«Будем разными путями добиваться главного». Олег Нилов о позорной потребительской корзине, депутатских фигах и войне с необуржуазией

Депутат Госдумы VI и VII созывов, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Олег Нилов рассказал о законопроектах, потребовавших от него лично и от эсеров максимум усилий. А также озвучил те основные идеи и принципы, которые привели к альянсу с партиями Захара Прилепина «За правду» и Геннадия Семигина «Патриоты России».

Олег Анатольевич, насколько сложным для Вас вышел седьмой созыв, во время которого пришлось срочно решать новые задачи, возникшие из-за пандемии коронавируса?

— В плане законотворчества пандемия даже помогла. Времени у нас по понятным причинам стало больше, поэтому работа по написанию законопроектов и поправок была продуктивной. Во всяком случае, у меня, не знаю, как у коллег. Да, большинство новелл не могли быть сразу рассмотрены, тем более приняты. Но я уверен, что наши труды не уйдут в корзину, а войдут, в том числе, в предвыборные пакеты народных предложений. Наша предвыборная программа содержит не только тезисы, но и конкретные законодательные изменения, касающиеся улучшения качества жизни россиян.

Однако из-за пандемии печальная ситуация сложилась в плане работы в регионе. Невозможно было проводить приёмы и общественные мероприятия. Мы искали пути взаимодействия через сайт, электронную приёмную, но, кончено, опосредованной связью могли воспользоваться лишь те, у кого есть такая возможность. Не у всех, особенно пожилых людей, есть ноутбук, компьютер или даже телефон с выходом в интернет. Во время пандемии мы потеряли связь с ними, привыкшим к живому общению. Это стало главной потерей.

Какой законопроект потребовал от вас максимум усилий?

— Количество законов большое. Перечислить их все не получится. За созыв это несколько сотен законопроектов, поправок. Молчу про депутатские запросы, которых просто огромное количество. Со своей стороны мы разработали и внесли законопроект по потребительской корзине. Он стал альтернативой документу, подготовленным правительством. Наша фракция трудилась над ним фактически год. Привлекли учёных. По максимуму использовали возможности Госдумы. С недавних пор здесь действует механизм, позволяющий направлять бюджетные средства на экспертные проработки и подготовку материалов к приоритетным для фракции законам. Каждая партия Госдумы в течение года имеет выставить на конкурс тендер, которой определяет разработчиков. В случае с законом о потребительской корзине конкурс выиграл МГИМО, потому что в техзадании мы прописали, что нам очень важно изучить зарубежный опыт определения потребительских корзин, особенно в европейских странах, где, в общем-то, социальная защита представлена на высшем уровне.

То есть вы в подготовке законопроекта опирались на опыт, в том числе, Запада?

— Да, потребительские корзины различных западных стран на порядок превосходят сегодняшнюю защиту наших граждан. Имеются в виду Германия, Финляндия, Швеция, Норвегия – страны, где построен скандинавский социализм. Там в потребительских корзинах прописаны сотни различных пунктов вплоть до сигарет и пива, которые в обязательном порядке присутствуют в потреблении среднестатистического гражданина.

В нашу корзину не всё удалось включить, но мы смогли в разы увеличить число наименований и направлений. Наконец-то появилась трата на жильё, образование, культуру и отдых – пусть небольшой, но какой-то гарантированный объём развлечений. Раньше и этого не было. В прежней, я считаю, позорнейшей потребительской корзине, которую разработало министерство, были примитивные расходы на ЖКХ, несколько билетов в автобусе и продуктовая корзина в 3-4 тыс. рублей на месяц (!). От этого у нас и такой крайне низкий МРОТ.

А в какую сумму вышла потребительская корзина у ваших разработчиков?

— К нам ещё подключились институты РАН, и на выходе у нас получилась потребительская корзина в 31 тыс. рублей (!). Экспертами она оценивалась ещё до коронакризиса. Соответствующий законопроект был внесён, и … отклонён партией власти и правительством. Причина – денег нет. По этой же причине прежний, пусть позорный закон о потребительской корзине, тоже перестал действовать. Считаю, это стало событием 2021 года, которое практически не заметили. Это наш позор. «Двойка» правительству и профильному министерству.

Страну перевели на определение прожиточного минимума по средней зарплате в регионах. Это неконституционно, потому что летом прошлого года, когда мы прописывали в Основном законе МРОТ, мы ровняли его на показатель, привязанный к размеру именно потребительской корзины. Теперь эту привязку к реальному потреблению убрали, переключившись на уровень зарплат в регионе. А если там будут работать одни эмигранты, согласные на нищенские 12 тыс. рублей, а в некоторых случаях даже готовые получать копеечные 5 тыс. рублей? Это же издевательство – исчислять МРОТ из таких зарплат.

Но мы сдаваться не собираемся. И будем разными путями добиваться главного – определения реальной потребительской корзины, соответствующей всем потребностям человека. Собираемся упорно настаивать на своём, чтобы прожиточный минимум стал учитывать всё, что гарантирует нашим гражданам достойную жизнь. Естественно, от этого будут повышаться зарплаты, а также социальные выплаты, то есть пособия и стипендии.

Какой должна быть потребительская корзина, чтобы россияне не чувствовали себя нищими?

— Первое – корзина должна быть реальной и соответствовать уровню цен. Если нет денег, чтобы достойно выплачивать пособия и зарплаты – понижайте цены. Во всяком случае, на товары первой необходимости, услуги. А лучше делайте и то, и то. Повышайте их хотя бы до минимального среднего уровня зарплат и пенсий развитых стран, а не стран четвертого-пятого мира.

Доходы определяются по одним формулам и схемам, придуманным и взятым с потолка Минтрудом, а цены определяются по другим законам либерально-рыночной философии в массе своей спекулянтов и жуликов. И они говорят: мы же живём в рыночном мире, поэтому и цены должны быть привязаны к европейским, мировым и т.д. Почему тогда зарплаты не привязываются? У нас цены и тарифы европейские, иногда даже выше. Если сравнивать цены на топливо в России и США, то российским водителям топливо обходится дороже. Почему наши зарплаты и пенсии отличаются в десятки раз?

И на это у нас есть свои предложения. Пусть не жёстко, не по советской модели, где на каждом спичечном коробке была стандартная цена в копейку. Речь об основных товарах, продуктах и услугах, которыми пользуется именно трудящееся большинство. Причём мы говорим лишь о нескольких десятках, которые можно и должно пока регулировать. Если же рынок должен полностью всё регулировать, то начинайте с выравнивания зарплат, пенсий и пособий до потребительского минимума. Утром рыночные зарплаты и пенсии, вечером – свободные цены.

Какие предложения эсеров, кроме потребительской корзины, должны были значительно улучшить жизнь избирателей?

— Например, ограничение платы за ЖКХ 10% доходов. Сегодняшний федеральный закон определяет максимум в 22%. Мы считаем эту цифру слишком большой, требуя от государства сократить её вдвое. Да, регионы по мере своих возможностей сами варьируют процент. Но я могу сказать, что в Москве установлено 10%. Понимаете, какая несправедливость? Там, где бедные люди и нищие зарплаты, в стране действует 22%,где-то 18%. А в Москве, самом богатом городе России, установлены те самые 10%, которые мы хотим сделать общими, федеральными.

Следующее аналогичный закон касается предельно допустимой доли расходов на оплату жизненно важных лекарств. Говорим о тех же 10%. Здравоохранение, медицинские услуги и товары должны быть бесплатными. Но по факту этого нет. Люди, особенно хронически больные, пожилые, тратят на лечение половину или даже больше своих доходов. Некоторые не в состоянии купить себе дорогостоящие препараты от сложных заболеваний. Поэтому пусть 10% лечения оплачивает больной, а остальное субсидирует государство. Если правительство не хочет выделять на это деньги из бюджета, пусть тогда решает вопрос с ценами на медикаменты. Это задача государства – контролировать цены и развивать фармацевтические предприятия так, чтобы они и бюджет пополняли, и для потребителя доступную продукцию выпускали.

Олег Нилов на VII Cъезде партии “Справедливая Россия”

Вы предлагаете установить единые цены на всё?

— Нет, победить спекулянтов можно другим способом. У государства есть инструмент, позволяющий регулировать цены без жесткого ценового регулирования. Нужно сделать неотвратимым взятие сверхналога со спекулятивной, ростовщической сверхнаценки.

Мы тоже озвучивали это предложение главе правительства Михаилу Мишустину. Кому как не ему, налоговому и цифровому гению, это реализовать. И тогда будет невозможно пользоваться какими-то схемами, когда накручиваются сотни процентов к цене производителя. Сегодня это существует только из-за серых и черных схем ухода от налогообложения. Цены не были бы такими высокими, если налоговая инспекция определяла сверхприбыль и предлагала устанавливать её в пределах 20-30%, а не 200-300%, как накручивают спекулянты. На якобы загнивающем Западе это действует. Там никто не даст получить больше 10-15% прибыли. И мотивации у продавца нет завышать цены: даже если взорвать стоимость до предела, практически всё заплатишь в бюджет. Вот что нужно делать. Тогда это будет уже не советский, социалистический способ регулирования цен, а вполне себе рыночный.

А как на ваши предложения реагирует правительство Мишустина? Заметили ли какую-то разницу, после ухода из Кабмина Медведева?

— По каким-то там мелочам движение навстречу есть, что-то удаётся. По принципиальным вопросам разницы большой не наблюдаем. Наши законопроекты не поддерживаются, наши предложения не слышатся. Причём они касаются самых главных проблем российского общества – демографического кризиса, нищеты и т.д. Кому в голову придёт идея создать многодетную семью, когда мы переживаем один кризис за другим: бизнес сворачивается, безработица, зарплаты не растут.

Статистика – вещь лукавая. Одно дело цены на капитал и предметы роскоши – заводы, яхты, пароходы, антиквариат и ювелирные украшения. Их не надо мешать с ценами на основные продукты, ЖКХ и лекарства. Призываем: давайте определять потребительскую инфляцию, которая в разы больше официальной. И потом по ней будем увеличивать пенсии, пособия. Да, на официальные 3-5% растут пенсии у бюджетников. Но на частных предприятиях зарплаты никто не увеличивает даже на уровень официальной инфляции. Вот в чём беда!

Олег Нилов является основателем и Председателем оргкомитета Международного музыкального фестиваля народной песни «Добровидение»

Понятно, что «Справедливая Россия» — социалистическая партия. И борьба с бедностью, тем более трудящихся и пенсионеров, забота о сбережении народа – это наш основной приоритет, который, думаю, надолго закреплён партией в программных документах. Наконец-то президент, правительство и даже «Единая Россия» поддерживают общенародную повестку. Но пока мы, к сожалению, не видим, чтобы от слов они переходили к делу, подтверждая приоритет борьбы с бедностью в принятых законах, распределении бюджетных средств.

Что должно сделать правительство, чтобы окончательно решить проблему роста цен?

— Борьбу с ростом цен правительство должно начинать с собственного примера бизнесу. Речь об энергетических тарифах, акцизах, налогах, прежде всего, определяющих ценообразование в отраслях, где всё завязано на топливе и энерготарифах. Если правительство не хочет роста инфляции, то пусть пропишет себе социальную ответственность. Очень часто правительство и президент говорят, что бизнес должен быть ответственным за людей, входить в положение трудящихся. Пусть тогда власть покажет, как нужно входить в положение. Остановит цены на топливо, от которых на 35% зависит стоимость авиаперевозок. Не повышайте цены на бензин для аграриев, транспортников. Тогда, возможно, на всё остальное не будут расти цены. Но нас не слышат. Ждут, что кто-то другой сделает шаг навстречу.

На уровне законопроектов мы подготовили следующее предложение по контролю цен в магазинах, рынках, аптеках: чтобы не только налоговая инспекция, а потребитель, то есть все мы с вами, получали информацию, за сколько товар реализован именно производителем. Мы предлагаем фиксировать эту информацию прямо на ценнике. Так у покупателя будет информация, за сколько частник выдал свой продукт оптовику. Пусть в магазине на продуктах указывают три цены. Это стало бы действенным механизмом против спекуляций ритейлеров.

Во-первых, так мы наделим наших граждан правом знать о переплате конкретному продавцу. Тогда россияне будут сами решать: заплатить спекулянту сотни процентов или потратить свои деньги выгоднее.

Во-вторых, это сразу зафиксирует информацию, в том числе и для налогообложения. Потому что сейчас продают товар со 100% наценкой, а в отчётах для налоговой пишут, что к оптовой цене добавили скромные 20%.

Но правительство не хочет наводить тут порядок. Понятно почему. Слишком сильны лоббисты ритейлеров, действующей торговой мафии, которая работает с мизерными налогами, а иногда и без них. Есть интересант, который побеждает в этом споре здравого смысла и чей-то конкретной прибыли.

А в составе объединённой партии СРЗП есть единство? Не повлияло ли слияние трех политических партий на достижение консенсуса по значимым вопросам?

— Два лучше, чем один. Три тем более. Лучше объединиться, когда идёт борьба с таким сильным, богатым противником, олигархической верхушкой, жестко связанной с правительственной бюрократией. Здесь нужно собрать в кулак всю волю. Это и положило начало слиянию таких сил, которые защищают интересы абсолютного большинства нашего народа. И «патриоты», и «заправденцы», и мы ставим перед собой единые цели – защитить богатства России, не дать кому-либо единолично употреблять ресурсы нашей страны, и не позволим осваивать бюджетные средства в интересах узкой кучки российской необуржуазии. Эти ребята уже так зарвались, что живут уже не по принципам западного капитализма, а какого-то феодального, дореволюционного общества, что приводит к социальной розни и ненависти.

С этим мы должны бороться вместе. Наше объединение – это только начало сплочения общественных сил и граждан вокруг главной идеи. Мы за построение такого общественно-государственного устройства, где будут все социальные гарантии о бесплатности здравоохранения, образования, люди будут получать достойные зарплаты, а не нищенские доходы и пенсии.

Да, наша партия социалистическая. Но этот новый социализм, – иногда называю его русским, – должен впитать всё лучшее от советского варианта, скандинавского, финского, шведского, отчасти китайского. Те, кто наелся этих рыночных капиталистических харчей, думаю, поддержит нас и наши программные тезисы. Но это не просто голые фразы, они подкреплены конкретными законопроектами. Мы не просто говорим: расширим, углубим, обеспечим. По каждому вопросу у нас готов закон, который по нескольку раз вносили, но его отвергали с одной оговоркой, что денег нет. Деньги есть, и в своих новеллах мы показываем – где и сколько их взять.

Хорошо, а где вы предлагаете взять деньги на ваши законопроекты?

—Бюджет должен расписываться совершенно иначе, с двух-трёхкратным увеличением финансирования социальных статей и культуры. Год от года мы вносим народные законопроекты, но власть их называет популистскими. И нам часто приходится видеть в Госдуме на голосовании эти депутатские фиги. Но я считаю, что именно за народные инициативы в нижней палате парламента должен быть 51%, то есть 226 депутатов. Тогда построение нового социализма станет реальностью.

Будущее абсолютно зависит от того, сколько на выборы придёт граждан, готовых поддержать именно такой путь развития. Считаю, что в дальнейшем при обязательном сохранении многопартийности мы все вместе сможем похоронить этот олигархический бюрократический капитализм. Как минимум должны посадить эту необуржазию на жесткую диету, как максимум – подвергнуть эвтаназии бескровной, безреволюционной, естественной. Для этого нам и нужно большинство.

Мы за социализм, но не монопартийный, которым был советский или как сейчас китайский. Нет, мы за многопартийность, но это возможно в той структуре, где есть социал-демократическая, социалистическая, коммунистическая партии. Для справки скажу, сегодня даже вместе с ЛДПР, которая точно не является приверженцем идеи похорон капитализма, нам приходится рассчитывать только на 100 голосов. Поэтому если народ хочет перемен, то пора уже изменить власть на ту, которая будет отвечать перед ним за свои обещания.

Беседовала Ксения Ширяева



http://mirziamov.ru