Александр Буренков: Данилевский указал путь развития России. Воспользуется ли власть его идеями?

Сложная международная обстановка и напряжение внутри России подталкивают к поиску идеологических опор, которые способны объединить народ и вернуть гармонию и стабильность государству. Такой опорой может стать учение Николая Данилевского, одного из основателей цивилизационного подхода к истории. Директор Института русско-славянских исследований имени Н.Я. Данилевского, член Генерального Совета “Партии Дела” Александр Буренков рассказал, почему идеи философа актуальны для России сегодня.

– В 2022 году исполняется 200 лет со дня рождения Николая Данилевского. Александр Васильевич, почему для России настолько велико значение его работ?

– Действительно, впереди важная дата, и не побоюсь сказать – от того, как Россия встретит эту дату, будет во многом зависеть наше будущее. Почему можно так категорично утверждать? Потому что пора уже, после более 30 лет реформ, объяснить причины драматизма истории, дать объективную оценку настоящего, обрести «образ будущего», вытекающий из нашего исторического опыта и соответствующий чаяниям нации. Очень тревожным «звонком» является факт, что гражданское общество «пропустило» две важнейших даты: 100-летие двух революций 1917 года и 100-летие окончания Гражданской войны в ноябре 1920 года, не пришло к согласию в оценках этих переломных для истории России событий. Без этой оценки невозможно обрести пути исторического движения России к общенациональному благоденствию. В следующем году исполнится 30 лет развала СССР, объяснить его в принципе не удастся без объяснения причин и условий возникновения СССР, что, в свою очередь, невозможно без объяснения причин прошедших горьких 100-летних юбилеев.

Ведь очевидно, что марксистская теория общественно-экономических формаций оказалась неспособной не только объяснить развал СССР, но и не вписалась сразу в обе революции 1917 года, которые произошли вопреки теории Маркса в аграрной, промышленно отсталой стране, а не в передовой. Ленин, «проспавший» февральскую революцию, вынужден был «подправить» Маркса новацией о возможности победы социализма в отдельно взятой стране.

А вот цивилизационная историософия Николая Яковлевича Данилевского легко справляется с этими задачами: Данилевский еще в 1869 году в книге «Россия и Европа» дал негативный прогноз будущего России, вплоть до полного её исчезновения и превращения в «почвенное удобрение» для других цивилизаций в случае, если Россия не выйдет из политической системы стран европейской цивилизации и не избавится от «болезни европейничанья».

– Что Данилевский подразумевал под словом «европейничанье»?

– Сегодня вместо этого названия часто используют другие: западничество, европоцентризм, вестернизм… Но термин «европейничанье» – более точный. Россия после петровской европейской культурной революции – единственная из всех мировых цивилизаций страна, элита которой перестала быть национальной, а стала инородной до неузнаваемости. Данилевский выделил три формы европейничанья: в быту, одежде, укладе жизни элиты; импорт политической системы западных учреждений; выработанная со временем привычка исходить из европейских интересов, а не из своих. Дошло до того, что первым (а значит – родным) языком у элиты был французский, а не русский. Отсюда востребованность гения Пушкина, который является, по сути, первым славянофилом: он увидел простую истину существования такого явления, как русский народ, в то время как элита считала себя европейцами. Помните, как он преподносит письмо Татьяны Лариной к Онегину? Как свой перевод с её французского оригинала на русский!Татьяна «выражалася с трудом на языке своем родном», поэтому написала письмо на французском, а Пушкин его переводит читателю, одаряя нас знаменитыми фразами: «Я к Вам пишу, чего же боле…». Когда под этим углом зрения наблюдаешь за настоящим, то возникает ощущение «дежавю»: наша элита вдруг заговорила на английском, это неплохо, но не получится ли так, что её дети, выученные в заграничных «имениях», не будут знать русский в качестве первого языка и «всё повторится с начала», как в песне?..

Царская Россия не смогла увидеть самого главного открытия Данилевского: государство должно управлять страной, как управляет садом садовник, считающийся с самобытным образовательным принципом, заложенным в генетический код развития дерева. Если не считаться с генетическим кодом дерева, а бесконечно прививать, обрезать, пересаживать, плохо поливать, не подкармливать его, то дерево может погибнуть и перестать служить садовнику. В этой аналогии садовник – государство (которым управляет элита), сад – это народ-нация. К сожалению, нашим садом часто заправляли лесорубы, которые в деревьях видели только доски.

Учение Данилевского всем своим текстом и контекстом вопиёт к нам, что весь драматизм нашей истории заключается в болезни «европейничанья», в измене высших сословий русскому государствообразующему народу, в игнорировании его этно-культурно-исторического кода, чаяний и требований его народных начал, в непроизводительной растрате энергии общественных творческих сил.

– Интересно, что понятие «государствообразующий народ» в этом году появилось в Конституции России. А как его трактует Данилевский?

– Данилевский использует понятие «господствующий народ», соответствующее закончившемуся периоду отстаивания государственности и перехода к цивилизационному этапу развития. Но именно на этом этапе формируется гражданская политическая нация. Термин «государствообразующий народ» Данилевский прямо не использует. Но само это понятие вытекает из его утверждений о необходимости предоставления представителям всех народов таких же прав, как и у «господствующего» народа. Поэтому термин «господствующий» на этапе цивилизации не отражает реальных общественных отношений и вместо него используется «государствообразующий».

Также ушло в прошлое понятие «инородец»: в связи с всеобщим семилетним, а затем и средним образованием в советский период, с почти повсеместным знанием русского языка, культуры, истории России, с образованием одного экономического и культурного пространства сформировалась единая политическая нация. Только более правильным её названием в советский период было бы не искусственное понятие «советский народ», отказывающее всем народам – прежде всего, русскому – в своей самобытной идентичности, а хотя бы «советская нация с русским государствообразующим ядром»; сегодня же – «российская нация с русским государствообразующим ядром» или просто – «русская нация». Потребность в этой культурно-исторической идентичности необходима прежде всего потому, что это – объективно существующее явление (за рубежом нас всех называют русскими); понятие «русская нация» отражает факт самоопределения не только русского народа на всей территории России, но и гражданина любой национальности, что подчеркивает наше «общее» в деле защиты Отечества и в деле его благоустроения.

Это начинают понимать граждане других национальностей. Например, на заседании Всемирного русского народного собора в 2019 году прозвучал призыв от чеченцев: «Русские, станьте медведями, перестаньте быть кроликами!». Министр культуры Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров бьёт тревогу в интервью Царьграду: «…в первую очередь мы потеряем русский народ, который был стержнем этого государства. Который вокруг себя объединял все остальные народы… Поэтому я считаю, что миссия настоящих искренних братьев, младших, каковыми являются чеченцы и представители других народов, их миссия в том, чтобы вот такими полезными и достаточно острыми импульсами пробудить старшего брата и повернуть его к этой важнейшей проблеме… Это вопрос сохранения нашей с вами государственности. Это вопрос сохранения безопасности. Потому что первое, что мы с вами потеряем, это потеряем свой суверенитет, потому что без государствообразующей нации, без неё не будет государства».

– Александр Васильевич, расскажите о главных особенностях цивилизационной историософии Данилевского, чем она отличается от других общественных учений?

– Поскольку в нашем обществе хорошо известна марксистско-ленинская теория общественно-экономических формаций, сравнивать надо именно с ней. Как я уже сказал выше, эта теория не смогла дать прогноз ни о революции в России, ни о развале СССР. Значит, она неверна и по классификации Данилевского является примером искусственной научной системы. Такие системы очень полезны на первом этапе, позволяют группировать собранные знания и опыт, пока не придёт время естественной системы, отражающей явления природы и общества в таком виде и в таких отношениях между собой, в каких они существуют на самом деле.

Цивилизационная историософия Данилевского является примером естественной научной системы в философии истории или историософии: субъектами мировой истории являются народы-нации-государства или культурно-исторические типы (цивилизации), которые зарождаются, проходят неопределенно долгий этнографический период, строят и отстаивают свои государства, достигают периода цивилизации, длящийся 400-600 лет, а затем угасают неопределённо долго, если не будут уничтожены другой цивилизацией.

Цивилизационная историософия Данилевского оппонирует марксистской философии истории, исходящей из совершенно другого подхода. Субъектом мировой истории является единая «общечеловеческая цивилизация», у которой своя Древняя, Средняя и Новая истории и которая в своем линейно восходящем развитии проходит последовательно ряд общественно-экономических формаций: рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и стремится к коммунистической. При этом в Древнюю историю попадает Римская цивилизация с её рабовладением, включая Китайскую, Индийскую, Иранскую, Греческую цивилизации, которые живы и сегодня, а феодализм и капитализм попадают примерно в Среднюю и Новую историю Западной цивилизации, отождествляя её периоды истории с периодами истории всего человечества. При этом игнорируется факт, что сама Западная цивилизация не имела рабства в основе своего общественно-экономического строя, а только феодализм.

Всё это искусственное деление мировой истории сделано западными учёными, обзирающими с высоты птичьего полёта историю своей цивилизации. Уже на теоретическом уровне отказывается в самобытности другим цивилизациям, которые западная историософия не рассматривает в качестве субъектов мировой истории, а объединяет всех в искусственный исторический субъект «общечеловеческая цивилизация», которая может являться предметом рассмотрения только богословия, имея в виду откровение о начале жизни, творении народов и конце света. При этом вершиной прогресса «общечеловеческой цивилизации», естественно, видится только Западная цивилизация, которая во «имя свободы, прогресса и демократии» уничтожает на своём пути к мировому господству всех, кто не может оказать сопротивления.

Идейным выгодоприобретателем доктрины «единства истории» «общечеловеческой цивилизации» является только Западная цивилизация, так как через призму именно её геополитических интересов её ученые рассматривают мировую историю. Сегодня, когда цивилизационный подход к мировой истории постепенно побеждает, они находят выход в тезисе, что Западная цивилизация – самая передовая в силу особого дарования к научно-технической деятельности, а потому может и должна претендовать на мировое господство. В сочетании с полным убеждением в превосходстве их материалистической культуры, идущей от «прав плоти» человека, мы получаем учение, которое сегодня называется глобалистским, а раньше называлось универсалистским. Что это, как не стройная идеология Западной цивилизации? Россия может и должна противопоставить ей цивилизационную историософию Данилевского, которая, к тому же, признана в самом западном научном сообществе.

Цивилизационная историософия Данилевского является теорией многополярного мира, теорией, в которой необходимость сохранения многообразия народов является базовым принципом. На это обратил внимание президент России Владимир Путин в своём выступлении на пленарном заседании XXII Всемирного русского народного собора 1 ноября 2018 г: «… невозможно представить историю человечества без таких же неповторимых цивилизаций, как Индия, Китай, Западная Европа, Америка и многих других. Это действительно многоликая сложность, каждая грань которой дополняет и обогащает друг друга. И здесь хочу напомнить слова выдающегося русского мыслителя XIX века Николая Данилевского: «…Ни одна цивилизация не может гордиться тем, чтобы она представляла высшую точку развития…».Сегодня понимание такой сложности развития цивилизаций служит фундаментальной основой для многополярного мира, для отстаивания принципов международного права».

Одна цивилизация влияет на другую «мириадами» импульсов из всех сфер своей культуры: политической, общественно-экономической, религиозной, художественной, научной, промышленной. А если это влияние ещё и усиливается действиями государства, как это произошло в России (с Петра I) в части заимствования практических форм жизни Европы или в Советский период в части заимствования теоретических достижений (учения Маркса), результат может быть только драматическим, обрекающим народ на неизбежное исправление ошибок элиты ценой массового героизма, непроизводительно растрачивающим народные силы. Всего этого можно было бы избегать в условиях самобытного развития.

– Вы сказали, что книга «Россия и Европа» была издана в 1869 году. Получается, что царское правительство имело на руках полноценную самобытную идеологию. Как оно отнеслось к учению Данилевского?

– Интересно, что главный труд Маркса «Капитал» был только что издан на немецком языке, а на русском языке первый том появился только в 1872 году. Плеханов начал пропагандировать марксизм через 14 лет после появления книги «Россия и Европа»! Царское правительство не смогло увидеть действие промысла в явлении ему новой цивилизационной историософии и действовало вопреки ей себе на погибель. В творческом наследии Данилевского содержится вся необходимая национальная идеология и стратегия организации исторического движения России как страны-цивилизации, объясняется прошлое, оценивается настоящее и прогнозируется будущее.

Из всех идей Данилевского верховная власть взяла только идею панславизма: решала задачу освобождения славянских народов от Турецкого владычества. Эта задача была решена в результате войны с Турцией в 1877-78 годов, но в силу невыполнения главного условия успеха панславизма – выхода России из политической системы Европы – большая часть завоеваний была добровольно сдана на Берлинском конгрессе, на что Данилевский откликнулся статьёй «Горе победителям!», перефразировав известное, приписываемое вождю галлов Бренну, изречение «Горе побеждённым!».

Хоть Данилевский и основал теорию геополитики, которая естественно вытекает из его теории культурно-исторических типов (цивилизаций), главное его открытие предваряет эту теорию, лежит в её основании. Оно заключается в утверждении, доказанном методом аналогии и исторического анализа, что двигателем исторического движения является этно-культурный код (Данилевский использует понятие своего времени: «морфологический» или «образовательный» принцип), заложенный в народных началах государствообразующего народа, приобретающий в процессе исторического воспитания устойчивые черты исторического инстинкта, который можно назвать уже культурно-историческим кодом.

Именно в этом коде содержатся основные типичные психические черты народного характера: у русского народа это благость, милосердие, коллективизм; у западного человека – насильственность, индивидуализм, стяжание материальных благ как главный смысл жизни. Именно эти черты народного характера определяют самобытную национальную идею каждого народа. У Запада это идея бесконечного расширения на весь мир в целях достижения мирового господства. У русско-славянской цивилизации это идея достижения естественных географических границ безопасности, которые были правильно установлены при СССР, и девиз «чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим».

Также есть отличие в принципах организации общественно-экономической сферы, являющихся производными от народных начал: на Западе это феодализм и капитализм, который сегодня эволюционирует к неофеодальной системе «корпорация-банк». Описанные выше черты народного характера русского народа больше соответствуют государственному регулированию на макроуровне, тяготеют к рассмотрению государственной собственности как общегражданской; к коллективным формам собственности и, конечно, к «народному капитализму» на уровне среднего и малого бизнеса, но доля желающих этим заниматься у нас значительно меньше, чем в западной цивилизации.

Другое важное понятие – «энергия общественных творческих сил»: объём её ограничен как потенциалом своего образовательного принципа (кода), так и ходом дополнительного собирания запаса творческой энергии в этнографический период и период государственного строительства и его отстаивания. На цивилизационной ступени истории происходит растрачивание этой энергии. Поэтому закон экономии энергии народных творческих сил является самым важным теоретическим подспорьем политической элиты. Если эту энергию растрачивать на искусственные эксперименты, как у того садовника, то её может не хватить не только на поддержку такого государства, но даже на продолжение собственно самой жизни народа-нации.

Учение Данилевского показывает нам, что все сферы культурной жизни общества должны пребывать в гармонии с требованиями (чаяниями) народных начал государствообразующего народа. Современная разбалансировка в странах Западной цивилизации является самым ярким примером правоты учения Данилевского: политика «мультикультурализма» не соответствует требованиям народных начал человека западной цивилизации – отказ от традиционных ценностей, разрушение семьи привели к потрясениям.

Причина революций 1917 года – как раз в полном несоответствии устроения политической, общественно-экономической, культурной и отчасти даже религиозной жизни требованиям народных начал русского народа-нации. И он отказал в поддержке той форме государственного устройства, которая не смогла этого понять. То же произошло и с СССР: высшая партийная элита так и не смогла стать народной, хотя имела большие шансы, чем романовская. В силу искусственности идеи строительства земного рая она полностью потеряла дар государственного мышления, попала в идеологическое подчинение западной системе общественно-экономического устройства и сама сдала страну.

– Получается, что негативные прогнозы Данилевского пока сбываются. А позитивные?

– Просто он негативным прогнозам уделил гораздо меньше внимания, чем позитивным, поэтому современный читатель видит только его главную идею создания Всеславянского союза со столицей в Константинополе. А раз этого не произошло, значит всё учение неверно. Но, во-первых, прогноз «почти» сбылся: Совет экономической взаимопомощи и Варшавский договор вошли в нашу историю составом стран, почти полностью совпадающим с описанным Данилевским. Развал произошел из-за искусственности объединяющей идеологии. Но идея панславизма даже сегодня просматривается в политике славянских стран и Венгрии, несмотря на их поглощение политической системой Евросоюза. Они не пустили к себе беженцев, противятся «мультикультурализму», не принимают так рьяно ЛГБТ, Польша вообще стремится запретить аборты, в политической сфере «Вышеградская четверка» (Польша, Чехия, Словакия и Венгрия) действуют самобытно…

Болезнь «европейничанья» в высших сословиях царской России дала возможность элите «малых народов» уходить от русской этнокультурной самоидентификации, как это естественно происходило на Руси Московского периода, в сторону европейской.

Данилевский писал: «… после того как жизненная обстановка высших классов русского общества лишилась своего народного характера, сделалась общеевропейскою – такой исход открылся. Чтобы выступить на арену общей государственной жизни России, нет надобности делаться русским по нравам и обычаям, даже нет возможности делаться русским в этом смысле, а надо принять на себя общеевропейский облик. Но этот общеевропейский характер, который по существу своему враждебен характеру русско-славянскому, не ослабляет, а усиливает ту долю отчуждённости, которая более или менее свойственна всякому инородцу, – и из этого-то слияния и порождаются те молодая Армения, молодая Грузия, о которых мы недавно услыхали, а, может быть, народятся и молодая Мордва, молодая Чувашия, молодая Якутия, молодая Юкагирия, о которых не отчаиваемся ещё услышать». Грузия, Армения и другие страны уже стали самостоятельными государствами вне России с прозападным курсом.

Главный прогноз – о неизбежности в будущем войны с объединённой Западной цивилизацией или с её частью. Но эту войну Данилевский рассматривает как очистительную, долженствующую восстановить былое единство русской элиты и народа допетровской Руси. Война с Германией и её союзниками, начатая в 1914 году, привела к краху Российской империи, но в результате Октябрьской революции сохранилась государственность в виде СССР, в котором проблема разделения народа на два была решена: было построено бессословное общество. Конечно, революция произошла, возможно, только в силу невыполнения всего одного условия Данилевского: Россия не вышла из политической системы Европы и стала стороной конфликта в по сути гражданской войне родственных народов Западной цивилизации.

Война 1941-45 годов с Германией, объединившей всю континентальную Европу, вошла в нашу историю как Великая Отечественная война. Россия в юридической форме СССР победила в этой войне в силу решения главной исторической задачи конца 19 века – преодоления (пусть даже на искусственной идее «советского народа») разделения народа на два «инородных» по отношению друг к другу, что в кои-то веки приблизило нас к обретению собственного имени русской нации.

Но самый грозный прогноз Данилевского касается исторического периода, в котором мы живем сегодня: он писал, что самой опасной для России будет ситуация, когда Западная цивилизация объединится полностью. С 1945 года нам впервые в истории противостоит объединенная Западная цивилизация во главе с США. «Холодная война» не стала «горячей» только потому, что Россия (в юридической форме СССР) является самобытной страной-цивилизацией, оказавшейся способной к мощному развитию научно-технической сферы народной жизни, соперничающему с самой Западной цивилизацией, что Данилевский тоже спрогнозировал. С позиции учения Данилевского Россия не проиграла «холодную войну», проиграно всего лишь сражение, война на уничтожение России продолжается, и мы в ней пока что выстаиваем…

– Расскажите, когда вы узнали о цивилизационной историософии Данилевского? Как к вам пришло это учение?

– Знаете, кто ищет, тот всегда найдёт. Как и большинство людей моего поколения, я был воспитан материалистом. Тем более что я родился в Норильске, вырос в Мурманске, где и храмов-то не было. Но большим плюсом было то, что мы были воспитаны в чёткой идеологии, которая определяла смысл жизни в служении народу, Родине, строящей «рай на Земле»: коммунизм. Жизнь показала, что такая идеологическая система – искусственная. Но её польза в том, что есть предмет для критического осмысления, в то время как современная молодежь лишена даже такой – искусственной – системы координат.

Критическое осмысление коммунизма появлялась автоматически после вступления молодого человека в реальную жизнь, факты которой далеко не всегда вписывались в исповедуемую идеологию. Оказывалось, что отнюдь не все граждане придерживаются морального кодекса строителя коммунизма, в этом я стал убеждаться уже в мурманской высшей «мореходке», многое дал мой единственный шестимесячный рейс в 1979 году, в течение которого были заходы на Кубу, Перу, Нигерию, Лас-Пальмос, Испанию: с судна на продажу тащили всё что можно, особенно медь и бронзу. Некоторые заранее даже запасались… Но самым большим потрясением была реакция партийного начальства, когда я работал секретарем Комитета Комсомола треста «Мурманскжилстрой» в 1981 году, на поддержанную мной инициативу ветерана (Журин Лев Васильевич, если память не подводит) по сбору останков погибших солдат. За лето и осень мы собрали останки более 400 человек. Областной военком поддержал: мобилизовывал десятки автобусов и грузовиков каждый выходной, откликнулась молодежь всего города. Казалось бы, дело хорошее. Но «партия» мне сказала, чтобы я прекратил заниматься «мифическими костями». Спрашиваю: чем заниматься? Ответ: внедрением новых советских обрядов в жизнь молодежи. Что это такое? Ответить нечего, кроме: чтобы комсомольцы крестиков не носили… Была версия, что обком уже давно отчитался о захоронении всех солдат ВОВ.

Потом работа мастером, начальником цеха завода «Центросвар» в Калинине (Тверь) показала, что система государственного социализма и планирования всего и вся из одного центра неэфффективна: планировалось много того, что не надо, а то, что надо – не планировалось. Например, приезжаешь на Одесский или Пинский станкозавод по рекламации, что такая-то станина станка поставлена с браком. А там – целый склад затарен нашей продукцией за несколько месяцев, а то и лет. А сама система нормирования труда – одно очковтирательство. Единые нормы оплаты за час работы рабочего той или иной профессии «партия» не давала менять с 60-х годов. Они отставали в разы от реальной стоимости жизни. В результате плановики в разы увеличивали нормо-часы на производство конкретной продукции, чтобы подогнать под жизнь. В итоге мастера и начальники цехов теряли всякое понимание реальной трудоёмкости изделий. Рабочие, видя это, саботировали работу в первой половине месяца, заваливая план, вынуждая директора издавать приказ о работе сверхурочно, за что платились «пятерки» за каждый час переработки…

Поэтому советский человек в 1980-е годы уже, конечно, не верил ни в какой коммунизм: слишком сильно практика его строительства отличалась от теории. Эти несостыковки приводили к дисгармонии, заставляли многое переоценивать. Если с невозможностью достижения идеала стало всё понятно из самой жизни, то для того, чтобы критически разобраться с марксистско-ленинской трактовкой происхождения жизни, пришлось заниматься в библиотеках. Очень сильно помогли работы академика Опарина, которые не имеют никакого отношения к науке: происхождение жизни в них просто живописуется как жанр фантастики. Короче: на месте казалось бы стройной философии материализма образовалась большая дыра: её надо было чем-то заполнять. Впоследствии также помог Данилевский, который самым главным трудом своей жизни считал не «Россию и Европу», а «Дарвинизм», в нём он подверг убийственной критике теорию происхождения видов путем естественного отбора.

Со временем я решил исследовать социализм в виде кооператива. С 1988 году мы с друзьями открыли кооперативы по торгово-закупочной деятельности, деревообработке и дорожному строительству. Отношу себя к «СССРовским» предпринимателям. Три года работы свободным предпринимателем в советский период очень многое дали для понимания главных ошибок государства: нельзя планировать из одного центра абсолютно всё – от производства зубных щёток до самолётов. Первые предприниматели, по сути, стали выполнять функцию «поправочной экономики»: делали оперативно то, до чего руки у государства не доходили. Не надо было Горбачёву одновременно проводить и политические и экономические реформы. Надо было наряду с кооперативами, а затем и частными предприятиями, созданными с нуля, просто разрешать госпредприятиям работать на открытый рынок, уменьшая госзаказ. Затем проводить приватизацию торговли, сферы услуг, общепита, такси; затем – предприятий будущего «среднего» бизнеса, которые работают на конкурентном рынке… и т.д.

В этот период я начал быстро двигаться к Церкви. Теперь понимаю, что если человек ищет смысл жизни, то Бог его не оставит. Сижу как-то, смотрю по телевизору съезд народных депутатов. Чувствую, что-то режет глаз в картинке. Понимаю: какие-то «дядьки» в одеждах, которые я видел только в фильме «Иван Грозный». Смекаю, что это церковное начальство в одежде, не изменившейся за тысячу лет истории России. Если одежда не изменилась, значит сам институт Церкви не изменился. Стоп. А какой еще светский институт в России не изменился? Нет такого. Значит истину надо искать в Церкви.

Очень скоро именно из церковной среды в мою жизнь пришла книга Данилевского «Россия и Европа», с ней нас познакомил отец Николай из Крыма. А он, в свою очередь, узнал о Данилевском благодаря тому, что стал участвовать вместе с активистами и родственниками Данилевского в восстановлении его могилы. Данилевский был похоронен в своем имении Мшатка (около Фороса), потом могила была закатана в асфальт, на этом месте проводились пионерские линейки и костры. Крымские активисты проделали громадную работу.

В 2015 году наш институт проводил конференцию вместе с Госсоветом республики в Симферополе. После неё власти Крыма присвоили могиле Данилевского статус памятника республиканского значения. А после Ливадийского форума 2019 года, в котором участвовал наш институт, по инициативе Валентины Ивановны Матвиенко и Главы республики Крым Сергея Аксенова могиле Данилевского присвоили статус памятника федерального значения. Я думаю, надо на части имения ученого сделать музей, библиотеку, гостиницу с конференц-залами и проводить там научно-образовательные чтения имени Данилевского.

– В чём заключается актуальность, востребованность учения Данилевского в сегодняшних реалиях?

– Посмотрите на карту: как резко обострились проблемы на границах России. Украина рвётся в Европу и НАТО, находится под внешним управлением США, взят курс на ликвидацию русского языка. Лукашенко по-прежнему играет в «многовекторность», сужая возможность интеграции. Грузинская элита настроена антироссийски. Что самое удивительное – и армянская. Казахстан взял курс на отказ от кириллицы в пользу латиницы, чтобы уйти из русского цивилизационного пространства в западное и протурецкое. В Закавказье пришла Турция, которая вдруг осознала себя лидером тюркской цивилизации, и уже не только интригует в тюркских странах «исторической России», но стала по факту стороной военного конфликта между Азербайджаном и Арменией; планирует вместе с Израилем использовать территорию Азербайджана как плацдарм для «давления» на Иран. Вероятность военного уничтожения Ирана резко усилилась: слишком велик соблазн для США разбомбить его, как Ирак, и создать не одно террористическое государство, «освободив» для этого до 20-30 миллионов иранских азербайджанцев для создания зоны управляемого хаоса во всех республиках Средней Азии и т.д.

В случае успеха этой стратегии Запада дестабилизация перекинется и на Россию: в России проживает много народов тюркского происхождения. Нет никаких сомнений, что без обретения собственной самобытной национальной идеологии и стратегии исторического движения России в качестве руководства к действию Россию ждут ещё бОльшие потрясения, чем те, которые мы пережили с развалом СССР. Такая идеология и стратегия с чёткими национальными интересами содержится в цивилизационной историософии Данилевского. Наша задача её освоить, применить к анализу прошлого и настоящего и увидеть черты «Образа будущего» России, которые будут очень привлекательны для всех народов страны. С позиции учения Данилевского можно объяснить феномен «возрождения» идеи пантюркизма и доказать, что она является следствием старой англо-саксонской интриги Запада против России, который всегда использовал в этих целях Турцию; что в случае исторического поражения России Запад не даст реализоваться этой идее и устроит из всех территорий тюркских народов зону управляемого хаоса. Неисчислимые беды ждут все народы России в случае нашего поражения.

Вопрос объединяющей национальной идеологии стоит как никогда остро – более остро, чем даже в 1917 году. Наш исторический противник, Западная цивилизация, объединён и как и во времена всех русско-турецких войн подстрекает Турцию к наступлению на наш географический пояс безопасности, но уже через идею «Великого Турана». Но национальную идеологию невозможно больше искусственно конструировать, как это было сделано в советский период. На это просто нет необходимого запаса энергии общественных творческих сил.

– А что такое национальная идея по Данилевскому, если коротко?

– «Общее» в национальных идеях всех народов – это благо своего народа-нации. А вот «особенное» – в путях достижения этого блага. Цель реализуется только в средствах её достижения, поэтому путь к цели должен быть в гармонии с требованиями народных начал государствообразующего народа-нации. Для России в этом нет никаких проблем в силу описанных выше типичных черт русского народного характера, которые на бытовом уровне не оборачиваются чувством превосходства над человеком другой национальности, в отличие от состояния дел на Западе, особенно в США.

В силу драматизма нашей истории русскому народу в петровской России отказано было в субъектности из-за перехода высших сословий в европейскую цивилизацию, в советской – произошло то же самое, только через попытку создания новой исторической общности –«советский народ». Сегодня для обретения национальной идеологии элита России должна самоопределиться как элита русской гражданской политической нации независимо от своей национальности. Прежде всего это должны сделать сами русские, а мы разобщены различными искусственными теориями, не имеющими отношения к действительности. К тому же, большая часть элиты встала на старые грабли: болезнь «европейничанья» возвращается. Поэтому мы сами не даём возможности гражданам других национальностей идентифицировать себя русскими татарами, русскими чеченцами и т.д. А эта идентификация жизненно необходима: как я уже говорил, за рубежом нас всех совершенно верно считают русскими.

– Значение идей Данилевского для геополитики понятно. А как согласно его учению Россия должна устраивать внутренние дела?

– Данилевский специально ушел от прогноза основных черт будущего общественно-экономического строя, указав, что это задача непосредственно самобытного творчества народа в соответствии с чаяниями (требованиями) своих народных начал. Но оставил нам главный прогноз о том, что именно России выпала задача впервые в истории всех цивилизаций удовлетворительно решить задачу организации общественно-экономической сферы. Этот прогноз сделан им в соответствии с введённым им же пониманием прогресса. В отличие от западного понимания прогресса, отождествляемого с линейно восходящим историческим движением через последовательно сменяемые формации, с заменой коммунизма на «глобализм», или даже только с научно-техническим прогрессом, понимание прогресса Данилевским другое. Он доказал, что прогресс заключается в достижении той или иной цивилизацией высших форм организации в той или иной сфере культурной деятельности, которые должны соответствовать высокой духовной природе человека, отвечая принципу красоты, который он считал основополагающим в самом деянии творения Богом нашего мира и, конечно, в гармоничном сочетании этих результатов между собой.

Разделяя все сферы культурной жизни на четыре разряда – религиозную, политическую, общественно-экономическую и собственно культурную (художественную, научную и технико-промышленную) сферы – Данилевский показал, что греки достигли совершенства (прогресса) в художественной сфере; евреи – в религиозной, дав миру христианство; римляне – в праве; народы западной цивилизации – в политической, научно-технической и художественной сферах. Но никто из них не решил задачи устроения общественно-экономической жизни на таком же достойном уровне, как в других сферах, ибо нельзя считать таковым высоким устроением рабство и феодализм. Всемирно-историческая миссия достижения прогресса в общественно-экономической сфере выпала на долю России. Таков главный вывод учёного в конце книги.

И что мы видим, обращаясь к недавнему советскому прошлому? Именно Россия-СССР сделала такую попытку, и она сорвалась только потому, что строилась на идее возможности достижения земного рая – идее, категорически не соответствующей народным началам русской нации. Советское руководство не смогло «вырулить» на дорогу строительства «социализма с русским лицом» во время косыгинских реформ 1960-х годов, потому что наряду с решением первой задачи преодоления разделения русского народа на два оно противодействовало полному проявлению субъектности русского народа как государствообразующего, устраняя его из истории, перековывая его в «советского».

В этом наше отличие от Китая, который смог решить свою аналогичную задачу, потому что перед ним не стояла проблема китайского народа, разделенного на китайское простонародье и «японствующие» высшие сословия. При Дэн Сяопине компартии надо было отказаться всего лишь от одного принципа – полного огосударствления всей экономики. У советского руководства, измотанного недавней войной и памятью о репрессиях, просто не хватило пассионарности на необходимый рывок.

Нам надо понимать, что мы не сможем достойно ответить на новые геополитические вызовы, если не определимся с принципами организации общественно-экономической сферы, адекватными культурно-историческому коду русской нации. Для этого, как ни странно, есть и положительный ресурс, несмотря на гигантские потери из-за безумной приватизации. В отличие от ситуации реформ 1960-х годов, когда мы были бы вынуждены двигаться на ощупь в неизвестное, сегодня мы располагаем всем опытом советского периода и всем опытом последних 30 лет. Можно определить эволюционный путь движения к нашему «Образу будущего» с наименьшими ошибками. Цивилизационная историософия Данилевского нам будет в помощь.

– Какие ваши планы на ближайшее будущее?

– План один: обратить внимание общества и государства на необходимость организации самого широкого празднования 200-летнего юбилея Николая Яковлевича Данилевского. Программу нашего АНО «Институт русско-славянских исследований имени Н.Я. Данилевского» надо поднять до государственного уровня. Своими силами мы кое-что делаем: готовим издание собрания сочинений Данилевского, проводим конференции, создали Экспертный клуб Данилевского, оценки которого представляем пока в основном на Телеграм-канале «Россия не Европа», возможно, ютуб-канал откроем. Но этого очень мало для такого юбилея.

– Чего вы ждете от празднования юбилея Данилевского в 2022 году?

– Общественный консенсус при оценке причин драматизма нашей истории, формировании «Образа будущего» и эволюционных путей к нему. Мы понимаем, что одним из условий достижения такого консенсуса должна стать самая широкая общественная дискуссия, в которой должны быть представлены и критически осмыслены все точки зрения общества.

Эта громадная работа требует участия основных научных заведений страны, общественных и государственных деятелей. Такой результат не под силу нашему скромному негосударственному институту, которому, правда, в следующем году уже 20 лет. Всё-таки мы – небольшой коллектив гражданского общества на самофинансировании, наших сил явно недостаточно для решения такой масштабной задачи.