11 244
Третьим будешь? Сверхамбициозная задача по «слому» дуополии «Боинга» и «Эрбаса» в российской авиации
11 244
Размер имеет значение! Как через регионы правительство намерено увеличить темпы экономического роста
11 244
"Обливание зеленкой" и травля работают против власти и на Навального считает политтехнолог
11 244
«Они готовы нанести вред интересам США, лишь бы навредить президенту», – политолог о безграничной ненависти к Трампу и русофобии в американской элите
11 244
Один пояс – один шанс! Политолог о возможности создания атмосферы доверия на евразийском пространстве
11 244
Против лома нет приема! Политолог о феномене «путинского большинства»
11 244
«Подобные реформы не могут давать быстрых результатов», – экономист о перспективах проведения реформ на Дальнем Востоке
11 244
«Запугать нас пытаются постоянно», – военный эксперт назвал причины проведения морских учений в Каспийском море
11 244
«Путин, уйди он от дел сегодня, все равно остался бы в истории как человек, восстановивший страну и вернувший ей роль мировой державы»
11 244
Евгений Куйвашев уже сделал свой сильный ход
Сиэтл+17.89°
0
Евро
0
Доллар

«В первую очередь теракт в Санкт-Петербурге был направлен против Владимира Путина», – военный эксперт дал оценку событиям 3 апреля

Взрыв на станции «Технологический университет» в санкт-петербургском метро произошел 3 апреля. В новом интервью РИА Регионы Online военный эксперт, к. полит. наук, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Александр Перенджиев рассказал, кто может стоять за взрывом в метро и есть ли шансы у простого россиянина не оказаться жертвой террористов.



05.04.17

Взрыв на станции «Технологический университет» в санкт-петербургском метро произошел 3 апреля. Погибло 14 человек, около 50 пострадало. Сейчас в Северной столице идет трехдневный траур. Службы правопорядка устанавливают виновных в чудовищном преступлении. Главная версия – теракт. В новом интервью РИА Регионы Online военный эксперт, к. полит. наук, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Александр Перенджиев рассказал, кто может стоять за взрывом в метро и есть ли шансы у простого россиянина не оказаться жертвой террористов.

 

Если ли какие-то сомнения в том, что произошедшее в санкт- петербургском метро могло быть терактом? И в чем Вы видите выгоду организаторов этого взрыва?

– Нет никаких сомнений в том, что это был теракт. Он был инсценирован и отрепетирован в плане того, кто и как будет действовать. Вероятно, он готовился как минимум за месяц, если еще не раньше. Выгоден он, прежде всего, тем, кто стремится настроить россиян против высшей власти. Я абсолютно убежден, что в первую очередь теракт в Санкт-Петербурге был направлен против первого лица – Владимира Путина. И уже потом можно говорить о попытке таким образом расколоть отношения России с Белоруссией. Взрыв произошел аккурат на четвертой минуте выступления президента на медиафоруме ОНФ. Заодно террористы хотели подорвать доверие к другим институтам российской власти.

Взрыв произошел аккурат на четвертой минуте выступления президента на медиафоруме ОНФ

В связи с взрывом в СМИ стала появляться информация о том, что система безопасности в метро Санкт-Петербурга оставляет желать лучшего. Согласны ли Вы с подобными заявлениями?

– Согласен, кстати, тоже самое можно говорить и о столичном метро. Дело в том, что на определенном этапе службы начинают в целом как-то расслабляться. Это присуще нашему обществу, когда долго ничего опасного не происходит. Бдительность затухает. А в Санкт-Петербурге вообще не было терактов. Поэтому была какая-то уверенность, наверное, даже у руководителей миропорядка, в отсутствии данной угрозы именно в Северной столице. Хотя в данном случае вернее сказать надежда на то, что теракта все-таки не будет. Северный Кавказ, Москва – где угодно, но только не в Петербурге. Однако рука террористических банд подполья дотянулась и до города на Неве. Кстати, к какой именно террористической банде подполья ведет этот след – еще большой вопрос.


Я правильно понимаю, Александр Николаевич, что Вы не уверены, что к взрыву причастны радикальные исламисты запрещенной в России организации ИГИЛ?

– Многие говорят о том, что взрыв организовал ИГИЛ (запрещенная в России организация). Это может быть и кавказский след. Я даже не исключаю, что это может быть доморощенная наша российская террористическая организация, образованная уже здесь, которая даже к группировкам на Северном Кавказе может иметь только косвенное отношение. Ведь не надо забывать, что в последнее время в Петербурге уже звучали нотки тревожности. Например, прошлым летом во второй столице уже проводилась полномасштабная контртеррористическая операция, просто об этом как-то подзабыли…Это лишний раз доказывает, что удар здесь уже готовился. И если там была проведена спецоперация, то это не значит, что после нее сразу все вопросы были закрыты. Зря успокоились. Скорее всего, надо было и дальше продолжать рыть землю. Но где-то остановились. Обычно в весенний период террористы как раз и ловят на этом, что граждане именно по весне расслабляются. Они знают, что в преддверии непосредственно праздника Пасхи или майских праздников, будут усилены меры безопасности. А вот этот период как раз и отличает то, что меры как таковые не предпринимаются. Еще мне кажется, что само место теракта выбрано неслучайно. Станция «Технологический университет» – что-то пытались этим сказать террористы, но я не хочу ничего расшифровывать.


Что именно Вы имеете в виду?

– Какой-то они намек пытались сделать. Как в свое время, когда подрывали метро «Лубянка» в Москве, понятное дело, что это был намек ФСБ или, скажем, попытка взрыва метро «Октябрьская», где находится МВД, но вместо этого подорвали кольцевую «Парк культуры». Это все намеки. Террористы всегда стараются их делать. И здесь, я думаю, он тоже был.

Александр Николаевич, как Вы считаете, события в Санкт-Петербурге отразятся на работе по обеспечению безопасности в стране, да и в Северной столице, в частности? Придется ли ожидать новых реформ?

– Конечно, этот теракт простимулирует службы безопасности. Но придумывать что-то новое в системе обеспечения безопасности, я считаю, уже не надо. Дальше можно только фантазировать. Понимаете, у нас уже довольно эффективное законодательство в сфере противодействия терроризму. И система государственного управления тоже в принципе отработана. Здесь, наверное, речь идет не о том, что надо что-то новое создавать и что-то придумывать. Надо повышать эффективность исполнения этих законов и повышать уровень уже существующей системы управления. Больше ничего нового делать не надо. Эффективно исполнять всю работу, которую должны вести службы – вот что нужно делать. Не отрицаю, что может быть стоит несколько подправить вопросы, связанные с миграционной политикой. Думаю, если в чем-то еще действовать, так только в этом. Причем определенную ответственность, я считаю, должны нести за состояние безопасности не только органы правопорядка, но и городские власти, власти субъектов федерации. Муниципальные власти и политические партии также, считаю, не могут оказывать в стороне. Нет. Все политические партии, входящие в парламент или в другой орган законодательной власти, в данном случае Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, они также должны брать на себя ответственность за состояние безопасности там, где они имеют определенную власть. Все должны заниматься этим вопросом.


Разве можно возлагать в данном случае какую-либо ответственность на политические партии? Причем они тут?

–Смотрите, берем федеральный закон «О политических партиях». Там четко написано, что политические партии, в первую очередь, занимаются формированием общественного мнения. Связано ли это с противодействием терроризму? Конечно. Второй момент – партии занимаются политическим образованием граждан. И здесь тоже надо заниматься сознанием граждан, и сегодня это тоже включает в себя антитеррористическую работу. В-третьих, они (партии) доводят до общества и органов государственной власти общезначимые проблемы, которые существуют в стране. Здесь еще один аспект противодействия терроризму. И только в последнюю очередь политические партии занимаются выборами. Я хотел сказать, что закон требует этого от партий. Если политические партии поставят на первое место не выборы, а вышеперечисленные три задачи, которые от них требует федеральный закон о партиях, то эффект будет другим. Потому что речь должна идти не только о деятельности спецслужб, а об антитеррористической политике, где одна из существенных ролей как раз и принадлежит политическим партиям. И цель этой антитеррористической политики – формирование у граждан антитеррористического сознания. И, собственно говоря, выстраивание всей системы профилактики терроризму. Этим также должны занимать и политические структуры, и СМИ вместе с ними, общественные организации, образовательные учреждения – все должны заниматься этим вопросом.


А Вы пользуетесь метро?

– Да, я такой же россиянин, как и все. Меня никто не охраняет, я также со всеми езжу в метро. И мне понятно, что у многих, смотря на скромную девушку в хиджабе, возникают беспокойные мысли. Я не говорю, что они все должны быть террористками, но когда есть определенная практика, с которой мы уже в Москве сталкивались, то начинаешь невольно относиться подозрительно к таким девушкам.

Что бы посоветовали обычным гражданам нашей страны делать, чтобы не стать жертвой террористов?

– Громогласно заявить, что я вот тут сейчас сообщу всем универсальный метод, который четко вас обезопасит, я, естественно, не могу. Нет такого. Честно скажу, что у обычного гражданина практически нет шансов себя обезопасить. Но я все равно считаю, что в определенном смысле бдительность нужна. Обычный гражданин может только одно: если у него вызывает подозрения некто, и есть возможность обратиться к представителям органов власти, то это следует сделать. Ну а если нет рядом никого, то хотя бы самому, без всякого шума и создания паники, просто стараться не находиться рядом с вызывающим подозрения человеком. Мало ли, что случится. Можно уйти от него, выйти. И конечно, если все-таки у гражданина вызывает подозрение поведение кого-то, то лучше сообщить об этом в специализированные службы. Тем более, что все телефоны ФСБ, МВД, Росгвардии есть в открытом доступе.

А почему Вы считаете, что не нужно другим людям, которые не являются сотрудниками правоохранительных органов, сообщать о своих дурных предчувствиях?

– Потому что может быть шизофрения. Страх, который может нагнать на многих людей панику.

Взрывы домов в Москве в 1999 году

Значит, только в метро гражданам нужно быть особенно бдительными?

– Нет же только одного метро. Мы просто уже привыкли, что террористы атаки проводят именно в подземке. Но теракт может быть где угодно. Вспомним взрывы домов в Москве. Когда взрывали столичные дома, тогда москвичи обращали внимание на чужие машины. Сейчас никто не видит ничего пугающего в том, что непонятно чьи машины месяцами стоят во дворах, под окнами наших домов, у подъездов. Уже перестали обращать на это внимание. Кто его знает, что террористы предпримут в следующий раз. Вдруг решат, что раз метро для них закрыли, значит, можно воспользоваться сценарием 1999 года. Я за террористов не думаю, но хочу донести до каждого, что всем известные меры безопасности должны соблюдаться. Лучше для нас же ими не пренебрегать. И не надо обижаться на сотрудников служб безопасности, тем более злиться, например, на те же рамки в метро. Это все в интересах граждан. В наших с вами интересах.

Спасибо за предоставленное время.

Беседовала Ксения Ширяева





Реклама на Znak.com
Комментарии
Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает редакция.