Вудбридж°
69.65
Евро
59.08
Доллар
ПОЛИТИКА Комментировать

Все идеологии на «…изм» вызывают желание дистанцироваться

Нужна ли России государственная идеология? В продолжение дискуссии, открытой в журнале «Регионы России», свое мнение высказывает политолог, президент Института национальной стратегии Михаил РЕМИЗОВ.



29.12.16

Нужна ли России государственная идеология? В продолжение дискуссии, открытой в журнале «Регионы России», свое мнение высказывает политолог, президент Института национальной стратегии Михаил РЕМИЗОВ.

Михаил Ремизов: Все идеологии на «…изм» вызывают желание дистанцироваться

Вопросы национальной идентичности и формирования государственной идеологии обсуждались в Астрахани на заседании Совета по межнациональным отношениям. Речь шла о реализации Стратегии государственной национальной политики России. Прокомментировать ход дискуссии мы попросили политолога, президента Института национальной стратегии Михаила РЕМИЗОВА.


Михаил Витальевич, насколько вообще актуальны на сегодня эти темы?

– На мой взгляд, на заседании в Астрахани произошло смешение двух разных понятий: о российской нации и государственной политике управления межэтническими отношениями. Это абсолютно разные вопросы. Более того, системным дефектом нашей политики является то, что эти два вопроса постоянно рассматриваются вместе. Управление этнополитическими рисками – это одно направление, интеграция общества на базе единых ценностей – другое. Смешивать эти два направления – непродуктивно.

Надо ли принимать рамочный закон регулирования государственной политики в сфере межнациональных отношений? И уместно ли называть его законом о российской нации?

 – Государственная политика в сфере национальных отношений вполне может проводиться и в рамках существующей нормативной базы. Федеральное законодательство и региональные программы дают достаточно инструментов для того, чтобы такую политику проводить. Другое дело, что к самой этой политике есть масса вопросов, которые требуют политических решений. Например, Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН) не имеет для этого достаточно полномочий. Поскольку сама национальная политика носит межотраслевой и межведомственный характер, требуются более широкие полномочия и возможности по координации усилий самых разных ведомств – от министерства культуры до силовых ведомств. Здесь требуются полномочия уровня президента и его администрации, совета безопасности, правительства России.

Надо ли насаждать понятие «российская нация»? На мой взгляд – нет, не надо. В нашей стране основным «генератором» патриотической, национальной мотивации служат история и культура (т.е. по преимуществу что-то «русское»), а не официальные государственные институты (т.е. что-то «российское»). Это не значит, что лояльность общества к государству как таковому отсутствует. Но на глубинном уровне она коренится скорее в культурной и исторической лояльности, чем в преклонении перед конституцией, правовой системой, институтом гражданства, демократическими институтами и т.д. В некоторых странах – например, в США – эти формальные институты играют куда большую роль в национальном самосознании.


В нашем случае именно национальная культура – русская культура, русский язык и национальная память – это то, что на фундаментальном уровне держит нас вместе, причем независимо от происхождения. Потому что, по большому счету, единственное, что цивилизационно объединяет разнообразные народы российского пространства – это то, что все они в той или иной мере были подвержены влиянию русской культуры. Это основной фактор внутренней гравитации российского пространства, его константа. А такие факторы, как территория, т.е. официальные очертания границ, или конституционный строй оказываются скорее переменными – в нашей истории они менялись довольно часто и довольно существенно.

Это значит, что, если мы будем искусственно сдвигать акцент с культурно-языкового, культурно-исторического понимания нации на чисто территориальное и гражданское, то мы рискуем подорвать ту самую патриотическую лояльность, ради которой, казалось бы, все и затевается. Т.е. мы не столько учредим новую национальную общность, сколько подорвем существующую.

"День России. Если в этом празднике и был какой-то смысл, то он был связан с концепцией Российской Федерации как нового государства, вышедшего из СССР"

Кроме того, есть проблема соотечественников за рубежом. Я напомню о том, что в своей крымской речи президент признал положение русского народа как крупнейшей разделенной нации в Европе. Чисто территориальная модель «российской нации» отсекает русских за рубежом. И объяснить, скажем, присоединение Крыма в этих категориях невозможно. В Крыму жили носители русской культуры, русского языка и национальной памяти – но не «россияне» до 2014 года.

Повторюсь, границы нашего государства часто менялись. И, как недавно пошутил Президент, наши границы нигде не заканчиваются. То есть эти границы дышащие, они то вдыхают, то выдыхают пространство, меняются по ходу истории. Привязывать свое национальное единство к геометрии границ в нашем случае занятие неблагодарное.

 Насколько необходима сегодня государственная идеология?


 – Наиболее эффективной является та идеология, которая не называет себя таковой. Все идеологии, оканчивающиеся на «изм», не могут быть обязательными, и они вызывают у адресата этой идеологии (народа, общества) желание дистанцироваться. Но наряду с идеологиями в узком смысле слова есть идеологии в широком смысле. Это ценностно нагруженные картины мира, которые растворены в нашем языке и системе мышления, и в этом смысле все пронизано идеологией.

Все состоявшиеся нации и государства имеют такую систему символов, практик, ритуалов, через которые формируется и выражается лояльность граждан к своей стране. Разумеется, такая система символов и представлений – иногда ее называют «гражданский культ» – важна и для России. В каком-то виде, она, конечно, существует, но представляет собой плохо согласованное нагромождение разных исторических пластов. В частности, в постсоветский период в нее было привнесено слишком много элементов новодела, которые ее омертвляют. В их числе такие официозные праздники, как День России. Если в этом празднике и был какой-то смысл, то он был связан с концепцией Российской Федерации как нового государства, вышедшего из СССР. В этом отношении он плохо подходит для того, чтобы выражать единство разных эпох нашей истории.

Кстати, то же самое касается и понятия «российской нации». Если это – совокупность граждан РФ, то из нее выпадают не только наши соотечественники за рубежом, но и предыдущие поколения нашего народа. Российское гражданство – это не то, что нас с ними объединяет. Поэтому я и говорю, что наши представления о нации должны строиться не на формальных признаках – территории или паспорта, – а на культурно-языковой основе.

Интервью опубликовано в №127 (ноябрь-декабрь 2016) журнала «Регионы России», стр. 12



ПОЛИТИКА

Эксперт назвал указ президента об оценке эффективности губернаторов новой вехой развития внутренней политики России
Жириновский предложил на президентских выборах сделать второй тур обязательным
Кандидат в президенты России Владимир Михайлов предложил объявить 2018 год «Годом борьбы за свободу»
Новый указ Путина об оценке эффективности губернаторов приведет к изменению налоговой политики в регионах и сокращению льгот
Президент подписал закон об оценке качества социальных услуг СО НКО
В Госдуме поддержали поправки представителей ОНФ, увеличивающие господдержку НКО и региональных СМИ
С 2018 года оценка эффективности губернаторов будет зависеть от населения
Путин подписал указ об оценке эффективности губернаторов
Депутаты Госдумы единогласно приняли законопроект о СМИ–иноагентах
Путин обсудил с главами ДНР и ЛНР обмен пленными в Донбассе
Еще ПОЛИТИКА
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.