Сиэтл+22.21°
69.65
Евро
59.08
Доллар
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ Комментировать

Сергей Писарев: Будущая судьба России – это «Ноев Ковчег» или «Титаник»

О судьбе России, необходимости найти, наконец, свой вектор развития страны и цель. О том, как по новому должна формироваться Госдума, а также что и как для этого надо сделать размышляет президент Фонда «Русский предприниматель», автор концепции «Россия – Ноев ковчег», член партии «Гражданская Платформа», православный меценат Сергей Писарев в беседе с генеральным директором медиа-холдинга «Регионы России», политологом Ольгой Чернокоз

13.09.16

О судьбе России, необходимости найти, наконец, свой вектор развития страны и цель. О том, как по новому должна формироваться Госдума, а также что и как для этого надо сделать размышляет президент Фонда «Русский предприниматель», автор концепции «Россия – Ноев ковчег», член партии «Гражданская Платформа», православный меценат Сергей Писарев в беседе с генеральным директором медиа-холдинга «Регионы России», политологом Ольгой Чернокоз.


В поисках национальной идеи


Ольга Чернокоз:  Сергей Владимирович, я знаю,  что Вы уже давно увлечены русской национальной идеей, стали инициатором ряда концептуальных проектов, в том числе известной «Русской Доктрины». С чего все началось?

Сергей Писарев:  Во времена «перестройки» и эпоху Ельцина в нашем обществе слово «русский» было практически под запретом, приверженность патриотизму вызывала усмешку. Все это насаждалось захватившими власть и умы либералами и олигархами,  навязывавшими  России так называемую «либеральную модель» развития. Постепенно у тех,  кто видел губительность происходящего, переживал за страну и не собирался из нее никуда уезжать, появилось понимание, что нужно что-то делать, чтобы противостоять разрушению мозгов, за которым, естественно, шло разрушение страны. Нужна была пресловутая национальная идея. Однако все тогда об этом говорили, но никто не брался за ее разработку. Наконец, мы, представители среднего бизнеса, что называется, набрались наглости и решили рискнуть, попробовать что-то сделать в этом направлении, а там будь что будет.

ОЧ: «Представители среднего бизнеса» - слишком широкое понятие. Кто конкретно занялся разработкой Русской Доктрины?

СП:  В то время в Москве выходил журнал патриотической направленности «Русский предприниматель». Олег Костин был его издателем, редактором - Леонид Макуров.  Как-то они приехали в гости на Урал, и мы, как говорится, нашли друг друга – у нас было общее понимание ситуации и, поспорив и помечтав, решили рискнуть, попробовать сформулировать и представить обществу так называемую «национальную идею». Сначала пытались своими силами это делать, но не получилось. Первый этап вышел некачественным. Вместо выбывшего Л.Макурова, в команде появился Олег Виноградов. Со второй попытки удалось создать рабочую группу профессионалов.  За основу взяли коллектив, который уже сложился в издании, дополнительно пригласив ведущих российских специалистов, экспертов и, помолясь, приступили к делу. Сообща мы наметили основные векторы работы над Проектом и уже затем распределили ее по разделам. Так появилась «Русская Доктрина».

ОЧ:  Люди, которые писали доктрину, разделяли ваши идеи?

СП:  Да, конечно. Работали у нас только единомышленники. И в результате получилось то, что хотели и даже больше. Презентация прошла в Греции в 2005 году. Первый экземпляр, к слову, был отпечатан в типографии екатеринбургской епархии. Доктрину хорошо приняли, начали хвалить, мы такого даже не ожидали. Вернулись в Россию и решили разослать ее «випам» – депутатам, министрам, редакторам. Конечно, хотелось, чтобы доктрина попала и на самый верх, но не знали, как это сделать. Но «произошло чудо». У нас оказался знакомый, фамилию не назову, который был, что называется, вхож в администрацию президента. Передали ему документ вместе с  богородичной иконой с названием «Спасение утопающих». Вот такое мистическое совпадение получилось: «Русская Доктрина» и икона «Спасение утопающих».  В 2006 году ее материалы были использованы в судьбоносном послании Президента Федеральному собранию.

Задачей «Русской Доктрины» было прежде всего изменить мировоззрение с либерального на патриотический. Были в доктрине предложения и по экономике, и по образованию, и по госуправлению. Международный раздел соответствовал знаменитой «мюнхенской речи».

Было понимание, что документ, называемый «Русской Доктриной» и основанный на Православии, не будет конечным, так как он, по понятным причинам, не мог устраивать всех в России. Поэтому в 2008 году возникла идея концепции «Россия – Ноев ковчег», которая, на мой взгляд,  подошла бы для всех национальностей, конфессий, либералов, «красных», «белых» и т.д. Кратко ее суть описана: «Новая идеология для России». Там же, в разделе «Воплощение», сказано о том, что уже используется в обществе из того, что было предложено.

 

Диктат Вашингтона


ОЧ:  Я ознакомилась с предложенным материалом и у меня вопрос: А что не так на Западе? Разложение моральных ценностей?

СП: Не только. Идет комплексное разрушение того, что нас окружает, что создано Богом. Прежде всего природа: глобальное потепление, происходит уничтожение лесов, почвы, загрязнение рек, морей и океанов. Экономическая катастрофа: принятая Западом модель развития себя исчерпала, мало того, она подталкивает мир к третьей мировой войне. Долговой финансовый пузырь Запада в несколько раз превышает общую стоимость всех мировых реальных активов.

ОЧ:  У мирового правительства наверняка есть стратегия выхода из этой ситуации...

СП:  Есть, и она очень простая. Она уже сработала, когда был кризис в начале 20 века, и закончилась в 14 году войной и первым циклом обогащения Америки. Великая депрессия 30-х закончилась Второй мировой и еще большим обогащением США и превращением ее в мирового гегемона. Сегодня отрабатывают проверенный сценарий. Если война опять случится на территории Евразии, то Америка вновь останется островком стабильности. Поэтому США и подталкивают весь мир к войне. Проблема Европы в том, что западные элиты понимают, что им ничего хорошего не готовится. Но они ничего не могут и сделать. Как это происходит хорошо видно на примере Украины. Мы же помним, как Меркель узнала о том, что ее слушают. Везде жучки стоят. Ну и что? Ничего не произошло. Просто факт: Европа с 1945 года оккупирована США. Все значимые кадровые назначения в Европе происходят с разрешения Вашингтона. Европа сегодня – просто богатая американская колония. К тому же можно назвать и массу очевидных фактов, говорящих про кризис западной культуры, религии, семейных отношений. Собственно говоря, концепция «России – Ноев ковчег» и возникла, как попытка предложить в общих чертах спасительную альтернативу тому, что происходит вокруг. Так что будущая судьба России – это «Ноев Ковчег» или «Титаник».

ОВ: Вопрос по поводу политического устройства. Наше сейчас многими экспертами признается неэффективным. Какова, на ваш взгляд, должна быть политическая система у нас?

СП:  Мне кажется, что нужно начинать не с государственных институтов, а с цели, под которые они должны отстраиваться. Сейчас цель развития не ставится, к сожалению. Сначала надо понять, какие планы у России и ее народа хотя бы на ближайшие 50 лет. Пока же получается, что мы создаем систему управления не под цель, а под решение текущих проблем. Простой пример: в свое время полпредства президента создавались, чтобы  купировать проблемы сепаратизма и для контроля губернаторов. А насколько сегодня эта структура актуальна? Не является ли она уже лишним посредником в системе управления? Помните, в свое время, когда кроме ГУВД в регионах существовал окружной милицейский главк,  потом его убрали. Этого никто и не почувствовал. Никто не спросил - где же эта организация? Говорят, во Франции в министерстве здравоохранения трудится человек 20, а у нас, в Москве, квартал, полностью заполненный непонятными людьми. И сколько таких раздутых структур  в государстве?

Но в принципе, мне кажется, в основном у нас все примерно правильно устроено.  Президент должен быть, правительство должно быть, партии. Другое дело, что партии, на мой взгляд, должны создаваться по сословному принципу. Кое-что в этом направлении якобы присутствует -  например, есть партия предпринимателей, партия пенсионеров и т.п. Но в партии пенсионеров может не быть ни одного пенсионера, а предпринимателей от региона может представлять, скажем, ветеран спецназа. При формировании представительных органов по сословному принципу никаких выборов, в сегодняшнем их понимании, с личным восхвалением, черным PR-ом, шоу-дебатами без обязательств и моральных границ и миллиардами затрат в целом по стране быть не должно. В Госдуме должны трудиться делегируемые (а не избираемые) представители всех сословий российского общества: врачей, учителей, военных, фермеров, ученых, бизнеса (малого, среднего, крупного) и т.д. Которые, в свою очередь, выдвигаются от соответствующих сословий каждого региона в Госдуму, каждого муниципалитета – в Облдуму. Врачи предлагают врача, учителя – учителя, фермеры – фермера и т.д. Они же смогут максимально компетентно определить из своей среды самых достойных, профессионально дать наказ, профессионально за него  спросить и отозвать в любое время неоправдавшего доверия.  Что происходит сейчас, мы все прекрасно знаем и видим. Не удивительно, что от выборов к выборам (за исключением выборов Президента) интерес и доверие «электората» к этим мероприятиям, да и к самим народным избранникам», неуклонно снижается. Решения по графе «против всех» и порогу явки – доказательство тому.

ОЧ:  Получается, что к тому же у нас совсем нет конкуренции в политике, а на Западе есть. Хотя бы формально.

СП: Клинтон и Трамп – какая это конкуренция?  Это же не конкуренция, это шоу. Один представляет Ротшильдов, другая - Рокфеллеров. Выборная система была рождена во Франции и в Англии «представителями крупного бизнеса». Они придумали, как сделать так, чтобы управлять, не будучи королями: сначала отрезается голова королю, а потом объявляются свобода, равенство, братство и власть народа через выборы (хотя всегда побеждает тот, кто имеет деньги и СМИ). А народу навязывается мнение, что это их свободный выбор. Так везде, с небольшими нюансами и различиями, с учетом местной специфики, традиций, культуры.

Другое дело – выборы Президента. На них должны решаться глобальные вопросы направления развития государства – чего граждане хотят больше: «коммунизма» или «капитализма»; «национальной обособленности» или «общемировых ценностей»; «социалистической уравниловки» или «волчих» законов рынка»? Но уже после определения того, что хочет большинство, соответствующий лидер, неся персональную ответственность за итоги своего правления, должен обладать для этого достаточной полнотой власти. Ее вертикаль должна быть абсолютной: Президент назначает губернаторов, те – мэров. Иначе с выборами тех же  губернаторов получались анекдоты: то выбирут популярного в народе сатирика, то в отдельно взятой области, посреди «капиталистической» России, возвращаются  к строительству коммунизма. С выборами мэров еще нелепей ситуация: губернатор вроде как отвечает за регион, который состоит из муниципалитетов, избранные главы которых «подчиняются» (якобы) народу, а не главе региона. Помните, как в период либерального идиотизма 90-х на заводах дошли до выборов директоров и начальников цехов. После чего все эти предприятия стали дружно разваливаться и пришлось срочно «ущемить» права трудящихся.

ОЧ:  А как же роль общественности, ее активность? На Западе, в отличие от России, эта форма народовластия существует и отлично выполняет свои задачи.

СП:  Если бы это было так, тогда откуда берутся многомиллионные акции против произвола полиции? В Европе различные общественные структуры и объединения выражают недовольство антироссийскими санкциями, ну и что меняется? Кто-то посчитался с мнением сотен тысяч демонстрантов в Париже, которые выразили свое несогласие с легализацией однополых браков? И эти примеры можно продолжать до бесконечности. Как говорится: если нас будет интересовать ваше мнение, то мы его сформируем, а потом и выскажем.

ОЧ:  И все же там общественное сознание значительно отличается от нашего. Тоже приведу простой пример:  у нас некоторые граждане мусор прямо в подъезд выкидывают. Там такого нет. Почему?

СП:  Нет такого там, где живут люди богатые. А где обычные или бедняки, так им самый провонявший мочой наш подъезд покажется элитным. Это в Америке. А есть не Америка. Давайте съездим в Индию или Египет. Посмотрим, как там в подъездах. Ну, и еще дело в том, что после 1917 года, когда нашему народу мозги запудрили, мы убили Царскую семью, вырезали всю интеллигенцию, аристократию,  духовенство. Все люди, которые являлись носителями культуры, были уничтожены. На Первую мировую, а потом и на гражданскую войны ушли лучшие мужики. На Вторую мировую тоже.  Как-то в разговоре  на эту тему с одним  английским политиком, он тоже спросил, почему у нас в подъездах грязно. Ему ответили: представьте, что с английской элитой и ее генофондом произошло то же, что в России и какие бы тогда у вас были подъезды? Конечно, кто-то остался, кого-то воспитали из «рабочих и крестьян». Но таких людей крайне мало. Кто у нас сейчас «элита»? Пугачева, Б.Моисеев, Собчак, Макаревич..? Раньше такой «элите» простой дворянин не разрешил бы сесть за один стол.  Современные писатели-классики – это какой-нибудь Акунин или Улицкая. А до «революции» даже Достоевскому и Толстому нужно было еще доказывать свою «профпригодность» среди действительно высокообразованной элиты.

ОЧ:  То есть на Европу равняться вряд ли стоит, как, впрочем, и на Америку. Там много такого, что для нас неприемлемо. 

СП:  Многим кажется, что чем больше демократии, тем больше денег, тем богаче государство и общество. По-моему, на самом деле, все наоборот: демократия – это всего лишь «заразный грибок» на лбу «золотого Тельца».  Пока есть деньги, можно поболтать о демократии и ее «непреходящей ценности». Но как только их становится критически мало, почему-то те же ее «столпы» (США, Рузвельт, «Великая депрессия») становятся самыми обычными диктаторами, подтверждая мою мысль о следствиях и причинах. Вспоминая же об источниках богатства «западных демократий», почему то на память сначала приходит бесплатный рабский труд миллионов негров США, грабежи колоний европейцами прежде, или нефтяных богатств Ирака, Ливии сегодня. А еще – долларовый финансовый пузырь  ФРС США, уничтожение промышленных конкурентов в странах бывшего советского блока и т.д., и т.д., и т.д., а не «свобода слова», «права человека» и прочие идеологические наживки для наивных. Что же в итоге появляется на свет раньше: богатство или демократия? И что является следствием, а что причиной? На мой взгляд, ошибочный ответ на этот вопрос является одной из главных причин большинства наших бед в последнем столетии.

 

Огромная армия чиновников мешает управлению


ОЧ:  О бардаке… Наибольшее зло, я считаю, повальная наша коррупция. Как с ней бороться?

СП:  Для начала государственный аппарат должен быть сокращен не символически, а, скажем, в несколько раз. Это снизит коррупцию чисто физически на столько же. Я читал, что в царской империи было 150 тыс. чиновников, а сейчас полтора миллиона, не считая всех остальных «при госслужбе». А ведь тогда не было компьютеров, мобильников, самолетов, но империя развивалась достаточно эффективно. Количество чиновников увеличилось и по сравнению с Союзом, хотя во времена СССР было реальное госуправление, так сказать, «бюрократическая система». А сейчас вроде бы рынок. Чиновников должно было стать на порядок меньше, а вышло наоборот.

Раньше в «зубе мудрости» (бывшее здание Обкома партии Свердловской области) умещались все органы власти. А во времена рынка в Екатеринбурге появились отдельные кварталы администраций губернатора, полпредства. Для депутатов в самый пик кризиса отгрохали роскошный дворец. При том что все прежние помещения под завязку остались заполненными «слугами народа».

При этом сказать, что управляемость улучшилась, язык не поворачивается. Помните, как Президент прилетал в районы стихийных бедствий или туда, где назревал социальный кризис и, по сути, в ручном режиме «разруливал ситуацию»: администрация Президента, Правительство, министерства, полпредства, службы федеральных инспекторов, губернаторы и областные правительства, администрации муниципалитетов и районов, государственные, областные и муниципальные думы, десятки надзорных органов – все это, садясь в самолет, Президенту необходимо было, что называется, «перескачить» для того, чтобы оперативно и качественно решать проблемы.

Очевидно, что кардинальное  сокращение количества чиновников не только ударит по коррупции, но также улучшит управляемость, повысит качество, заинтересованность и, главное, ответственность госслужащих.

 

Кадровые перестановки – вынужденная необходимость


ОЧ:  Рогозин говорит, что надо возрождать отечественное производство.

СП:  Об этом говорит не только он. Главный вопрос – как? Кредитные ставки выше 10%. Нет производства, которое могло бы существовать в таких условиях. Нет такого бизнеса (за редким исключением), чтобы обслуживать кредит, если ставка под 20% . В этом случае все разговоры про импортозамещение не состоятельны.  Поэтому все ниши на рынке занимают сырьевые олигархи, так как у них есть свои «бесплатные» финансовые ресурсы. Поэтому они начинают заниматься и медициной, и строительством, и сельским хозяйством - всем подряд. При нормальной экономической политике эти ниши должен занимать малый и средний бизнес.

ОЧ: Что вы можете сказать по поводу смены главы администрации президента и назначения нового министра образования?

СП:  Про назначение главы администрации – ничего нового, кроме того, что об этом уже написано в СМИ. Что касается назначения министром образования и науки Ольги Васильевой, то оно, на мой взгляд,  сопоставимо с присоединением Крыма – по значимости для страны. Похоже, что все-таки будет взят курс на индустриализацию, а это подразумевает подготовку соответствующих кадров. При Фурсенко и Ливанове достаточно было, чтобы 2% выпускников школ и ВУЗов могли, что называется, «читать и писать» и распределять сырьевые доходы. Новая система образования будет вынуждена измениться. Нужно будет вновь готовить специалистов, способных не только продавать зарубежный ширпотреб, но и делать экскаваторы, самолеты, станки. К тому же они должны быть воспитаны так, чтобы получив образование, не улетали в дальние края, за границу, а оставались на Родине. После назначения Васильевой у либералов началась истерика – и это хороший знак. Если не знаешь, что происходит, посмотри на то, как реагируют на событие «знающие люди». Тут важно не что говорят, а кто говорит. Если истерят те, кто против России, то значит человек, которого они ругают, хороший. Те, кто любит Россию, назначение Васильевой восприняли с большой надеждой.

ОЧ:- спасибо вам за интересную беседу! Удачи в вашей работе на благо России.



Беседовала политолог, генеральный директор медиа-холдинга «Регионы России»

Ольга Чернокоз



ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Андрей Гребнев: «Каждый ребенок в России достоин жить в полноценной любящей семье, где есть мама и папа»
Леонид Решетников: Надо освободить историю от пластов лжи
Владимир Кравцов о сентябрьском «губернаторопаде» и аутсайдерах
Политолог о сентябрьских отставках губернаторов, «варягах» из Москвы и ставке на местные кадры
Высокая цена: Михаил Делягин об уничтожении европейской экономики
Моисей Фурщик о санкциях, минусах американского газа и Северном потоке-2
Православный протест, «Матильда» и грядущая в 2018 году политическая буря
Константин Бабкин: Стратегия поддержки товаропроизводителей доказала свою эффективность
Игорь Зятев: Забота о человеке важнее мегапроектов
Константин Бабкин: Наш лозунг: инфляция – ничто, индустриализация – всё!
Еще ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.