Чудеса омоложения без «уколов красоты». Основательница бренда Nanoasia Кира Сорокина о передовых тенденциях продления молодости

В России стремительно растет популярность инъекционной косметологии. Так, например, по данным портала GxP News, в 2021 г. в стране было проведено 2,6 млн процедур введения ботокса и его аналогов – на 46% больше, чем в 2020 г. Все это говорит о том, что в погоне за вечной молодостью россияне готовы терпеть болезненные «уколы красоты» и даже рисковать своим здоровьем. Однако для того, чтобы остановить преждевременное старение кожи, совсем не обязательно ложиться под нож хирурга или применять филлеры. Так считает основательница бренда эксклюзивной косметики для салонного и домашнего использования Nanoasia Кира Сорокина. В этом интервью для «Регионов России» она рассказала о прогрессивных способах восстановления кожи на глубинном уровне, научных инновациях на рынке косметических средств и негативных последствиях инъекционных методик омоложения.

Вы создали свой бренд косметики Nanoasia в 2015 г. Почему Вы решили развивать бизнес именно в этой сфере?

– Меня с 17 лет стала интересовать тема молодости и продления жизни. Я тогда впечатлилась книгами о том, что раньше на нашей планете жили люди-долгожители, возраст которых превышал 600–900 лет. Там были примеры персонажей из Библии, истории о тибетских монахах. Во мне всегда была уверенность, что внутренний ресурс человека действительно велик, однако из-за ряда факторов у нас не получается его максимально использовать: мы неправильно питаемся, не умеем отдыхать, не занимаемся спортом и дыхательными практиками. С возрастом такой стиль жизни негативно сказывается на организме, обменные процессы снижаются, человек постоянно чувствует апатию. Мне же было интересно, как сделать так, чтобы остановить процесс старения. 

– Тема продления жизни включает в себя множество аспектов, но Вы остановились на изучении кожи. С чем это связано?

– Кожа – самый большой орган организма, свойства которого защищают нас от окисления, разрушения и травм. Уже несколько десятков веков человечество ищет способы поддержания и питания кожи. Этой темой еще до нашей эры занимались аюрведы, женщины в Древнем Египте для сохранения молодости использовали разнообразные ванны и отвары, в Древней Руси встречались упоминания о масках для лица из сметаны, меда и сливок. Изучая разнообразные материалы, я пришла к выводу, что хорошая косметика должна быть натуральной. Дело в том, что кожа при попадании на нее химических неорганических веществ начинает от них защищаться, поры забиваются и закрываются, полезные ингредиенты просто не могут в них попасть. Если в кремах 90% состава – это консерванты и парабены, то они не будут усваиваться.

– В своих прошлых интервью Вы рассказывали, что Вам когда-то принадлежал магазин косметики, в котором продавались товары из США, Израиля и Кореи. Опыт крупных брендов вдохновил Вас создать собственный?

– Я действительно работала дилером в сфере косметических средств, тогда я начала замечать, что у большинства продуктов самых разных брендов негармоничные формулы. Производители, как правило, используют самые дешевые экстракты – гиалуроновую кислоту и коллаген. Если такую косметику использовать ежедневно, кожа перестает самостоятельно вырабатывать полезные вещества, отвечающие за упругость. Сначала кажется, что положительный эффект есть, однако в долгосрочной перспективе мелкая сетка морщин усиливается. Мне, как потребителю со знанием биохимии, хотелось использовать новейшие технологии, которые и правда будут помогать. Моя специальность – жизнеобеспечение космонавтов в космосе. Нас учили, как сохранить здоровье в условиях замкнутой среды. Эти знания позволили мне и ученым из крупных корейских лабораторий создать формулы косметики нового уровня.

– Как понять, хороший у косметики состав или нет?

– Эффективная косметика должно содержать пептиды, антиоксиданты и аминокислоты. Большинство пептидов на рынке косметических средств сегодня добываются из мозга молодых бычков, они очень аллергичны. В продуктах Nanoasia тоже используются пептиды – узконаправленные сигнальные белки, которые синтезируются без использования животных. Сигнальными они названы, потому что этот белок, прикрепленный к нашей коже, посредством гормонов передает сигнал в наш головной мозг. Такие «маячки» помогают мозгу понимать, что происходит с организмом в данный момент. С возрастом мозг получает все меньше информации о том, как работают системы и органы, – для качественной связи не хватает полезных веществ. Как только они появляются, клетки, можно сказать, вспоминают, как должны работать, и сигнализируют об этом.

Аминокислоты же являются питательными веществами и строительным материалом для клеток. Кроме того, в состав хорошего средства должны входить растительные экстракты, которые играют роль антиоксидантов, которые работают со свободными радикалами и замедляют процесс окисления кожи. Именно поэтому в нашей косметике мы так часто используем фрукты, травы и овощи.

– В России набирают популярность разнообразные инъекционные процедуры. Как Вы к ним относитесь?

– Крайне негативно. Меня радует тенденция отказа от инъекционной косметологии в развитых странах, но в России сейчас мы наблюдаем бум всевозможных филлеров. У нас девушки все чаще используют ботулотоксин в погоне за навязанными стандартами красоты. Раньше им кололи только лоб, но теперь и морщины у глаз, и носогубки, и подбородок, и даже подмышки (для уменьшения потоотделения). По своей сути этот препарат является ядом. Любой, кто имеет доступ в интернет, может прочитать про ботулизм – это пищевое отравление, возникающее при употреблении в пищу продуктов, содержащих токсин ботулинических микробов. По информации Роспотребнадзора, в России растет количество летальных исходов, в год умирают около 30 человек. Ботокс не выводится из организма, он накапливается в сосудах головного мозга, сердца и щитовидной железы.

– Как Вам кажется, почему при таких рисках люди решаются на этот шаг?

Мы все испытываем эмоции, наши радости и переживания отражаются на нашем лице. Это факт. Проблема в том, что многим до сих пор кажется, что это единственный способ разгладить морщины и затормозить процесс старения. Но это не так. Шесть лет назад я ставила перед собой задачу создать косметику, которая сможет заменить агрессивные методы ухода за кожей лица. Совместно с крупными клиниками мы искали альтернативу и обнаружили группу пептидов, которая снимает с мышц спазмы и напряжение. В Корее говорят, что такие белки помогают сохранить «беби-фейс», потому что они помогают бороться с мимическими зажимами, которые люди считывают как возрастное изменение внешности.

– Средства с этими заменяющими ботокс пептидами – это не единственная уникальная разработка компании. Расскажите о Ваших подобных крупных проектах?

Мы разработали три вида ампул, которые имеют низкомолекулярный состав, благодаря чему они беспрепятственно проникают в самые глубокие слои кожи, интенсивно воздействуя на клетки и устраняя причины проблем изнутри. Одна из таких сывороток предназначена для волос и кожи головы, она помогает восстановить нормальное кровообращение, пробудить спящие волосяные луковицы, стимулирует рост волос и даже профилактирует уменьшение выработки пигмента. Препараты в ампулах наносятся с помощью барофареза воздушного компрессора. Наша компания гордится тем, что эта процедура совершенно безболезненна и может использоваться даже при повышенной чувствительности. Такие ампулы на сегодняшний день используются в салонах красоты и медицинских клиниках после агрессивного воздействия: лазерного омоложения, химических пилингов, шлифовок.

Еще одна инновационная разработка – крем-пилинг Nanotip с микрочастицами оксалата кальция (их размер 100–250 nm в длину и 5–10 nm в ширину). Микроиглы улучшают кровообращение и помогают избавиться от мертвых клеток без использования химических пилингов и механического воздействия.

– Продукты Nanoasia, которые были созданы с помощью современных научных разработок, имеют патенты. Один из них зарегистрирован на пену для лица. Что в ней особенного?

Во-первых, это отличное очищающее средство, которое быстро впитывает излишки жира, растворяет сальные пробки, вытягивает загрязнения из пор. Во-вторых, активные вещества нашей пенки нейтрализуются водой, это значит, что средство точно не останется на лице после умывания, ничто не будет забивать поры и препятствовать дыханию клеток.

Пенка для лица от Nanoasia – один из пяти продуктов, на которые моя компания имеет патент. Это технологии, которым нет аналогов, они были разработаны в тандеме с учеными, поэтому компании было необходимо зарегистрировать на них интеллектуальные права. Аналогичные документы мы также имеем и на нашу систему для работы с мышцами лица. Она представляет собой маску для лица, которая создает изометрическое давление под кожей, тем самым прокачивая в статике мышцы. Клиенты при таком воздействии избавляются от кругов под глазами, купероза, мимических и дермальных морщин, расширенных пор, второго подбородка и акне.

– По меркам крупных брендов косметики, которые представлены на рынке десятки лет, Вы руководите молодой компанией. Однако всего за шесть лет Nanoasia получила известность как в узких кругах косметологов, так и среди тысяч женщин по всему миру. Чем Вы объясняете собственный успех?

Я ставила для себя высокую планку: не просто замедлить старение кожи, а повернуть время вспять. Мы в компании считаем, что 19 лет это эталон молодости, к которому стоит стремиться. Именно в этом возрасте еще нет активных мимических морщин и характерной возрастной сухости кожи. Благодаря косметике Nanoasia кожа действительно молодеет, если начать пользоваться ей в 35 лет, то уже в 40 вы будете выглядеть лучше, чем пять лет назад. Это фантастика!

Конечно, наши успехи и прорывы в сфере уходовой косметики не остались незамеченными. Это действительно эффективные препараты. Если бы мы вводили наших клиентов в заблуждение, то никогда бы не стали столь известными. Сегодня косметикой Nanoasia пользуются и салоны красоты, и дерматологи, и учителя, и звезды шоу-бизнеса. Их положительные отзывы дают мне мотивацию развиваться и продолжать работать над созданием товаров с лучшими составами на рынке.