«Совсем другой курс и другая история». Личный консультант Бориса Ельцина дал интервью о том, как изменилось положение губернаторов при Путине

Журнал Онлайн Комментировать

«Совсем другой курс и другая история». Личный консультант Бориса Ельцина дал интервью о том, как изменилось положение губернаторов при Путине

На вопросы «Регионов России» ответил известный российский политолог Игорь Минтусов, который был личным консультантом по имиджу Бориса Ельцина на выборах в 1996 году. Он рассказал, как Россия от федерализма перешла к философии единения вокруг Кремля. В какое положение нацпроекты вгоняют нынешних губернаторов, и перед кем теперь они вынуждены нести ответственность в первую очередь.  

Игорь Минтусов Фото: Ок

Губернаторы при Ельцине

Когда одновременно с выборами РСФСР Ельцин избранным в 1991 году главам регионов Шаймиеву, Собчаку и Попову сказал, что во всех делах приоритет за ними, а не за федеральным центром, то это стало своеобразным благословением губернаторов на самостоятельную политику. Зачем это было нужно первому президенту? Зачем ему нужны были сильные регионы?

Минтусов И.Е.: Учитывая, что первого президента уже нет в живых, а вопросы задаются почему-то мне — отвечу банальностями. Политическая философия Бориса Ельцина заключалась в том, что губернаторы должны быть демократически избранными и сильными региональными политическими фигурами для того, чтобы нести ответственность перед своими избирателями, с одной стороны, а с другой — самостоятельно работать на местах. Глава субъекта федерации должен принимать решения и нести за это ответственность — такая была философия на первых этапах становления нового российского государства.

Вручение Государственных наград РФ руководителям субъектов РФ 1997 год. Фото: Ельцин центр

Как поменялись приоритеты после ухода Ельцина? Процесс централизации власти начался уже в последние годы при нем или после, при Владимире Путине?

Минтусов И.Е.: При Борисе Николаевиче политические приоритеты оставались неизменными. Перемены начались в начале «нулевых», особенно сильно это стало заметно в 2003-2004 гг, когда резко возросла роль административного ресурса, во время организации выборных кампаний в частности. Федеральный центр стал активно воздействовать на результаты выборов за счет того, что создавались максимальные помехи и проблемы для не поддержанных Кремлем кандидатов. Параллельно одобренные Центром кандидатуры получали максимальные преференции. Такая смена приоритетов объяснялась вышедшей на передний план идеей о якобы разваливающейся и слабой России, для которой необходим сильный центр, удерживающий все регионы вокруг единого стержня центральной оси. Это философия единения. Кстати, так и название партии появилось «Единая Россия». То есть изменилась внутриполитическая идеология.

О работе на Путина

Владимир Путин и Борис Ельцин начало двухтысячных Фото: ТАСС

Вам приписывают цитату, в которой Вы заявляете, что работаете как профессионал, но выбираете политиков, прежде всего, как гражданин. Стали бы Вы сегодня работать в администрации Владимира Путина?

Минтусов И.Е.: Это вопрос сложный и зависит от совершенно конкретного предложения в конкретной ситуации. Конечно же, я не могу сказать, что однозначно бы стал, но и не могу сказать однозначно, что не стал бы. Здесь все зависит от того, была бы у меня возможность влиять на конкретную политическую ситуацию на моем рабочем месте, у моего рабочего «станка». И насколько это будет соответствовать или не соответствовать личным убеждениям. Поэтому я затруднился бы ответить на этот вопрос.

Несамостоятельные губернаторы

Губернаторы сейчас являются куда менее влиятельными фигурами, чем они были при Ельцине.  Сегодня фактически кандидат на пост губернатора выбирается Кремлем Фото: belprauda.org

Как сильно изменилась региональная политика с уходом Бориса Ельцина?  

Минтусов И.Е.: Губернаторы сейчас являются куда менее влиятельными фигурами, чем они были при Ельцине. Тогда губернаторы определялись волеизъявлением граждан данной территории, административный ресурс влиял на этот процесс на порядок меньше по сравнению с тем, что происходит сейчас. Сегодня фактически кандидат на пост губернатора выбирается Кремлем и, де-юре и де-факто кандидатам, «одобренным» Кремлем создаются максимально благоприятные условия на выборах  по сравнению с конкурентами от оппозиции. В этом смысле губернаторы сейчас куда более зависимы от Кремля, чем от населения регионов, потому что в первую очередь им нужно оказаться «избранниками» Кремля и попасть в кремлевский шорт-лист кандидатов на пост главы региона.

Губернаторы-тяжеловесы «нулевых» и сейчас. Кто сейчас руководит территориями? Не мешает ли им самим эта частая сменяемость, когда ежегодно происходит около 10 отставок?

Минтусов И.Е.: Здесь вопрос связан исключительно с тем, по какому критерию мы оцениваем (не)успешность действий того или иного губернатора. Много вариантов ответов может быть. Если успешность оценивается по степени его лояльности к федеральному центру и количестве голосов, поданных за «Единую Россию» на региональных или федеральных выборах, то это одна система оценок. Другой подход, это когда социально-экономические показатели региона становятся главными в оценке деятельности губернатора. И третья система оценок связана с общественным мнением населения региона в целом или на выборах, если они проходят в конкурентной борьбе. Там, где в итоге побеждает «народный избранник». И это будет главным фактором для оценки работы главы региона. Поэтому в зависимости от того, какой фактор в голове держит эксперт, отвечающий на этот вопрос, он и даст ответ, причем, манипулятивный.  Есть три разных варианта в зависимости от той системы критериев, которую использует эксперт. Сказать однозначно, не фиксируя тот критерий, по которому оценивается губернатор, нельзя. В противном случае это будут ответы, исходя из разных логических оснований.

Фото: ТАСС

Можете ли Вы сказать, что со времен Ельцина полномочия у губернаторов только сокращаются?

Минтусов И.Е.: Да, могу, так сказать. Полномочия губернаторов становилось все меньше и меньше. Это такая очевидная тенденция, которая, на мой взгляд, делает глав субъектов федерации все более зависимыми от федерального центра.

И с чем это связано? Сейчас боятся сильных регионов или считают, что страна слишком слаба, чтобы сохранять целостность при относительно независимых территориях?

Минтусов И.Е.: Здесь другая философия построения государства. Одним политикам кажется, что страна слабая и может развалиться, поэтому надо укреплять власть вокруг центра принятия решений. Другие наоборот считают, что сила в регионах, поэтому необходимо развивать федерализм. Это связано, повторяю, с той философией, которую разделяет политик, находящийся у руководства страны.

А можно это считать продолжением курса, который был задан в последние годы Ельциным, или происходящее сейчас — совсем другая история?

Минтусов И.Е.: Скорее нет, чем да. Думаю, что это совсем другой курс и другая история.

Согласны ли Вы с тем, что нацпроекты стали еще одним итогом завышенного спроса федерального центра с региональных властей? Когда при сохранении текущего положения в перераспределении налоговых доходов ответственность за результаты федеральных программ в социальной и экономической сферах перекладывается на плечи губернаторов?

Минтусов И.Е.: Все так и происходит. Количество налогов, которыми может распоряжаться регион, постепенно снижается, вместе с этим возрастают нагрузки на региональные бюджеты. Можно сказать, например, что требования, которые предъявляются, должны вести к росту эффективности расходования средств из региональных бюджетов, и это можно было бы одобрить. Но также это можно оценивать и негативно, потому как у регионов итак нет денег, а нагрузку на бюджет им только увеличивают. Это все равно, если на советском заводе рабочим цеха поставили бы задачу по увеличению производительности труда, никак не связывая ее с количеством имеющихся ресурсов или с увеличением заработной платы у рабочих. Просто бы требовали работать более эффективно при прежних исходных ресурсах. По этой же схеме, сейчас от регионов добиваются необходимых показателей по нацпроектам, на мой взгляд.

О Росселе и Кудрине, которые работали вместе с Ельциным

Эдуард Россель на выставке «Время первых» в Ельцин Центре Фото: Рамблер

На федеральном уровне из региональных политиков ельцинского периода остался только Эдуард Россель, который продолжает быть сенатором. Как бы Вы охарактеризовали этого деятеля тогда и сейчас?

Минтусов И.Е.: Без сомнения, это выдающийся регионал. Несмотря на то, что создал много проблем тогдашнему федеральному центру, в частности, Борису Ельцину. Тем не менее, он вписал свое имя достаточно яркими буквами в историю Свердловской области. Чего у него больше — достижений или промахов — об этом судить уральцам. Но насколько я понимаю, мнение о нем у местного населения сохранилось в общем и целом положительное.

От ельцинского периода на федеральном уровне есть еще и Алексей Кудрин, который, правда, региональной политикой не занимался, но в последнее время начал говорить в поддержку федерализма. Как считаете, это его возвращение в качестве главы Счетной палаты можно считать политическим возрождением или это просто вхождение в публичное поле?

Минтусов И.Е.: Кудрин однозначно находится на политической доске и является одной из фигур российской современной политики. Сомнений в этом нет. Он действующий активный политик, сохранивший свои либеральные взгляды, которые имел еще при Ельцине.

Фото на превью: ТАСС

Ксения Ширяева

  • К чему на ваш взгляд приведет ситуация с журналистом Иваном Голуновым?

    Всего проголосовало: 65

    Смотреть все опросы
Еще Журнал Онлайн
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.