Мода или необходимость? “Мусорный протест” россиян начинает объединять регионы

Журнал Онлайн Комментировать

Мода или необходимость? “Мусорный протест” россиян начинает объединять регионы

Это дело последнее — взять и выйти на площадь ради того, чтобы громогласно выразить свое «фи» на проводимую политику местными или федеральными чиновниками. Однако нужно разделять, когда массовый протест становится последним способом отстоять свою позицию, ценою задержаний, арестов, почти становится частью реноме из-за попадания в негласные «черные списки» и т.д.

Выход на митинг воспринимается гражданским подвигом в стране, когда власть привыкла смотреть и разговаривать со своим народом не как с равным по правам субъектом, а с чем-то абстрактным, несформированным и немым, ведущим свою жизнедеятельность где-то внизу. Из-за малой огласки, кажется, что россияне продолжают топтаться на этом низшем уровне гражданского развития, где личные интересы давно возложены на алтарь в угоду государственных задач. Но это не так, мы стали ответственнее за свое будущее. Это заметнее, чем когда-либо.

Франция

В минувшую субботу французы в очередной раз вышли в «желтых жилетах», чтобы выразить недовольство проводимой политикой. Этот всплеск гражданской агрессии собрал людей на улицах Франции в 31-ый уикенд. Журналисты говорят о семи тысячах протестующих, полицейские озвучивают о неполной тысячи «желтых жилетов» в Париже. Видно, что настроения у французов меняются, пар всеобщего недовольства выходит по мере того, как требования становятся все более размытыми.

Для сравнения — в первый день протестов 17 ноября на демонстрациях по всей стране насчитывалось порядка 300 тыс. человек. С самого начала на улицы выходили из-за роста цен на бензин, но в дальнейшем к протесту стали присоединяться все остальные недовольные. Каждая такая суббота приводит к стычкам с полицией, которая не стесняется иной раз использовать запрещенные методы подчинения толпы. неделю назад в городе Монпелье стражи правопорядка применили слезоточивый газ и водометы.

Китай

Июнь стал для Гонконга самым беспокойным месяцем за последнее десятилетие. В воскресенье, 9 июня, на улицы вышло больше 2 миллионов горожан, из которых местная полиция задержала только семерых. Правда, без слезоточивого газа и здесь не обошлось.

Через три дня тысячи митингующих гонконгцев добились того, что неугодный им законопроект был отложен на неопределенный срок. Они заблокировали здание Законодательного совета, где должно было состояться второе чтение непопулярной инициативы. В ходе возникших столкновений полиция вновь применила слезоточивый газ, дополнив его резиновыми пулями — ранения получили 80 человек. Возобновить работу правительственный комплекс Гонконга смог только через неделю, когда протест стих. Для территории с населением 7,5 миллионов протест получился массовым.

Волну недовольства вызвал законопроект об экстрадиции, который разрешит материковому Китаю получать тех, кто по мнению Пекина скрывается от правосудия на территории с особым административным статусом. Если не усложнять, то гонконгцы вышли на площади, чтобы отстоять свою автономность и защитить правозащитников, которые обвиняют Китай в чрезмерное вмешательство в дела Гонконга. Кстати, остальные китайцы последние 30 лет воздерживаются от проявления своей гражданской активности таким наглядным образом. Возможно еще жива память по “событиям 4 июня”, когда на центральной площади Пекина отказавшиеся свернуть протест студенты были убиты военными.

Казахстан

То, что стало возможно в Гонконге, невозможно в Казахстане. В новопереименованой столице Нур-Султан и Алма-Аты четыре дня шли антиправительственные митинги, которые совпали с инаугурацией президента Токаева. Большой цифры митингующих в эти дни вы не найдете, потому что все протесты были рассредоточены и собирали по несколько сотен человек. Гораздо больше говорит о себе цифра числа задержанных.

По данным МВД, с 9 по 13 июня на несанкционированных митингах было задержано около 4 тыс. человек. Если три тысячи задержанных отпустили в течение трех часов, то остальным пришлось заплатить за участие в акции более существенную цену. Больше 670 активистов через суд получили административный арест, а еще три сотни участников выплатили штраф. Кстати, спецсредства для разгона толпы казахстанская полиция не применяла, ограничившись исключительно стандартными методами. При этом за несколько дней митингов пострадало 300 полицейских, шесть из которых с тяжелыми травмами находятся в госпитале. Протестующие использовали арматуру, камни и палки, нанося полицейским черепно-мозговые травмы и переломы голени, отчитался в правительстве министр внутренних дел Казахстана. Он же посоветовал получившим телесные повреждения гражданам обратиться в прокуратуру, которая также может дать правовую оценку задержаний.

Общий синдром

На следующий день после разгона митингующих в Казахстане министр информации и общественного развития Даурен Абаев на центральном телевидении назвал митинги “общемировой практикой”, расценив арест тысяч гражданских активистов делом нормальным: “...несколько сотен демонстрантов на улицах Алма-Аты и Нур-Султана не должно восприниматься как что-то экстраординарное. Это нормально. Ничего страшного не произошло”. Он также похвалил работу полиции, которая, “может, и перестаралась”, но смогла обеспечить порядок на улицах.

Когда в рамках нормальности на федеральном уровне начнут восприниматься многодневные массовые протесты, тогда мы потеряем последнюю надежду на какие-либо изменения. До казахстанского  авторитаризма Россия пока еще не дошла, что несколько успокаивает.

По крайней мере, несколько дней локального протеста в Екатеринбурге смогли привлечь внимание к проблеме, заставив одновременно президента Владимира Путина дать свердловскому губернатору ценное указание —  прислушаться к голосу народа. История с застройкой сквера на набережной была отыграна назад, хотя ранее вопрос казался уже давно решенным делом. Из пяти тысяч митингующих было задержано около 90 человек, которые получили штраф от 10 до 20 тыс рублей. Это вселило надежду на то, что при подходящем стечении обстоятельств власть все-таки может идти на уступки общественности.

Россия

Что изменилось? Защищенный сквер в Екатеринбурге стал одной из первых побед граждан России, которые, в какой-то степени при подаче и поддержке оппозиции, второй год пытаются отстоять свои естественные права на достойную и комфортную жизнь в стране. Если непопулярная пенсионная реформа заставила говорить о социальных проблемах, то в 2019 году протестные настроения дополнились экологическими проблемами. Теперь россияне раздражены мусорной реформой. В феврале протесты под лозунгом “Россия не помойка” прошли по разным данным в 25-30 регионах страны. По оценкам АНО “Институт региональной экспертизы”, особенно высокий уровень общественной напряженности мусорная проблема создала в Архангельской и Тамбовской областях, где первая не хочет превращаться в мусорный полигон для москвичей, а вторая бурлит из-за желания местных властей рекультивировать свалку, рядом с которой им приходится жить. В июне митинги против создания мусорных полигонов в обозначенных регионах продолжаются. В воскресенье, 16 июня, против строительства полигона на станции Шиес высказалось две тысячи жителей Северодвинска (Архангельская область).  

Политтехнолог и электоральный юрист Олег Молчанов уверен, что ситуация в регионах в ближайшее время не сможет стабилизироваться. Связано это, прежде всего с тем, что люди теряют терпение. Пусть протестная гражданская активность становится в какой-то степени требованием времени, но стабильность каждого конкретного государства в конечном счете зависит от желания власти взять на себя ответственность за будущее своего населения. Политика — искусство работать с компромиссами.       

Граждане всего мира все больше заботятся о своем здоровье, здоровье своих детей. И роль экологии, сосуществования цивилизации и природы с каждым годом все возрастает. Это общемировой процесс и то, как каждая страна справится с этой проблемой, говорит о развитии общества этого государства. Наиболее важные проблемы общества — это те, которые связаны с правами каждого. Каждый хочет дышать чистым воздухом, пить чистую воду. Активисты теперь не настолько боятся подброса наркотиков и т. д. Пока Россия отстает в вопросах защиты экологии, о чем говорит мусорная реформа. Это усугубляется желанием конкретных операторов украсть значительную часть денег населения, Митинги будут продолжаться, я уверен. Степень общественного недовольства достигла той точки, что любая капля может переполнить чашу терпения. Последствия будут печальны для власти на всех уровнях.

— Олег Молчанов, политтехнолог, электоральный юрист, член Российской ассоциации политических консультантов (РАПК)  

Поддержать жителей Архангельской области, протестующих против строительства мусорного полигона для захоронения и утилизации отходов Москвы и Подмосковья, решили также активисты из Санкт-Петербурга. Создание на станции Шиес мусорного полигона они вывели из региональной повестки в общероссийскую, также громогласно заявив: “свалка на болотах севера ударит по экологии наших морей, а дальше и всей планеты”. На митинг вышло 700 человек. 

Биологи бьют тревогу, подчеркивая, что при строительстве полигона ТБО на станции Шиес загрязнители попадут не только в почву и воду, но и в воздух. Причем большая часть выбросов направится на северо-восток, где живет много людей. Больший вред от свалки получит не столько жители Архангельской области, сколько соседней республики Коми. Об этом сообщил кандидат биологических наук, руководитель рабочей группы президиума Коми НЦ УРО РАН по вопросам возможного строительства экотехнопарка Владимир Елсаков. В начале июня строительство полигона на станции Шиес собрало рекордный митинг в столице республики Сыктывкаре, где на площадь по экспертным оценкам вышло до 8 тыс человек. Акция протеста была согласована с властями.

Сложнее проявлять свою гражданскую позицию тогда, когда власти не дают для этого места. В Красноярске из-за нежелания местных чиновников пускать митингующих к себе на Красную площадь акция протеста “Чистое небо” так и не состоялась. На отдаленные городские скверы, которые им предлагает горадминистрация, активисты не согласились. Сейчас суд признал незаконным решением городских властей не согласовывать митинг на центральной площади Красноярска, где активисты рассчитывали сегодня собрать 1,5 тыс. человек. В краевой столице периодически объявляются неблагоприятные метеоусловия. Периоды, когда над городом опускается смог, красноярцы называют режимами “черного неба”. В прошлом году город под “черным небом” прожил 40 дней.

Гражданская активность у нас развивается не благодаря, а вопреки. Пусть митинги редко приводят к желаемому результату. Но в последнее время намечается объединение на волне протестов сразу нескольких регионов, как это сейчас происходит по ситуации с мусорным полигоном в Архангельской области. Люди готовы участвовать в демонстрациях, которые касаются не только их, но и таких же как они. И это, еще пока до конца не сформированное политическое соучастие, может рисовать действующей власти не радужные перспективы. Им придется смотреть на нас, как на равных, если нас станет больше.

Фото на превью: vk.com/chelovek_90x

Ксения Ширяева

Arctic™
  • К чему на ваш взгляд приведет ситуация с журналистом Иваном Голуновым?

    Всего проголосовало: 127

    Смотреть все опросы
Еще Журнал Онлайн
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.