Сиэтл+22.21°
69.65
Евро
59.08
Доллар
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ Комментировать

Александр Левин: в центре внимания СМИ должен быть человек

Оправдывают ли нынешние средства массовой информации (СМИ) их неформальное определение «четвертая власть», куда движется журналистка и почему падает престиж этой профессии? Сегодня в России профессия журналист уже не звучит гордо

12.09.16

Оправдывают ли нынешние средства массовой информации (СМИ) их неформальное определение «четвертая власть», куда движется журналистка и почему падает престиж этой профессии? Сегодня в России профессия журналист уже не звучит гордо. Таковыми себя называют те кто зачастую поливает грязью тех или иных людей на заказ, а проще говоря, за деньги. С другой стороны - как сегодня выжить независимым СМИ, если не выполнять такие заказы? Об этом и многом другом – в беседе ветерана уральской политики, экс-главы администрации первого губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя,  председателя Свердловского творческого Союза журналистов Александра Левина в беседе с политологом, генеральным директором медиа-холдинга «Регионы России» Ольгой Чернокоз.

Ольга Чернокоз: Александр Юрьевич, в середине августа в Москве прошел внеочередной одиннадцатый Съезд журналистов России, в  котором вы принимали участие. Почему внеочередной, почему потребовалось проводить его столь срочно и именно сейчас?  

Александр Левин: Этому есть объяснение. Съезду предшествовало заседание Федеративного Совета - это такой орган, куда входят все руководители региональных отделений Союза журналистов России. Совет в период между съездами является главным действующим органом СЖР.  На заседании Совета, которое я упомянул, состоялся острый разговор о судьбе профессии, о журналистике сегодня, куда мы двигаемся и т.д. Ряд членов Совета взяли резолюцию предыдущего съезда, который прошел три года назад, и констатировали, что в ней были записаны прекрасные и нужные положения, но ничего не делается. Опять власть не слышит журналистов. Более того, принимаются законы, которые с журналистами не согласовываются. И медиаотрасль все больше и больше ощущает напряжение. В результате статус журналиста в обществе падает. Хотя, конечно, в этом есть и вина самих журналистов, и той ситуации, которая вокруг нашей профессии складывается. Всеволод Богданов, председатель СЖР, предложил подумать о модернизации, о кадровом обновлении, в первую очередь, секретариата Союза. Не то, чтобы выгонять кого-то,  ведь в секретариате звезды еще советской журналистки и к ним отношение уважительное. Но они сегодня несколько отстали от требований к современной журналистике. Поэтому председатель предложил обновить состав этого исполнительного органа Союза, ввести в него журналистов, которые сегодня активно работают на радио, ТВ, интернет-порталах. Для того, чтобы произвести перестановки и принять программу модернизации Союза журналистов и был собран внеочередной съезд.

ОЧ: Какие же решения принял съезд?

АЛ: На съезде  был острый заинтересованный разговор. Были, как всегда, сторонники и противники кадрового обновления и модернизации Союза. Тем не менее была принята программа модернизации Союза, которая охватывает практически всю медиасферу, и избраны 11 новых секретарей СЖР.  Все они внештатные и не будут получать деньги за эту работу. Избрали их всего на два года. Если справятся с поставленными перед ними задачами, то они могут быть переизбраны.  Но опять только на два года. Из Свердловской области там уже двое. Помимо Дениса Токарского, который работает управляющий делами СЖР, в секретариат избран Антон Стуликов, директор нашего областного ТВ.

Я рад, что новым секретарем союза журналистов стал и мой однофамилиц Леонид Левин, который является председателем комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи. Почему рад? Потому что очень важно, что у нас теперь будет прямой контакт с законодательной властью. Надо сделать так, чтобы Союз журналистов стал общественной площадкой для обсуждения законов на предварительной стадии. Даже может до нулевого чтения. По крайней мере, те законы, которые касаются медиасферы. Я уже не говорю о тех законах, которые касаются гражданского общества и т.д. Для этого нам необходим прямой контакт с Государственной Думой.

С Губернатором региона Евгением Куйвашевом и Председателем Союза журналистов России Всеволодом Богдановым

ОЧ: В какой мере независимые СМИ могут взаимодействовать с властью?

АЛ: Это острый вопрос. Мое личное мнение: СМИ должны обязательно сотрудничать с властью! Нас называют четвертой властью, а первые три – законодательная, исполнительная, судебная. И в этой системе не может быть вакуума. Первая ветвь власти не может без второй, вторая не может без первой, первая без третьей. И мы, четвертая, не можем обойтись без первых трех. Мы должны быть партнерами. Должно быть взаимовыгодное сотрудничество. Независимой прессы не бывает. От кого независимой? От читателя? Такого не бывает. СМИ зависят и от власти, и от промышленных магнатов.  Так во всем мире, нигде нет абсолютно независимых СМИ. Ни в Америке, ни в Европе. Мы же знаем, что за каждым СМИ все равно кто-то стоит. И когда мне говорят, что такой то финансист, владелец «газет и пароходов»,  не вмешивается в редакционную политику, то я понимаю, что это от лукавого. До поры до времени может и не вмешивается, но когда что-то случится, что ему не понравится, он придет и скажет: ребята, я вас финансирую, я хозяин, а вы против меня работаете.

ОЧ:  В советское время было понятно – все СМИ были партийными, государственными. И они работали на власть, на государство, на КПСС, и хорошо выполняли свою пропагандистскую функцию. Сейчас же порой и не поймешь, на кого работают те или иные журналисты, то или иное СМИ.

АЛ: Согласен, сейчас стало много так называемой заказной журналистики. В последнее время  в журналистику пришли те, кто  к ней никакого отношения не имеет. Они не знают, как делаются радиопередачи, как делается то или иное СМИ. Сегодня парадоксальное время: журналистом себя может объявить любой. Взял гаджет, что-то написал и считает себя журналистом. Это от лукавого. Журналистика – это совсем другое. Журналистика – она занимается жизнеописанием человека. Во главе ее должен стоять человек с его трудностями, проблемами, радостями. Исследовать этого человека – вот задача журналиста.

ОЧ: Далеко не все журналисты это понимают…  Программа модернизации, принятая съездом, направлена на оздоровление медиасферы?

АЛ: Эта программа активно обсуждалась на съезде, - и в зале заседаний, и в кулуарах. Как я уже говорил, у нее были противники. Но в конце концов она была принята подавляющим число голосов. Наше региональное отделение тоже голосовало «за».

Программа очень обширная, по пунктам с ней можно познакомиться на сайте СЖР.   И работать над ней нужно день и ночь. В ней есть ряд очень важных для нас пунктов. К примеру, впервые в истории предусмотрено создание в Москве Центра поддержки региональной прессы. Он будет оказывать финансовую поддержку региональным СМИ за счет так называемых привлеченных средств.  Финансы  будут выделяться региональным Союзам, и уже те будут определять на местах, как их распределить. Центр  создан, зарегистрирован, он будет работать в постоянном режиме, и уже в этом году хотят успеть первый раз помочь независимой региональной прессе.  Определены условия, при которых будет оказываться поддержка. Это все есть на сайте. Часть средств будет оставаться в региональном союзе. Мы же не финансируемся из госбюджета, мы общественная организация. Живем на взносы и заработки, которые имеем как журналисты.

На открытии "Дома Журналистов" с Всеволодом Богдановым Людмилой Бабушкиной и Евгением Куйвашевом

ОЧ: Модернизация СЖР весьма актуальна, поскольку Россия уже втянута в Третью мировую войну, пока только информационную. И мы должны этому как-то противостоять, иначе нам грозит разрушение государственности.

АЛ: - Да, Запад и Россия живут в разных информационных мирах. Когда я бываю за границей, я читаю их прессу. И о России там пишут обычно очень немного, какие-нибудь  маленькие заметки где-то на последних страницах. Но если вбрасывается какой-то негатив о нашей стране, то это сразу выносится на первые полосы. Пока в информационной войне мы проигрываем. На Западе точно. Там на телевидении о России появляется только что-то саркастичное, а иногда просто хамское. С этим конечно же надо что-то делать. В программе модернизации это прописано. Мы должны заявлять себя в международных организациях. Надо пробивать информационную блокаду. В программе есть серьезный международный раздел.

ОЧ: В информационной войне нашим СМИ нужна поддержка государства.

АЛ: - Конечно. Разговаривал на эту тему с коллегами из ТАСС. Во времена Советского Союза в каждой стране практически был корпункт этого информагентства. Сейчас этого нет. Видимо,  в силу финансовых или  каких-то других причин мы разрушили эту систему. А ведь очень важно, чтобы в разных странах были люди, которые постоянно общались бы с местными журналистами, коллегами, входили в их круг. Нам не хватает общения с западными журналистами, а они, что называется,  зашорены. Среди них  много талантливых честных людей, они искренне заблуждаются в отношении нашей страны,  поэтому и публикуют негативные материалы о нас. Я за контакты Союза журналистов с коллегами из других стран.

Не так давно Свердловские журналисты обрели свой дом. В этом им помогли областные власти

ОЧ: Но и среди наших журналистов немало таких, которые на все у нас смотрят сквозь черные очки. Мало того, выполняют определенные заказы на информационную «чернуху».  Может, отсюда еще негативное восприятие нашей страны в глазах западных читателей?

АЛ:  К сожалению, наша журналистика выхолощена. Человек и его проблемы никого не волнуют. Зато мошенничество в журналистике процветает. Надо законодательно с этим бороться. Что сегодня представляют собой так называемые журналистские расследования? На 90 процентов  это заказуха. Откуда журналист может знать, скажем, подробности расследуемого уголовного дела? Он к этим материалам доступа не имеет. Значит, ему их принесли, показали, попросили их опубликовать. Заплатили и ушли, а мы потом эту заказуху читаем. Через день в другом издании пишут, что на самом деле все наоборот. Туда пришли другие заказчики и тоже заплатили журналистам. А люди читают все это и верят. И на этом многие СМИ играют. Главное вбросить что-то. Это – плохо. Это – по сути мошенничество от журналистики. Увы, некоторые журналисты на это идут. А некоторые находятся в плену своих иллюзий, что их убеждения – истина в последней инстанции. Журналист должен уметь слушать и слышать разные стороны.

ОЧ: Вы правы, у нас сейчас журналист может писать все, что угодно и не понести за это никакой ответственности.

АЛ:  Да, и с этим пока трудно бороться.  Мне не раз приходилось сталкиваться с различными информационными «утками», особенно в выборные кампании. Чтобы очернить репутацию неугодного кандидата, вбрасывается информационная  «утка», человека обливают грязью с ног до головы. А потом иди, оправдывайся! Судиться – волокита. Суд скажет: да, журналисты, опубликовавшие ложную информацию о вас, не правы. Они обязаны дать опровержение. И в СМИ будет помещено опровержение, но под ним  новый комментарий редакции, где будет подана еще более негативная информация о вас. Я сам видел такие публикации. На эти темы можно говорить бесконечно. Надо законодательно бороться с такими явлениями в журналистике. Закон о СМИ очень хороший, но он требует корректировок, дополнений. В этом, я надеюсь, нам поможет новый секретарь СЖР, депутат Госдумы Леонид Левин. С Госдумой теперь можно будет напрямую работать. Он очень толковый и разумный человек, охотно идет на контакт с журналистами.

ОЧ:  Вы затронули тему выборов… Как вы оцениваете нынешнюю избирательную кампанию в Свердловской области и в целом в России?

АЛ:  Оценивать будут избиратели. На мой взгляд, кампания ведется спокойно, каких либо  столкновений, борьбы идей я не вижу.  Мне кажется, что четыре парламентские партии  преодолеют  необходимые процентные барьеры. В Госдуме останутся «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Какие-то попытки прорваться в Думу делает «Партия Роста», но, по-моему, она совершенно не «раскручена». Я даже не знаю, какую политическую нишу  она пытается занять, потому что все говорят о росте. А многие партии, особенно аутсайдеры, хотят «прислониться» к президенту.

Одно из мероприятий в "Доме Журналистов"

ОЧ:  Систему выборов по партийным спискам мы заимствовали на Западе, и она, на мой взгляд, на российской почве плохо приживается. Обсуждали эту тему с группой политологов и сошлись на том, что для нас было бы более приемлемым избрание представительных органов по сословному принципу – от врачей, учителей, малого и среднего бизнеса и так далее. Люди избирали бы тех, кого хорошо знают. Ваше мнение на этот счет?

АЛ:  Я не буду говорить, что я за или против. Тут возникает море вопросов. Вообще в Государственной Думе или областном заксобрании должны работать профессионалы, которые умеют писать законы. Мы забываем самое главное - депутаты избираются не для того, чтобы они решали какие-то вопросы хозяйственного характера. А сегодня львиная доля кандидатов в депутаты не знает, зачем они хотят избраться. Я  встречался недавно с группой кандидатов: один говорит - я буду сельское хозяйство поднимать, другой  здравоохранение собирается налаживать. Я спрашиваю: «А как?». Из четырех трое не знали, что для решения проблемы надо разрабатывать и принимать законы. И это очень красноречиво свидетельствует о том, что мы сегодня часто выбираем людей, которые даже не знают, зачем идут в представительные органы. А там законы надо творить, которые бы улучшали жизнь людей. У нас не хватает тысячи экономических законов. Не хватает огромного количества региональных законов. А многие сегодняшние кандидаты этого не понимают. Поэтому партийная система нужна. И мы только начали ее строить.

ОЧ: Но сколько бы ни было партий в Госдуме, реальной политической конкуренции у нас все равно нет и не было. А без этого смысл увеличения думских партий теряется.

АЛ: - Да, партии должны конкурировать идеями и законопроектами. Я сейчас перестал смотреть предвыборные дебаты, поскольку каждый из участников на них решает свою личную задачу, даже уважаемые в прошлом люди. Но партии нужны обязательно. Мы, конечно, с Америкой не можем сравниваться, у них демократии 200 лет. Рядовой американец тоже не понимает разницы между республиканцами и демократами. Но там экономика настолько развита, что уже не неважно, кто придет к власти. Мы же пока в  в отношении демократии в младенческом возрасте. Но мы взрослеем, и партии будут выдвигать талантливых людей, способных к государственной деятельности. Зачем талантливому инженеру идти в думу, если он может поднять завод? А этот талантливый артист – так  дайте ему возможность в театре творить. Партийная система нужна, поскольку она рождает государственных деятелей. Выборы по сословному принципу - идея романтичная, но никуда не ведет. В партиях же видят, что растет интересный человек и пробуют его на государственном поприще. Работа с кадрами в КПСС была всегда четко поставлена: тот, кто прошел все ступенечки, достигал вершины. Нынешним партиям с нее в этом плане можно было бы брать пример.

ОЧ: В обществе зреет мнение, что выборы в их нынешнем виде - это лишь борьба различных финансовых групп, побеждает в них тот, кто больше денег выложил. Поэтому все больше становится сторонников авторитарного государственного управления, той же монархии.

АЛ: Такая точка зрения имеет место быть. Но если мы выбрали путь, где существует многопартийная система, то не надо шарахаться от него, а надо улучшать эту систему из года в год. А если мы сейчас скажем – к черту все, давай вернем монархию, нам нужен царь, то нас никто не поймет.


ОЧ: Но разве лучше, когда депутатский мандат фактически покупается за деньги?  Захотел богатей стать депутатом, дал несколько миллионов на избирательную кампанию и стал «народным избранником».

АЛ: Наверное, возможно и такое. Но это опять-таки говорит лишь о том, что наши партии очень молоды, партийная система выборов еще не отработана. И хотя партии новые, действуют они по старым моделям,  молодым, энергичным людям там проявиться трудно.   В этом плане праймериз – идея замечательная, но реализована она во многом по-старому, поскольку элитам выгоднее сработать на результат, чем экспериментировать. Видимо, нет возможности обновиться людьми, пусть даже в чем-то тебе не близкими. Когда-то эта болезнь пройдет, мы излечимся и захотим искать новых лидеров. Приведу пример. В  День знаний я встречался с юными шахматистами, чемпионами Европы. Им 8, 10 и 14 лет. У девочки 11 лет серебряная медаль. Все эти таланты из свердловских школ. Тренер один говорил, что те школьники, которые занимаются шахматами, хорошо учатся. Они послушные, с аналитическим мышлением, усидчивые. Почему в школах не вводят обучение игре в шахматы? Это не дорого. Так и при отборе кандидатов в депутаты. Кто должен идти на выборы от партии? Здесь не возраст должен быть решающим критерием отбора. Кандидат может быть опытным, зрелым человеком,  может быть совсем молодым, но главное то, чтобы они представляли, что им надо будет не какую-то одну отрасль поднять и уж тем более не бизнес, а разрабатывать и принимать законы, которые будут улучшать жизнь людей. Поймем это – прорвемся.

ОЧ: Какие, на ваш взгляд, задачи будут остро стоять перед Государственной Думой нового созыва?

АЛ:  Мне кажется, нужен большой пакет экономических законов. Надо работать на улучшение ситуации в экономике. Если у нас не будет промышленности, экономики, все рухнет. Не будет налогов, пенсий и т.д. С каждым годом пенсионеров становится все больше. Если экономических законов не будет в достатке и промышленность не сможет нормально жить, то ничего хорошего ждать не следует. Большой пакет законов нужен по малому и среднему бизнесу. А его нет. Зато есть бесконечные дискуссии, советы, а законов не хватает. И нужен огромный пакет законов по социальным проблемам.

ОЧ:  Сейчас много говорят о необходимости некой национальной идеи. Насколько для нас это актуально?

АЛ:  Нация сплачивается в трудные для страны моменты . Классический пример – Великая Отечественная война. До нее тоже не было единства в обществе. В войну перед лицом врага, когда встала угроза потерять Родину -  все объединились, национальной идеей стала победа над захватчиками.  Сейчас какая идея… Надо просто любить и уважать друг друга,  не подсиживать, не злорадствовать. Мы же сами себя топим своей злобой, ненавистью, завистью. Злобный человек сам себя уничтожает. Зачем это?

ОЧ: Сейчас все большую популярность набирает национальная  идея – Россия в роли спасительницы мира. Потому что якобы на Западе идет разрушение, утеряны многие культурные и духовные ценности. Как вам такой поворот?

АЛ:  Мы не живем на Западе, не знаем, что и как там. Когда окунаемся в их мир, видим и то и другое: разложение, но и патриархальные, семейные ценности. Людей там не сильно волнует, что делается на соседней улице. Их волнует своя семья, свое дело. Это очень ценно. Семья – это маленькая ячейка общества. Чем их будет больше, тем крепче будет общество. Если их нет, все о глобальном говорят. А ты все в своей семье создал? Мы любим давать оценки другим, всегда вину на кого-то перекладываем. Это нас немного портит. Идея простая: уважать и ценить каждого человека. Я не призываю со всеми целоваться. Речь о том, что надо быть человеком. Национальная идея, наверное, нужна, но она появляется в переломные моменты. А так надо жить и радоваться каждому дню, ценить каждое мгновение. Человек так устроен, что он знает, что было вчера, что происходит сегодня, но не знает, что будет завтра.

Генеральный директор медиа-холдинга «Регионы России» Ольга Чернокоз и председатель Свердловского творческого Союза журналистов Александр Левин в "Доме Журналистов" 

ОЧ:  Напоследок не могу не спросить вас о первом губернаторе Свердловской области, а ныне сенаторе Эдуарде Росселе, поскольку знаю, что вы долгое время работали с ним. Что можете сказать о том времени, о нем, о том, как он себя сейчас чувствует, чем занимается?

АЛ:  Это было счастливое время. Россель очень добрый человек, Человек с большой буквы. Он феномен. Он фонтанировал и до сих пор фонтанирует идеями, которые сначала кажутся фантастическими, а потом понимаешь, что все это может быть осуществлено. Сейчас он член Совета Федерации. Ему не хватает текучки, того непомерно высокого темпа, в котором он жил и работал многие годы. Но каждому времени – свое дело. Россель до сих пор полон сил, идей. Недавно он неформально встречался с журналистами, рассказывал о прошлом, настоящем и будущем. Многим это было интересно. Он похудел, выглядит моложе своего возраста. Ведет здоровый образ жизни. Желаю нашему сенатору долгих лет жизни и реализации всех его планов.

ОЧ: Присоединяюсь к вашему пожеланию. А вам большое спасибо за интересную беседу!

Беседовала политолог, генеральный директор медиа-холдинга «Регионы России»

Ольга Чернокоз

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Андрей Гребнев: «Каждый ребенок в России достоин жить в полноценной любящей семье, где есть мама и папа»
Леонид Решетников: Надо освободить историю от пластов лжи
Владимир Кравцов о сентябрьском «губернаторопаде» и аутсайдерах
Политолог о сентябрьских отставках губернаторов, «варягах» из Москвы и ставке на местные кадры
Высокая цена: Михаил Делягин об уничтожении европейской экономики
Моисей Фурщик о санкциях, минусах американского газа и Северном потоке-2
Православный протест, «Матильда» и грядущая в 2018 году политическая буря
Константин Бабкин: Стратегия поддержки товаропроизводителей доказала свою эффективность
Игорь Зятев: Забота о человеке важнее мегапроектов
Константин Бабкин: Наш лозунг: инфляция – ничто, индустриализация – всё!
Еще ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.