СТРАНА И МИР Комментировать

Выборы в США и России. Ищем разницу

Пытаемся разобраться, как институт выборов работает в США, и почему не работает в России

Промежуточные выборы в США завершились. Американский лидер Дональд Трамп уже признал итоги кампании успешными и призвал две партии, расколовшие в результате Конгресс США на два политических блока, к объединению во имя осуществления экономического чуда. Помимо выборов в парламент во вторник американцы выбирали еще 39 губернаторов штатов.

Россия, благодаря выступлениям отечественных политиков, привыкла видеть в виднеющейся из-за океана голове дядюшки Сэма в цилиндре национального врага, далекого от российских реалий. Мы решили посмотреть, а насколько мы далеки от США в политической культуре и избирательном законодательстве. Нам есть с чем сравнивать, ведь недавно в нашей стране прошли избирательные кампании глав 26 регионов.

Деньги и конкуренция на выборах губернаторов в США

Весь мир пережил на этой неделе самые дорогостоящие промежуточные выборы во всей истории США.

Сумма средств, потраченных всеми кандидатами в ходе последних избирательных кампаний, составила примерно $5 млрд.(!). Об этом сообщил телеканал Fox.News со ссылкой на результаты исследования некоммерческого Центра ответственной политики, который отслеживает расходы на кампании. Более того, в этом году социологи зафиксировали удивительный всплеск пожертвований. Вложения в избирательные кампании частных спонсоров составили у республиканцев менее $1 млрд, когда за победу кандидатов от Демократической партии частные инвесторы заплатили более $1,3 млрд. Понятно, что за большинство демократов в Палате представителей выступали определенные интересанты, которым удалось привести “своих” в состав нижней палаты Конгресса США.

Кто платил за победу кандидатов на промежуточных выборах в США? Фигурально можно сказать, что свои деньги в избирательные кампании вложили финансово-промышленные группы (ФПГ), условно разделенные на две коалиции: промышленное звено и финансовый блок, которые составляют крупные банки и страховые компании.

Ранее мы писали, про особенность прихода Трампа в Белый дом, которая ознаменовала собой скрытую войну между финансистами и промышленниками. Причем 45-ый президент США в своих экономических реформах выступает за интересы промышленников и рабочего класса, что заставляет финансовый блок терять деньги. Поэтому они вкладываются в кандидатов от Демпартии, чтобы сместить баланс в Конгрессе США в пользу демократов, мечтающих подвести Трампа под импичмент. Промышленники наоборот довольны деятельностью Трампа и не хотят, чтобы он уходил. Поэтому тоже готовы были вкладывать “зеленые” в республиканцев по ключевым округам. Другое дело, что задача перед консерваторами стояла в том, чтобы сохранить влияние, а демократы добивались перехвата власти и были настроены более агрессивно. Следовательно, требовали больше денег.

В ключевом для республиканцев на этих выборах штате Флорида развернулась ожесточенная борьба между кандидатом от демократов. По словам бывшего федерального прокурора Флориды Кендалл Коффи, оба кандидата здесь потратили на рекламу и кампанию в целом $180 млн. Об этом сообщило агентство Associated Press. Равные крупные затраты и репутация обоих кандидатов сделали это противостояние двух партий просто непредсказуемым. С минимальным отрывом в 0,8% голосов избирателей штата, победил республиканец Рик Скотт, который подтвердил свой губернаторский статус. Его оппонент, сенатор-демократ Билл Нельсон теперь начала заявлять о взломе системы регистрации избирателей нескольких округов, который организовали якобы русские. По его мнению, “русские проникли в базы данных”. Минуя выяснение аргументов о “русском следе”, вынуждены заявить, что во Флориде решили пересчитать голоса из-за минимального отрыва кандидатов. Как сообщает издание Politico, автоматический пересчет голосов во всех 67 округах штата завершится 10 ноября.

Российские параллели

В России нет такого противостояния между двумя партиями. Все в стране уже привыкли к словосочетанию “партия власти”, под которым подразумевают “Единую Россию”, занимающую коалиционное большинство в российском парламенте.

Это сейчас в последнее время с падением рейтинга партии после повышения пенсионного возраста появилась новая традиция выдвигать кандидатов в губернаторы через процедуру самовыдвижения, особо не тиражируя партийность креатур Кремля. Например, так произошло с Олегом Кожемяко в Приморье, который сразу предусмотрел процедуру участия на выборах самостоятельных кандидатов. Теперь там минимум 7 самовыдвиженцев, выдвинувших себя в кандидаты губернатора “вспыхнувшего” региона. Вместе с Кожемяко. Из парламентских партий там только представитель ЛДПР Андрей Андрейченко, который будет играть роль спарринг-партнера для действующего врио.   

Если говорить о конкуренции, то на выборах губернаторов в России не получается таких неоднозначных результатов, как у коллег из США.

Разница между победителем и проигравшим кандидатом в губернаторы на промежуточных выборах получилась в некоторых штатах незначительной. Так противовес между действующим губернатором штата Висконсин, республиканцем Скоттом Волкером и победителем кампании, демократом Тони Эверсом получился в какие-то 1,5% голосов. Вообще, если посмотреть статистику того, как голосовали в минувшую среду в США, то замечаешь, что доли примерно равные между представителями двух партий.

В России сложилась другая реальность губернаторских выборов. На конечное голосование выходит четыре-пять кандидатов, где побеждает действующий губернатор или назначенный ранее президентом врио. Причем победитель кампании в среднем набирает более 60% голосов избирателей, а его оппоненты довольствуются результатом меньше, чем в 7% голосов.

Только в этом году выборный сценарий изменился, когда четыре региона вышли на второй тур выборов из-за того, что пропорция изменилась. Действующий главы не смогли пройти рубеж в 50% голосов из-за протестного голосования.

Люди готовы были выбирать малоизвестных “технических кандидатов”, лишь бы не поддерживать действующую власть. Так к власти пришли кандидаты от ЛДПР в Хабаровском крае и Владимирской области. По отработанным лекалам хотят кроить выборы в Приморье, представляя избирателям целый набор из самовыдвиженцев и коммунистических спойлеров. На последнем дыхании с административным катком в Хакасии борется молодой кандидат от КПРФ Валентин Коновалов, где второй тур состоится 11 ноября. Сложившееся нельзя назвать свободной политической конкуренцией. Уже из этого ясно, что между выборами в США и России огромная пропасть.

Чем выборы в США отличаются от выборов в России? 

Главным системообразующим отличием выборов в США является двухступенчатость. Этот принцип работает на выборах в США, но не работает в России. Поэтапность отражается на американской политической системе как в процессе дробления политических циклов, так и в особенностях выдвижения кандидатов.

По сути, промежуточные выборы в США трансформируют баланс сил между двумя исторически устоявшимися в стране политическими блоками в середине одного президентского срока. И в этом сокрыта глобальная мысль которая отсутствует в российской системе: нельзя допустить сосредоточения в одном институте или в одной социальной группе всей полноты власти.

У нас в стране такой установки изначально не было, поэтому глава государства стал источником и носителем власти в стране. 

Схема двухступенчатых президентских выборов предусматривает наличие выборщиков, которые единым блоком голосуют за президента и вице-президента. Выборщиков выбирают граждане. Выборы в Конгресс США и глав штатов проходят напрямую, также как в России, то есть выбирают всех избиратели. Разница на этом этапе в том, что в США сложилась двухпартийная система, где каждая из партий уравновешивает друг друга. И перед губернаторскими кампаниями как республиканцы, так и демократы проводят праймериз, в ходе которого их кандидаты ездят по округам, чтобы заявить о себе своим избирателям. Сугубо внутри партий проходят выборы, в ходе которых определяются списки кандидатов.

В нашей стране праймериз проводит только “Единая Россия”, так как для остальных партий такая процедура дорого обходится.

Опять мы упираемся в деньги. Дело в том, что свободную конкуренцию на выборах в США обеспечивает наличие меньших ограничений, чем в России. На родине дядюшки Сэма избирательные фонды никак не ограничены, чего нельзя сказать про нашу страну.

В России законодательно жестко ограничена максимальная сумма, которую может собрать и потратить как кандидат от партии, так и самовыдвиженец.

В США такой болезни нет. Однако главным финансовым источником избирательной кампании кандидатов в США — не деньги, поступающие в штаб кандидата, а средства, которые тратят в поддержку кандидатов комитеты политических действий (КПД), создаваемые для обслуживания их интересов. КПД профсоюзов, как правило, поддерживают кандидатов от Демократической партии, а КПД корпораций обычно работают в интересах кандидатов от республиканцев. Правда, с приходом Трампа эта пропорция изменилась не в пользу республиканцев, что видно, кстати, по бюджету демократов на этих промежуточных выборах.

Более зрелой избирательную систему в США делают и тот фактор, что американцы за долгие годы голосования научились отделять выбор национального лидера от конгрессмена и губернатора, который будет заниматься решением не стратегических, а реальных задач на местах.

У нас в стране все привыкли уповать на волю одного единственного главы, который может порешать и по поводу строительства больницы и по поводу детской площадки во дворе дома.

Гораздо более развитой американскую систему делает еще и четкое разделение политического функционала. Есть категория лоббистов, которые умеют воздействовать на конгрессменов, когда им платит какая-нибудь корпорация или частный интересант. Параллельно работают комитеты по этике, которые за очевидный конфликт интересов могут отстранить чиновника на любом уровне.

В России же закон о профессиональном лоббизме лежит с 1992 года, но о нем так никто и не вспомнил. Наоборот, из-за активности экс-прокурора Натальи Поклонской в Госдуме объединили комиссию по депутатским доходам с той, что занимается этическими проблемами парламентариев. Без действующего закона о лоббизме этот инструмент “сдержек и противовесов” не работает и сводится к рекомендациям.

И это только самые явные отличия, которые делают нашу систему неработающей и костной. Настолько, что теперь быть в российской политике самому по себе, т.е. самовыдвиженцем, более почетное занятие в глазах общественности, чем оставаться при системе.

Ксения Ширяева

 

Читайте нас также:
Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf

Одноклассники: @gosrf

  • Как вы считаете, каким будет рейтинг доверия президента Путина в 2019 году?

    Всего проголосовало: 110

    Смотреть все опросы
Еще СТРАНА И МИР
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.

Гость редакции

Александр Высокинский: Грамотная стратегия обеспечивает гармоничное развитие