовать уже в этом году на территории России – закон о квалифицированных инвесторах. К каким положительным и отрицательным последствиям он может привести?

Я двумя руками за финансовую грамотность и приветствую тренд, что такое большое количество людей стали интересоваться финансовой сферой. Это хорошо и правильно. И вопрос адекватного регулирования рынков является центральным во избежание резких дисбалансов. Я в принципе приветствую введение такого закона, так он направлен на защиту инвесторов от неосознанных рисков, которые скрыты во многих финансовых инструментах. Как правило, именно частные инвесторы в случае финансового кризиса остаются у разбитого корыта. И на этот вопрос надо смотреть в призме рисков инвестиционных инструментов. С одной стороны, ограничение доступа к рисковым инструментам, вроде деривативов, защищает начинающих инвесторов от чрезмерных рисков. Например, в Америке сейчас мы видим рекордные спекуляции опционами частными инвесторами, хотя я уверен, что  большинство из них имеют только крайне общие понятия о рисках этих инструментов. Для этого и создается такое разделение, чтобы люди по незнанию не теряли свои сбережения. Обретение соответствующих навыков и прохождение дополнительного образования помогает не только самим частным инвесторам, но и способствует стабильности всего рынка.

Статус инвестора не должен определятся размером его вклада, а на самом деле его знаниями. Важно постоянно расширять линейку продуктов, доступную неквалифицированным инвесторам. Если в Америке инвесторам, как один из примеров, широко доступны продукты на базе ETФ, которые помогают диверсифицировать риски и сделать инвестиционный портфель сбалансированным. В России неквалифицированным инвесторам большому счёту доступны лишь американские и российские акции. Возможность составить сбалансированный портфель крайне ограничены и это приводит к тому, что большинство инвесторов сейчас крайне подвержены динамике развития небольшого количества секторов финансового мира. В дополнение, требуется более жесткое регулирование банков и тех продуктов, которые они предлагают своим клиентам. Сейчас банки, и не только в России, активно продают структурированные продукты с обещанием низкого риска, хотя на самом деле эти продукты построены на деривативах и имеют очень серьезные скрытые риски, которые человек без знаний просто не в состоянии оценить. Банки активно этим пользуются, так как эти продукты очень прибыльны для них.

Сегодня финансовая грамотность преподаётся в онлайн-школах или бизнес-школах часто только на базовом уровне. Стоит ли в современном мире уделять более детальное внимание финансам? И что бы вы посоветовали в этой области нашим читателям. Какие книги, источники информации, спикеров?

К сожалению классическая экономическая наука (и как следствие её финансовая составляющая), которая преподается в наше время, не является наукой как таковой. Я бы даже назвал её лженаукой. Экономисты в порыве объяснить как работает наш мир и экономика пошли по пути выстраивания статистических моделей на основе упрощенных предположений. Центральными аксиомами нынешних моделей являются рациональность поведения рынков и игроков, а также предположение, что экономические процесс построены на нормальном распределении, также называемым распределением Гаусса. Огромное количество исследований психологами-экономистами, такими как Даниель Канеманн, Ричард Талер и Амос Тверски доказали полную несостоятельность рациональности, а тот же Бенуа Мандельброт показал своими исследованиями, что рынки следуют скорее закону фракталов, чем нормального распределения. Но вместо того, чтобы кардинально изменить подход к науке, экономисты пошли по пути создания все более сложных моделей на базе нынешней догматики. Мы пытаемся реальность впихнуть в модель, а не стоить модель, которая отображала бы реальность. И хотя прошлый кризис 2008 года доказал полную несостоятельность нынешних моделей, мы упорно продолжаем их широко использовать. Финансовая система на самом деле настолько сложная, что ни один человек в мире не имеет полного представления о механизме её работы. И всё чем мы занимаемся – это поиск логичного объяснения происходящих процессов при помощи упрощения причинно-следственных связей.

В инвестициях главное – здравый смысл, четкое следование правилам своей инвестиционной стратегии и открытый ум. Последний фактор один из важнейших. Я смотрю на мир инвестиций с точки зрения байесовской теории, на базе которой я приписываю определённую вероятность развитию событий в будущем. И уже в зависимости от моего восприятия реализации определённого сценария, я провожу аллокацию в портфеле. Если моё видение ситуации оказывается неверным, я готов в ту же минуту поменять свои взгляды и отталкиваться уже от новой ситуации. Гибкость ума – сильное оружие в руках каждого инвестора. Я лично много читаю книг по психологии и её влиянии на динамику рынков (несколько имён я привел выше). По финансовой тематике существует огромное количество ресурсов, которые могут дать вам более широкое и глубокое понимание происходящего. При этом всегда рекомендую сохранять критический взгляд на любую информацию предоставляемую вам, не опускать руки, если информация не понятна.

Что делать сейчас тем, кто уже торгует на фондовом рынке, но не знает как действовать? Какова сейчас ваша стратегия? Знаете, в психологии есть 3 действия на ситуацию неопределённости: замереть, напасть, бежать. Какое действие, по вашему мнению, лучше всего подходит на данный момент?

Большое количество факторов указывает на крайнюю хрупкость рынков. Помимо крайне спекулятивных настроений, мы наблюдаем, что практически все участники рынка исходят из предположения, что рынки будут идти только вверх на фоне безграничной и агрессивной поддержки американского центробанка ФРС. Такая политика должна привести к падению курса доллара и скорому появлению инфляции. Этот нарратив настолько силён на данный момент, что мы видим очень большую концентрацию капитала в относительно небольшом количестве активов. То есть рынок сейчас находится в модусе нападения. Я бы даже перефразировал по аналогии с футболом. Большинство инвесторов выставили на поле состав из одиннадцати нападающих. Но как мы все знаем, титулы выигрывает не нападение, а оборона и хороший вратарь. Я держу довольно существенную долю портфеля в кэше и защитных инструментах, на случай коррекции, которая даст мне благоприятную точку входа в интересующие меня активы. Я бы скорее охарактеризовал свою стратегию, не как замереть, а как движение вперед в арьергарде рынка. Если случится паника и все побегут, это даст возможность и время более спокойно и трезво оценить ситуацию без существенных потерь. По аналогии, если вы вдвоем встретили медведя в лесу, вам не надо бежать быстрее медведя, достаточно быть быстрее вашего попутчика.

Золото и биткоин. Эти два инструмента вызывают бурное обсуждение. Что вы можете сказать по этому поводу?

Давайте посмотрим на этот вопрос с двух сторон. Во-первых, как уже упоминалось выше наша экономическая модель привела нас к сильному расслоению в обществе в крупнейших экономиках развитого мира, особенно если мы посмотрим на распределение капитала и благосостояния между разными поколениями. Самая состоятельная группа – это поколение предпенсионного возраста, так называемые бейби-бумеры. Это поколение получило все плоды ультрамягкой монетарной политики, в их руках сконцентрирована бо´льшая часть активов. На противоположной стороне – поколение миленниалов (которое родилось с 1982-2005 года). Сейчас когда это поколение входит в самый продуктивный период жизни, оно столкнулось с невозможностью аккумулировать капитал и благосостояние. Рынки и недвижимость находятся на пиковых значениях и для многих недоступны, дерегуляция рынков труда привела к стагнации зарплат, а в связи с огромным уровнем долгов во всём мире и стареющим населением в развитых странах, именно это поколение столкнётся с растущей налоговой нагрузкой, столь необходимой для поддержания функционирования системы. Критповалюты (даже скорее технология блокчейн в широком смысле этого слова) на данный момент – единственный класс активов, который даёт возможность этому поколению потенциально накопить собственный капитал. Но эта дорога будет тернистой. У нас сейчас сильное разделение мнений в обществе, как на жгучих оптимистов, так и ярых пессимистов. Дискуссия зачастую носит совсем не конструктивный характер. Споры как правило упираются в то, что пессимисты не понимают, что такое блокчейн, а оптимисты — ярые фанатики, которые просто игнорируют сложность составляющих нашего мира. Факт в том, что индустрия всё ещё в зародыше, но тот факт, что огромное количество интеллигентных людей инвестируют ресурсы, время и мозги на развитие этой технологии, должен привести рано или поздно к качественному скачку в использовании этой технологии. Время блокчейна придёт. Вся финансовая индустрия будет оцифрована и с этим в финансовом сообществе уже не спорят.

Я не считаю биткойн формой денег как таковой. Я приверженец золота как защитного актива, но считаю биткойн станет или уже стал отдельным инвестиционным классом и дигитальной альтернативой золоту. Да, биткоин в принципе соответствует всем критериям антикризисного актива. У него нет корреляции с другими классами активов, таких как акции или облигации. Кол-во строго ограничено – его нельзя напечатать и подменить, его можно многократно делить и разбивать на более мелкие доли, им можно легко обмениваться и это в принципе всё то, что сегодня мы видим в золоте. И я думаю, что сейчас, когда пенсионные и страховые фонды начнут вкладывать средства в биткойн, мы перейдем в следующий этап развития. Золота на всех не хватит (его всего 1,5% от общего числа активов в мире) и тогда биткойн даст альтернативу тихой гавани, куда потекут деньги во время кризиса. При этом не надо забывать, что биткойн — это абстракция. Это система, где люди собираются вместе и решают выделить ресурсы (в данном случае электроэнергия) для реализации этой абстракции. Сейчас в год мы тратим 10 миллиардов долларов на поддержание этой абстракции. Это операционные расходы. Энергия выделенная на майнинг криптовалют и выраженная в потраченных деньгах не воспроизводима — это значит, что цена должна постоянно расти, чтобы поддерживать экономическую логику всего рынка. И если люди перестанут сотрудничать в поддержании этой абстракции, то она просто перестанет существовать. Но благодаря технологии блокчейн, которую по потенциалу изменения уклада жизни человечества я бы сравнил с интернетом, на наших глазах меняется мир и игнорировать этот тренд с каждым днём становится всё сложней.

Как ситуация будет развиваться в дальнейшем?

 Ключевым фактором перемен в глобальной экономике продолжит оставаться технологический прогресс и пандемия только ускорила его. Но этот процесс дефляционен сам по себе, что осложняет обслуживание постоянно растущих долгов. Один из вариантов избавление от долгов – это инфляция, когда долги обесцениваются вместе с валютами. Но в нынешней системе, построенной на создании и распределении кредитов банковским сектором, ожидать устойчивую инфляцию утопично. Остается вариант политического решения и изменения механизмом работы, что-то на подобие Бреттон-Вудз 2.0. Но учитывая напряженную геополитическую ситуацию, такой сценарий возможен в результате очень крупного экзогенного шока, например широкомасштабной войны. На данный момент все крупные мировые игроки заинтересованы в поддержании статуса кво. Мы выбираем меньшее из зол. То есть потенциально мы будем консервировать ситуацию настолько, насколько это возможно. И в этом сценарии мы сможем относительно безболезненно пройти фазу технологической революции, в которой реальный мир все больше будет срастаться с виртуальным. И центром этого этапа будет технология блокчейн, которая позволит полностью оцифровать все финансовые активы и сделать систему более стабильной. А движущей силой станет поколение миллениалов и поколоениe Z, люди которые входят в рассвет своей экономической деятельности и которые выросли на компьютерах и в киберпространстве. Им этот мир понятен и именно он дает возможность участвовать этим поколениям в процессе накопления капитала. Экономическая система виртуального мира поглотит нынешнюю реальную. Вопрос только в том, произойдет ли это плавно или будет сопровождаться постоянными шоками.



http://mirziamov.ru